автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Статьи

Пример термоизображения животного (кот)Биофотоника: Использование новых методов изучения живого организма «Термин "биофотоника" обозначает сочетание биологии и фотоники и является общим термином для всех методов, изучающих взаимодействие биологической ткани и фотонов. Исследования в области биофотоники дают понимание механизмов физиологических и...»


18 строк Валентина Шорра «А мир первой ЛЮБВИ? Безбрежный и ограниченный одновременно. Вечно в критическом состоянии. Остановись! Познай самого себя!...»


----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота

 

апрель, 2013 г.

 

Юлия Систер (РЕВЗ. т.9, Иерусалим, 2002)

 

Моиз (Моисей) Гайсинский

 

В школе я учила французский. Наша учительница - выпускница Кишиневской французской гимназии им. Жанны д'Арк - прекрасно преподавала, и мы прилично усвоили язык. Многие из нас посещали французский кружок и участвовали в спектаклях, которые ставили на французском языке и для которых сами шили костюмы. Учительница сумела привить нам любовь к французской культуре, литературе, к Франции и ее истории. И когда я посетила эту страну, была там не просто рядовой туристкой, а туристкой, со школьных лет влюбленной во Францию, в ее певучий мелодичный язык, много о ней знавшей, перечитавшей книги ее писателей и поэтов.

И вот теперь судьба преподнесла мне подарок - написать статью об известном французском ученом-химике Моизе (Моисее) Гайсинском.

 

В конце 60-х годов академик А.Н.Фрумкин, глава советской электрохимической школы и директор Института электрохимии АН СССР, привел в институт интересного гостя. Уже после официального окончания рабочего дня, вечером, он ходил с ним по лабораториям и знакомил со своими сотрудниками. Невысокого роста, очень симпатичный, даже обаятельный, М.Гайсинский (а это его привел Александр Наумович), которому тогда было более 70 лет, проявлял ко всему живой интерес и говорил, что понимает по-русски.

 

Многим фамилия Гайсинского была знакома со студенческих лет, когда слушались лекции об открытиях Марии и Пьера Кюри в области радиоактивности. В своих исследованиях ученый широко использовал электрохимические методы, что и привлекло к нему внимание Фрумкина. Было известно, что М.Гайсинский работал в лаборатории Кюри и являлся одним из основоположников радиационной химии, той области химии, где физика и химия тесно переплелись, где успехи первой, а точнее ядерной физики, в исследовании атома и его ядра дали толчок развитию нового направления в химии - ядерной и радиационной химии.

 

Недалеко от Киева, в местечке Тараща, проживала еврейская семья Гайсинских. В 1898 г. в семье родился мальчик, которого назвали Моисеем. Он был очень способным ребенком и рано проявил тягу к знаниям.

Его дедушка был раввином; внук получил традиционное еврейское образование, его интересовала история еврейского народа, и он любил слушать рассказы дедушки об Эрец-Исраэль.

Семья переехала в Екатеринославль (Днепропетровск), где в 1917 г. Мойсей окончил гимназию. В этом же году он поступил в Харьковский университет, где изучал психологию и философию. Студент Гайсинский на какое-то время заинтересовался идеями большевиков, но вскоре разочаровался в них. Разразившаяся Гражданская война помешала учебе.

В 1921 г. он нелегально с группой молодежи уехал в Эрец-Исраэль. Работал в кибуце, занимался строительством дорог. Приобрел новых друзей. Здесь он познакомился и с будущими руководителями Израиля.

Жизнь в кибуце его не удовлетворила. Он стремился продолжить образование, как будто чувствовал, что судьба уготовила ему другую роль. В 1923 г. Моисей переехал в Италию, где уже учился один из его друзей. Поступил на химический факультет Римского университета. В то время он не знал итальянского языка и имел весьма смутное представление о химии, так что вначале ему было очень тяжело. Но работал много и упорно (он вообще отличался необыкновенной работоспособностью), преодолел трудности и достиг успехов. Быстро вошел в студенческую жизнь. Началась его дружба со многими сокурсниками, которая продолжалась всю жизнь. Гайсинский умел дружить, это ценили друзья, отвечавшие ему взаимностью. А химия его увлекала все больше и больше, он был уверен в правильности своего выбора.

