English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота

 

декабрь, 2012 г.

 

"Реховот - Воркута"

 

Юлия Систер

 

Введение

 

В годы войны мы были в эвакуации под Сталинградом, жили в степи между двумя селами: Иловатка и Колышкино. Там находились военный госпиталь и районная больница, которой заведовал мой отец. Однажды приземлился небольшой самолет, из которого вышли военный летчик и человек невысокого роста, в очках. Это оказался военный корреспондент газеты "Красная звезда", который рассказал, что у него погибла жена, а дочку негде оставить. Мои родители сразу предложили взять девочку в нашу семью на любой срок. Розочка оказалась моей ровесницей, мы быстро подружились. Через какое-то время военкор получил новое назначение и с дочкой уехал. Этот эпизод попал в статью "Госпожа генеральный директор", написанную журналисткой Беллой Кердман.

После окончания войны мои родители узнали, что военкор уехал в Израиль. Когда я с семьей репатриировалась в Израиль, сразу стала их разыскивать. Получила ответ, что корреспондент умер в 1979 году, а следы Розы не найдены.

В сентябре утром раздался телефонный звонок, меня спрашивал незнакомый голос. Это оказалась Роза. Она собирает сведения об отце и решила проверить, есть ли на русском языке что-нибудь об ее отце, участнике Войны за независимость. Она увидела статью Беллы Кердман, справочная дала ей номер моего телефона, и она позвонила… Так Роза нашла меня через 70 лет.

Оказалось, что ее отец уехал в 1947 году, с тех пор они так и не встретились. Роза была в трех детдомах, ее нашла тетя и отвезла к бабушке в Сталино (теперь Донецк). В этом городе она получила образование, стала математиком, преподавала в вузе; в 1993 с большой семьей репатриировалась в Израиль. Встретились мы как родные люди.

Роза узнала, что наш НИЦ "Русское еврейство в зарубежье" издал 25 книг, рассказала об очень интересном человеке из Воркуты Марке Каганцове, попросила ему помочь и дать мой электронный адрес.

Через некоторое время пришло первое письмо из Воркуты, началась переписка, которая легла в основу нижеизложенных материалов.


*  *  *

 

"Я тот, чей дух не покорился"

Так называется книга, которая выходит в свет. В ней собраны 300 стихотворений 25 украинских поэтов - политзаключенных, сидевших в лагерях в республике Коми - Воркуте, Инте. Перевел все стихотворения на русский известный в Коми, в Воркуте врач, поэт, прозаик Марк Каганцов, ему же принадлежит идея создания такого издания.

 

Книга посвящена расстрелянным и замученным, известным и неизвестным, мертвым и живым. Она готовилась семь лет, содержит 480 страниц, ее составители М. Каганцов, Е. Лисовая, А. Попов, Ю.Тагиров.

 




Обложка книги "Я тот, чей дух не покорился".
Автор обложки художник Ю. Воронцов

 

Бывший мэр Воркуты Игорь Шпектор написал следующее к книге "Высокие широты", но это можно отнести и к настоящей книге "Я тот, чей дух не покорился":

Особенность этого сборника еще и в том, что он впервые представляет целую плеяду поэтов, чьи имена и творчество десятилетиями хранились под грифом "совершенно секретно". Вы найдете здесь трогательные и проникновенные стихи, авторы которых жили и творили в застенках ВоркутЛАГа. Публикуя произведения лагерных поэтов, мы выполняем свой гражданский долг, сохраняя и передавая будущим поколениям память о страшной трагедии сталинизма и о людях недюжинной силы духа. Их талант раскрылся, несмотря на страдания и лишения. И даже наш суровый северный край пробудил в их душах не ожесточение и злобу, а самые чистые, светлые и возвышенные чувства.

Воркутинских поэтов и писателей отличает необыкновенная доброта, необыкновенное чувство любви к городу, необыкновенный патриотизм и вместе с тем трогательное отношение к близким людям, любимым, детям. В их произведениях есть и тонкая лирика, и неожиданная философия, и обаятельная непосредственность, и добрый, озорной, искрометный юмор, злободневный и нужный людям. Плеяда воркутинских литераторов, ушедших от нас и ныне живущих за пределами Воркуты и в Воркуте, - это талантливое особое племя настоящих Человеков!"

