автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота

12.10.2009 г.

 

10 сентября 2009 года в приложении "Окна" к газете "Вести" статья Ефима Лоевского "Жизнь вверх ногами" про жизнь и деятельность профессора Евгения Плоткина с фотографиями Бориса Криштула.

Ефим Лоевский предложил материал на эту же тему, который мы вам предлагаем:


Израильская
одиссея профессора Плоткина


Автор Ефим Лоевский

 

В один из последних дней августа Плоткин предупредил, что следующая неделя у него "под завязку". В ночь с субботы на воскресенье "выхожу в третью смену на электростанции в Хайфе, предстоит пуск энергоблока после останова на выходные дни, во вторник там же "разбор полетов", а потом останов на ночь и пуск турбины к утреннему максимуму. В конце недели я встречаюсь с коллегами в компании по опреснению воды, где будем обсуждать ряд новых предложений". Ну, что ж расписание как расписание - обычное для ученого и исследователя, доктора наук. Только вот важная замета: 13 сентября Евгению Плоткину исполняется 80 лет.

Шесть десятилетий "вверх ногами"

 

Первым, чем меня "угостил" Евгений, когда я побывал в его израильском доме в кибуце "Эйнат", оказался фотоальбом "Больше полувека вверх ногами", озаглавленный снимком, на котором московский десятиклассник запечатлен в стойке на руках.

 

Шел 1947-й год, Женя только что выиграл первенство России по спортивной гимнастике среди школьников. На следующий год он стал победителем чемпионата РСФСР среди молодежи. Однако, не для воспоминаний о гимнастике мы встретились... Впрочем, когда человеку около 80, тени прошлого не отпускают. И в первую очередь ученый рассказал о своих учителях. Это было прекрасное студенческое время. Какая удача: руководителем той дюжины ребят, с которыми Евгений занимался в одной группе Московского физико-технического института, оказался академик Мстислав Всеволодович Келдыш, заведующим кафедрой физики на курсе "служил" Петр Леонидович Капица - он читал экспериментальную физику, Лев Давидович Ландау "вел" теоретическую физику, здесь преподавали много других замечательных ученых. Как давно это было - в 1947-194 годах.

 

- Главное, что они давали нам динамику развития самой физики, мы видели, как рождались идеи, как развивались и как отмирали. Еще существенней, что выдающиеся ученые рассказывали не те сухие вещи, которые, конечно же, были в учебниках, как некий набор имеющихся законов и формул, а показывали физический смысл явлений. Поэтому, наверное, и сегодня мне понятно очень многое, что происходит в современной физике.

 

Сегодня об этом уже можно рассказывать. Даже с улыбкой. А тогда все было секретно. Студенты приходили в здание на фронтоне которого значилось "ВИСХОМ" - Всесоюзный институт сельского хозяйственного машиностроения. На самом деле это был знаменитый НИИ-1, где студенты, якобы изучавшие термодинамику, почти с самого начала работали в лабораториях и занимались ракетными двигателями. На последних курсах они уже шесть дней в неделю учились и работали над этой "сельскохозяйственной техникой".

 

- Правда, поскольку это было чрезвычайно закрытая область, евреев в институте было предельно мало. Начиная с 3-его курса, в самый разгар борьбы с космополитизмом, "наших" постепенно выгоняли. Вернее, переводили в другие вузы, скажем, в Горький или Киев. Нам при этом никто никогда и ничего не объяснял.

 

А закончил институт он в феврале 1953-его. Стоит напомнить: в самый разгар "дела врачей" и за месяц до смерти Сталина. "Инвалидов 5-го группы" не брали никуда.

 

- Директором физико-технического института за пару месяцев до этого назначили генерала КГБ, - никак из памяти не выветривается его "ФИО" - Петрова Ивана Федоровича, - припоминает собеседник. - За день до распределения он собрал десять евреев, закончивших физтех, и, вызывая по одному, предупредил: "Работы для вас нет, ребята!".

Процедура была уже отработана. Петров говорил каждому: "У нас на тебя нет заявки". "Как нет? Я уже работаю в лаборатории института Келдыша". "Я повторяю: нет заявки!" "А что вы можете предложить?" "Работу учителем в... Хабаровске, во Львове, в Рыбинске". Что было делать? Я просто не пошел на распределение.

 

Как известно, 5 марта 1953-го "вождь всех народов", "классик марксистско-ленинского языкознания" преставился. С тех пор этот день все десятеро выпускников-евреев отмечали как праздничный. И не только они, как известно... Причем, все из этой "десятки" стали профессорами, докторами наук, даже членкоррами. Хотя жизнь каждого сложилось по-своему.