В 1927 г. ему была присуждена докторская степень по химии за работу: "Десульфирование сульфидов металлов и исследование сульфидов молибдена и вольфрама".

Затем, в 1928 г., Моисей уехал во Францию и начал работать в химической лаборатории известной промышленной фирмы "Томпсон-Хаустон" в Париже. Он стремился попасть в США, где к тому времени уже находились его отец, мать, дедушка. Надеялся получить Рокфеллеровскую стипендию. Но этим планам не суждено было осуществиться.

 

В 1930 г. в жизни М.Гайсинского произошли важные события. Он женился и не ошибся в своем выборе - в трудные периоды жизни Жанна была незаменимой опорой (потом у них появились дети Мишель и Жак); вышла его первая книга "Современное учение об атоме" на итальянском языке, которая вскоре была переведена на французский; в том же году Гайсинский получил стипендию Карнеги, и судьба привела его в лабораторию Кюри. С этого момента его жизнь в науке была связана с ядерной химией. Тогда же он начал свою работу в Парижском университете, которая продлилась до 1936 г.

 

Кюри спросила его, в какой области химии он хочет работать, поинтересовалась, владеет ли он стеклодувной техникой, рассказала о талантливом молодом экспериментаторе Вюрце, недавно погибшем, сделавшем сложные стеклодувные работы.

М.Кюри предложила молодому исследователю продолжить работы Фридерика Жолио, связанные с электроотрицательностью полония и описанные в его диссертации. Гайсинский сразу увлекся этой темой.

 

В 1937 г. он перешел в Национальный центр научных исследований Франции, где работал в 1937-1940 гг. и снова - с 1945; в 1955 г. стал директором Центра.

Гайсинский испытывал большое уважение к патронессе, считая, что под видом строгости и жесткости Марии Кюри прятались благородные чувства и доброжелательность. Она поддерживала и различными способами помогала тем, кто был достоин называться ученым. Была очень требовательной, особенно к тщательности и точности проведения исследований. Это очень помогло Гайсинскому в его становлении как ученого. Моиз охотно рассказывал следующий случай: однажды Кюри вошла в лабораторию и спросила, что делает на полу листок бумаги. Гайсинский поднял его и спрятал в карман халата.

- Это ничего, мадам. Это только кусочек бумаги.

На что она ответила:

- Господин Гайсинский, бумаги не должны валяться на полу Вашей лаборатории.

Напомню, что в то время каждый исследователь сам занимался уборкой своей комнаты.

 

В начале войны Гайсинский должен был поехать в Тулузу и присоединиться к исследованиям, связанным с обороноспособностью страны. Но атмосфера в университетской среде была "вишистской", и он предпочел перебраться в Лион, где проф. Лемашан принял его в университетскую лабораторию минерального сырья. В Лионском университете он преподавал до окончания оккупации.

Гайсинский испытывал значительные материальные трудности и вынужден был прятаться. У него было фальшивое удостоверение личности на девичью фамилию его жены - Гей (Gay). Это, несомненно, спасло ему жизнь во время проверок, которые осуществляла французская полиция.

 

После освобождения Франции М.Гайсинский вернулся в Париж в лабораторию Кюри.

К середине 50-х годов коллектив лаборатории насчитывал более 25 человек. Были получены кредиты, появилась возможность приобрести современное оборудование, реактивы и пр.

Mauris Cottin вспоминал, как он и Гайсинский несли огромные кошелки, наполненные драгоценными колбами, реактивами и т.д. Настроение у них было приподнятое, веселое.

 

Гайсинский был личностью. Иногда совершал неожиданные поступки. Был отзывчивым и доброжелательным. Очень любил исследовательскую работу, это была его страсть, смысл жизни. Он обожал этот процесс соприкосновения с тайнами природы и умел передавать эту любовь своим сотрудникам и ученикам.