 

Так в подборке Владимира Косовского дважды можно встретить упоминание евреев: в стихе "Моисей евреев 40 лет/По пескам пустыни вел вперед..." и в "Северной элегии" -"эстонцы, евреи, поляк, латыши.../К могилам бредут по полярной глуши".

В подборке Григория Кочура есть его переводы с идиш стихов еврейских поэтов - жертв сталинизма: Давида Гофштейна, Ханана Вайнермана и Ривы Балясной.

С Ривой Балясной Кочур познакомился еще в Инте, она тоже находилась там в заключении. Когда она принесла Кочур свои стихи для перевода и предложила подстрочник, Кочур ей ответил: "Не надо, Рива, я ведь знаю идиш". Кочур владел 27 языками и со всех виртуозно переводил стихи! В подборке Дмитрия Паламарчука так же есть его перевод стихотворения Давида Гофштейна и перевод стихотворения из цикла "Еврейские мелодии" Д.Г. Байрона "Сеннахерибово поражение". Редактированием стихов Д. Паламарчука занимался известный поэт и переводчик Леонид Соломонович Первомайский (Илья Шлемович Гуревич).

 

Самыми близкими друзьями Григория Порфирьевича в Интинской ссылке были киносценаристы Юлий Дунский и Валерий Фрид. Сохранились воспоминания В. Фрида, в которых он очень уважительно и тепло пишет о Г. Кочуре. А сам Кочур писал из Инты длинные письма с новыми стихами и переводами в Киев своим близким друзьям Евгению Антоновичу и Лие Наумовне Дробязко. Дружеские отношения связывали украинского поэта Владимира Косовского с русской поэтессой, еврейкой по национальности, Светланой Корытной, дочерью секретаря московского комитета ВКП(б) Семена Захаровича Корытного и племянницей по материнской линии видного военачальника Ионы Эммануиловича Якира, оба были расстреляны в 1937 году.

Еврейский поэт, писатель и ученый, сидевший в Воркуте, Цви Прейгерзон пишет в своих воспоминаниях об украинцах - солагерниках с явной симпатией. Там же сидел отец Цили Клепфиш, который дружил с Ц. Прейгерзоном, которому она посвятила замечательный очерк. Кстати, у нас на презентации книги "Четвертое измерение" А. Шифрина Элеонора Шифрин тоже говорила о лагерной дружбе украинцев с политзаключенными других национальностей, в том числе с евреями.

 

Уже упомянутый Д. Паламарчук написал автобиографические воспоминания "Нет, не погибнешь ты бесследно в немом бесславии своем..." (Предисловие Леонида Череватенко для сборника Дмитрия Паламарчука "Поминальный звон").

Вот строки из этого предисловия в переводе на русский:

 

В северном изгнании компанию Паламарчуку составляли очень интересные личности. Прежде всего Григорий Кочур, поэт и переводчик, человек энциклопедических знаний. Переводчик Юрий Лисняк, тоже впоследствии лауреат премии имени М. Рыльского. Иван Савич (настоящая фамилия - Лукьяненко), украинский поэт, проживает сейчас в Старобельске на Луганщине. Будущий сценарист и кинорежиссер Евгений Хринюк, Александр Гринько, теперь народный артист Украины; грузинский прозаик Рамаз Кобидзе, египтолог Михаил Коростовцев. Автор кинодилогии о В. И. Ленине и жених Светланы, дочери И.В. Сталина, Алексей Каплер. Киносценаристы из Москвы Юлий Дунский и Валерий Фрид, известный еврейский писатель Герш Полянкер. Список этот можно продолжить.

 

О книге я рассказала Элеоноре Шифрин. Она приняла мою информацию близко к сердцу и написала следующее: "Меня это сообщение очень обрадовало и взволновало: почти 35 лет спустя после нашей первой публикации лагерной поэзии на Западе кто-то продолжил нашу идею. "Мы" - это мой ныне покойный муж Авраам Шифрин, тоже бывший политзаключенный, и я, которая во всей его работе была его правой рукой. Сидел Авраам с 1953 по 1963 гг. (не считая ссылки в Казахстане). Наше издание мы назвали "Поэзия в лагерях" в рамках Исследовательского Центра тюрем, психотюрем и концлагерей СССР. В сборнике впервые опубликованы стихи одного из лучших поэтов современной России Валентина Соколова, Геннадия Черепова и др., некоторые из которых живут или жили в Израиле."

 

Приведу несколько стихотворений из книги "Я тот, чей дух не покорился".