Он навязывал ритм работы, порядки, традиции, которые царили в лаборатории с тех пор, как сам Гайсинский начал в ней работать. Требовал от каждого скрупулезно записывать все детали эксперимента, легко соглашался, чтобы сотрудники оставались работать по вечерам или приходили в воскресенье, но не понимал, что из-за того, что накануне работали допоздна, можно утром опаздывать. В субботу, прежде чем оставить лабораторию на выходной день, сотрудники должны были привести все в полный порядок, помыть посуду и пол.

В описываемый период в институте не было службы защиты (техники безопасности), и предпринимаемые Гайсинским меры предосторожности были довольно зыбкими.

К концу 40-х годов, когда появились портативные счетчики, были проверены все комнаты, и оказалось, что большинство из них в той или иной степени были радиационно опасны.

 

Гайсинский внимательно следил за опытами, которые проводили его сотрудники. А когда время было ограничено датой конгресса (апрель 1948), который должен был состояться в Институте радия, присоединился к исследованиям. При помощи расчетной линейки он определял величину каждой новой экспериментальной точки и тут же проверял, соответствует ли она теоретической.

 

Работоспособность Гайсинского была почти невероятной. Например, в 1955 г. он правил семь диссертаций, осуществил шесть больших поездок, в том числе в США и СССР, закончил огромную работу над книгой "Ядерная химия и ее применение".

В 1953 г. Гайсинский читал курс лекций по радиохимии в Италии, куда был приглашен в рамках фонда Донегани (Donegani), который лег в основу вышеупомянутой книги.

 

В Национальном центре научных исследований он вначале изучал свойства йодистых соединений азота. В послевоенное время предметом его исследования стали соединения протактиния, полония и кюрия электрохимическими и радиохимическими методами. В 1945 г. американский ученый Г.Сиборг выдвинул актинидную концепцию размещения в Периодической системе химических элементов с порядковым номером больше 89. Гайсинский раскритиковал эту концепцию (1949-1950 гг.), предложил и теоретически обосновал новую идею о размещении элементов седьмого периода, а именно группу элементов, начинающихся с урана. Так возникла уранидная концепция Гайсинского.

 

В 1957-1963 гг. он преподавал на химическом факультете Парижского университета, и в 1959 г. ему было присвоено звание профессора. Гайсинский показал возможность использования результатов радиационной химии в кинетике и катализе (1970), что в дальнейшем подтвердилось на практике. Он также увидел аналогию в активирующем действии альфа-облучения и ультразвука на протекание химических реакций.

 

Для элементов, начинающихся со 104-го номера, он предсказал электронные конфигурации, степени окисления, величины ионных и атомных радиусов, значение потенциалов ионизации, электроотрицательность, а также характерные качественные реакции (1972). Ему принадлежит открытие четырехвалентного палладия. Он исследовал природу радиоактивных коллоидов (радиоколлоидов), механизм образования моноатомных слоев; занимался радиохимией водных растворов и многим другим.

 

В 1956 г. Гайсинский закончил монографию по ядерной химии. В предисловии к ней он написал: "Подобно тому, как молекулярная химия развивалась в тесной связи с молекулярной физикой, оставаясь самостоятельной дисциплиной, ядерная химия возникла как дисциплина, родственная ядерной физике, но имеющая свои собственные проблемы, свои методы и подходы". В этом же предисловии он выразил благодарность за помощь своей жене Жанне Гайсинской.

 

В 1957 г. в Париже, в издательстве Masson & Cie вышла его известная фундаментальная монография "Ядерная химия и ее приложения", которая стала настольной книгой многих специалистов. Написанная строго научно, но доступным языком, которым пишут авторы, глубоко владеющие материалом, обладающие широким кругозором и умеющие делиться своими знаниями, она радовала глаз и уровнем издательской работы, и своим красивым темно-красным переплетом.