Сколько вас, куда вас гонят?
За рядом - ряд, идут по пять…
А сколько их - и не понять,
Не счесть в потоке многоликом
Построенных чекистским криком.
Идут рабы - рабы Москвы,
Эпохи Сталина - Зека -
Мильоннодушная река.
      Пантелеймон Василенко, Ноябрь, 1951 год


* * *

Далеко от Украины

Одни снега лежат без края
В даль голубую, как мосты,
Что там увидеть я желаю,
И глаз не в силах отвести?

За снежной далью горизонта
Я вижу, Украина, ты
Под стягами шагаешь гордо
К свершению своей мечты.
      Николай Василенко, 1952 год


* * *

А.Д.Сахарову

В пигмеев царстве был он великаном.
Вся жизнь его - народной Правды дух.
Пусть светит он звездой, Господь, всегда нам,
Чтоб в наших душах не померк и не потух.
                   Владимир Косовский


* * *

Только раз

Не знаю, где, когда
Услышать довелось мне тот рассказ.
Есть где-то в северном краю
Закрытая горами грустная долина:
Она печальна и темна,
Поскольку никогда там не светило Солнце.
Живет там люд угрюмый.
Среди снегов живет он в юртах, полных дыма.
                     Петр Безруч
                     перевод с чешского на украинский
                     Григория Кочура


О Марке Каганцове

 

Марк КаганцовЭтот талантливый человек родился в Воркуте во время ссылки отца-политзаключенного, реабилитированного посмертно, поэтому тоже считается жертвой политических репрессий. Там же вырос и прожил всю жизнь, за исключением 6 лет учебы в Архангельском медицинском институте. Известный в республике врач "скорой помощи", Заслуженный врач РФ, врач Высшей категории, почетный донор РФ, ветеран Воркуты, ветеран труда. Занимается литературным творчеством со школьных лет. Член воркутинского литобъединения с 1963 года. Участник 21 литературного сборника и альманаха, пяти персональных книг, имеет сотни публикаций в газетах и журналах России и СНГ. Автор знаменитых "Кошмариков от Марика" и "Баeк о "скорой помощи".

Приезжал в Израиль по специальной программе помощи Армии Обороны Израиля.

 

В одном из писем 7 ноября 2012 года Марк Каганцов написал: "У нас - 24, ветер 26 м/сек, темнеет в 15.30. Заполярье! Самый тяжелый месяц декабрь, когда морозы -40, световой день всего 1,5 часа".

Не пугает нас климат грозный.

Мы привычны к нему много лет.

Есть проблемы у нас посерьёзней,

А к морозам претензий нет.

Северянин - не тот, кто мёрзнет,

А кто по сезону одет!


*  *   *

 

Такая темень, что дорога не видна.
Ни звёздочки, лишь бледная луна
Блестит на этой темени,
Как лысинка на темени.
    * * *

Разодета в снега, как в меха,
Воркута, то тиха, то лиха.
Разве тем она мне дорога,
Что богата она на снега?
    * * *

 

В Воркуте родной моей
10 месяцев - зима.
Веет ветер - хановей.
Как завеет, так хана.
    * * *

- Ты в Заполярье засиделся что-то!
Когда ж ты бросишь эту Воркуту?
- Моей душе высокие широты
Дают и высоту и широту!
     * * *

 

К пурги привычный выкрутасам,
И сам люблю мести пургу.
Как, оторвавши душу с мясом,
Расстаться с Воркутой смогу?
Всю жизнь в душе пурге мести.
Мне лучше места не найти!
     * * *

Я знаю, что на свете есть места,
Где солнце жарче, небо голубей.
Но голуби воркуют:"Воркута!"
И я - один из этих голубей.
     * * *

 

    Приведу одну из баек о "скорой помощи".

    СКОЛЬКО СТОИТ ВЫЗОВ "СКОРОЙ ПОМОЩИ"?
    Фельдшер возвращается с вызова в хорошем настроении.
    - Представляете, - рассказывает она, улыбаясь, - по окончании вызова больной протягивает мне 22 рубля.
    "Что это?" - спрашиваю я его.
    "Ну, как же, ваш диспетчер мне по телефону сказала: "Вызов принят. 21.38". Извините, у меня нет мелочи. Сдачи не надо!"
    Пояснение: 21.38 - время приема вызова.

Юлия Систер
ноябрь, 2012 г.

Обсудить на форуме

 


 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.