Гайсинский начинает свою книгу с описания открытия радиоактивности, которое датируется 1896 годом, когда А.Беккерель обнаружил самопроизвольное испускание ураном ранее неизвестного вида проникающего излучения, названного радиоактивностью (от латинского radio - "излучаю" и activus - "действенный"). Вскоре радиоактивность была обнаружена и у тория, а в 1898 г. (год рождения будущего радиохимика Гайсинского) супруги Кюри открыли в составе урановых руд два гораздо более мощных, чем уран, излучателя - новые радиоактивные элементы полоний и радий. Далее Гайсинский подробно осветил современные (к тому времени) проблемы ядерной химии, ядерные реакции, деление ядер, действие ионизирующего излучения на вещество, получение и свойства трансурановых элементов, изотопное равновесие и др. Очень ценным было описание практического использования радиоактивных изотопов и ядерного излучения в аналитической химии, при изучении механизмов химических реакций, в промышленности и сельском хозяйстве, в медицине, биологии, геохимии, геологии и астрофизике.

Это была первая монография по ядерной химии. Книга была переведена на русский язык и вышла в 1961 г. в Издательстве иностранной литературы (Москва) с предисловием академика А.Виноградова. При подготовке русского издания монография была существенно дополнена и переработана. В свете новых достижений физики переработаны первые главы, особенно глава, посвященная элементарным частицам. Глава о трансурановых элементах написана заново и значительно расширена. Добавлены некоторые новые разделы, дополнено изложение теоретических представлений о свободных радикалах. В 1964 г. была издана на английском (перевел с французского D.Tuck, Nottingham университет, Англия), дополнена приложениями для факультативного использования студентами, что практикуется в США, и вошла в международную серию книг по химии.

В предисловии к английскому изданию дается высокая оценка монографии и указывается, что ее автор, радиохимик М.Гайсинский, занимает ведущую позицию в ядерной химии, подчеркивается, что он работал с М.Кюри, Э.Ферми, И. и Ф.Жолио-Кюри, является лидером французской школы в этой области науки, представителем Института радия, в котором успешно развивалась техника ядерной химии и физики и где физическая химия и химическая физика влияли друг на друга.

В 1961 г. Гайсинский издал еще одну монографию, посвященную химическому и биологическому действию радиации ("The Chemical and Biological Action of Radiations"). Совместно с французским радиохимиком Ж.Адловым Гайсинский в 1965 г. написал "Радиохимический словарь терминов" (переведен на русский язык в 1968 г.). В этой монографии впервые были обобщены основные характеристики 104 известных к тому времени химических элементов Периодической системы, причем авторы описали историю открытия каждого элемента, его физические и химические свойства, состав изотопов, способы получения радиоактивных изотопов, их ядерные характеристики, области применения. Только по этому перечислению видно, какой титанический труд стоит за этой книгой.

 

Редакторская деятельность занимала большое место в его жизни: он любил редактировать и делал это со знанием дела, хотя французский не был его родным языком. Он заново карандашом писал сжато и четко то, что его сотрудники писали длинно и непонятно.

 

М.Гайсинский был главным редактором нескольких серий монографий, например, "Actions chimiques et biologiques des radiations" (серия выходила в 1955-1969 гг.), "Organic peroxides in radio- logy" и др.

Одна из книг представляет собой сборник докладов, прочитанных на коллоквиуме в Институте радия 9 и 10 января 1957 г. В предисловии выражается благодарность главному редактору книги М.Гайсинскому за компетентность. В этом коллоквиуме Гайсинский принимал самое активное участие, как всегда, лаконично выступал в дискуссиях, расставлял точки над i.

Гайсинский ценил конгрессы, съезды, которые давали возможность встречаться с учеными и дискутировать на близкие ему темы. Конгрессы были для него и способом путешествий. Он был знаком с многими видными учеными, с некоторыми из них переписывался. В каждой стране, которую он посещал, Гайсинский любил встречать старых друзей и приобретать новых. Очень ценил человеческие контакты.

К Новому году он обычно получал множество поздравительных открыток; гордился этим, показывал открытки из разных частей света, был счастлив, что столько людей помнило о нем, и это придавало ему силы. Открытки он хранил в ящике большого письменного стола.

 

Начиная с 1933 г. велосипед был его любимым средством передвижения, во всяком случае, во Франции.

Он любил ездить рано утром или поздно вечером и на большие расстояния. Использовал велосипед для развлечений, уезжая в конце недели, а также для поездки на некоторые конгрессы. Для того чтобы участвовать в одной из конференций, проходившей в Страсбурге, он на велосипеде проехал от Парижа до этого города и в воскресенье вечером, накануне конференции, прибыл в спор-тивном костюме и кедах, чем удивил своих коллег.

 

Собирая сведения о Гайсинском, я как-то вечером позвонила в Ригу своему старому коллеге, ныне президенту Академии наук Латвии, Я.П.Страдыню. Оказалось, что он не только был знаком с Гайсинским, но и около 10 лет переписывался с ним. Впервые Ян Павлович встретился с директором Института радия в 1967 г., когда посетил Париж с группой советских историков науки. Он тогда интересовался учеными из окружения М.Кюри, которая была почетным гражданином города Риги. И еще он хотел проверить легенду о ее переписке с народовольцем, а потом сибирским золотопромышленником Болотом, интересовавшимся радиоактивностью; этот человек стал прообразом Рахметова в книге Чернышевского "Что делать?". Гайсинский, как и Страдынь, занимавшийся историей науки, тщательно изучил архив М.Кюри, но не нашел подтверждение факту такой переписки. Страдынь встречался с Гайсинским и в Ленинграде, и на Международном конгрессе по истории науки в Москве. На одном из форумов Ян Павлович сделал доклад об открытии трансурановых элементов. Они обменивались оттисками своих статей. Гайсинский запомнился Страдыню как человек очень доброжелательный и скромный.

 

Блестящий ученый, проф. М.Гайсинский был также прекрасным организатором науки. Он внес существенный вклад в методологию и развитие научно-исследовательских работ во Франции.

Научный вклад М.Гайсинского современники оценили по достоинству: в 1939 г. Парижская академия наук вручила ему премию Хеберта, он стал членом Академии dei Lincei (Рим, 1953 г.), членом Французской академии инженерных наук, членом многих научных химических и физических обществ в Европе и Америке.

 

Когда это стало возможным, Гайсинский, всегда интересовавшийся развитием науки на своей бывшей родине, начал приезжать в Советский Союз. В 1969 г. в Ленинграде он ознакомился с исследованиями, проводимыми в Радиевом институте. В 1971 - участвовал в работе 13-го Международного конгресса по истории науки, который проходил в Москве. Гайсинский выступил на нем с оригинальным докладом "Псевдооткрытия в истории радиоактивности", который вызвал неподдельный интерес слушателей.

 

Незадолго до смерти Гайсинский написал: "Я чувствую удовлетворение во время своей работы не только потому, что она позволяет мне преодолеть трудности и дает ощущение созидания, но также потому, что исследовательская работа отделяет меня от внешнего мира с его проблемами… В этом плане научный труд приближается к художественному творчеству".

Судьбой ему было отпущено еще пять лет. Умер ученый в Париже. В химической науке Моиз Гайсинский оставил яркий свет.

 

Использованные источники

Haissinsky M. (Editeur) Action chimiques et biologiques des radiations. Paris: Masson, 1955-1969. V.1-6.
Haissinsky M. La Chimie nucleaire et ses aplications. Paris: Masson, 1957. 651 p.
Haissinsky M. (Editeur) Organic Peroxides in Radiobiology. Paris, 1958.
Haissinsky M. Constantes selectionnees. 1963.
Haissinsky M. Nuclear Chemistry and its Applications. London, 1964. 834 p.
Haissinsky M., Adloff J.-P. Dictionaire radiochimique des elements. Paris, 1965.
Haissinsky M. and J.P.Adolff. Radiochemical survey of the Elements: Principal Characteristics and their Isotopes. Amsterdam, N.Y., 1965. 177 p.
Magat M. Moise Haissinsky, 1898 - // International Journal for Radiation Physics and Chemistry. 1969. V.1. P.83-85.
Cottin M. Monsieur Moise Haissinsky au Laboratoire // Journal de chimie phisique et de phisico-chimie biologique. 1979. V.76. №1. P.626-629.

Юлия Систер
март, 2013 г.

 

Обсудить на форуме




 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц
Copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.