 

Разумеется, в тот мартовский день жидоедство не скончалось. Страна долго еще жила по инерции сталинских порядков. И "экснострис" по-прежнему не брали на ответственную работу. Да, и на неответственную тоже. Однако, когда тебе около двадцать лет, кажется, что жизнь бесконечна. И Евгений целый год "был свободен": тренировался, ездил за границу на соревнования, представляя "новый" СССР.

Вместе с одним из друзей они создали спортшколу, тренировали детишек. В те годы спортивная гимнастика с ее кумирами Чукариным и Шахлиным была столь же модной, как в 90-х фигурное катание, недавно "большой теннис", а сейчас дзюдо и горные лыжи. И все же такова молодость - Плоткин верил в удачу. Раз уж нет места в науке, решил поступить в Институт физкультуры. Сдал все экзамены, до сих пор сохранилась справка, что получил 5 "пятерок", но все равно не приняли: инерция была велика.

Однажды звонит приятель: "Женя, меня берут на работу в ВТИ - научно-исследовательский теплотехнический институт, там нужен еще один человек, к концу года будет место. Ничего больше не ищи". "И я легкомысленно укатил на какие-то соревнования. Однако в декабре взяли на работу и меня".

 

...Однако давайте перелистаем фотоальбом - своеобразную повесть о жизни ученого, в конце каждой главы которой автор становится на руки эдаким восклицательным знаком. Вот на снимке "стоечка" на парапете Воробьевых гор - на спор с кем-то.

Через страницу рискованная - высоко в горах, над пропастью. Приезд в Израиль отмечен так же - на одной из иерусалимских площадей. Далее Сидней, Лос-Анжелес, Сан-Диего, Верона и опять Москва - фотографии, сделанные во время путешествий по миру (одна из последних стоек сделана в Хорватии, через 60 лет после первой). В такие дни Плоткиных - Евгения и его супругу Нелли - передавали "из рук в руки" на перекрестках планеты, а он как бы отматывал фильм о своей жизни к началу, еще раз убеждаясь, что у него - да и у каждого из нас - нет большего богатства, чем друзья и единомышленники.

 

Особенности "переменных режимов"

 

Более 40 лет Плоткин отдал работе и творчеству во Всесоюзном теплотехническом институте. Здесь защитил диссертации - кандидатскую и докторскую, написал несколько монографий и книг, здесь создал лабораторию переменных режимов, за работы которой в 1985 году был удостоен Государственной премии СССР в области науки техники. Благодаря внедрению исследований лаборатории срок жизни крупных энергетических блоков, установленных на электростанциях в Союзе и за рубежом, был увеличен почти вдвое. И после 1985-го целых десять лет - до репатриации, а затем еще несколько лет - уже из Израиля - лауреат руководил работой московской лаборатории, которая процветает в руках учеников Плоткина и по сегодня.

 

Что такое "переменные режимы"? Пуск, остановка, изменения нагрузки.

Это в технике. А в жизни? Назовем этим термином все, что связано с репатриацией. У каждого оле свой "переменный режим". И связанные с ним ошибки. Во многом типичные. Вот одна из них. По приезде в Израиль ученый, как и многие, принялся писать письма туда, где хотел бы и мог быть полезным. В данном случае, руководству Электрической компании. Одно заявление, второе, третье. Ни ответа, ни привета… Увидев его послания, один из коллег-старожилов искренне рассмеялся: "Что ты пишешь о себе - сколько у тебя книг и изобретений и какой ты гениальный? Ты лучше проанализируй проблемы энергетики в Израиле, причем, на примере конкретной станции, тогда с тобой будут разговаривать". Так он и сделал. И вот что любопытно: знания, навыки, багаж физика и исследователя, как говорится, пришлись ко двору. Профессор Плоткин был приглашен принять участие в создании системы диагностики для турбин Ашдодской теплоэлектростанции. Было это в рамках проекта технологической теплицы Кирьят-Гата. Ученый использовал это время, чтобы познакомиться с оборудованием станции, поработать рядом с ее инженерами и рабочими, изучив то, что называется "человеческим фактором".

 

- Как специалист по переменным режимам, я знал, что 80 процентов неполадок, которые происходят на крупных станциях, связаны с пусковыми и остановочными операциями. А отсюда и потери тепла, времени и, в конце концов, денег. Понимая это, я предложил Электрокомпании несколько идей. Во-первых, показал, что можно существенно сократить время пуска, а некоторые этапы в 5 - 6 раз. Во-вторых, выявил причины повреждений, которые произошли за пару лет до этого и, как оказалось, были связаны с пусковыми режимами. После предложенного изменения пусковой инструкции эти причины были устранены. В-третьих, провел анализ тех затрат, которые реально связаны с пусками и остановками блоков на данной станции. Они оказались довольно большими - миллионы долларов ежегодно.

Учти, что станция в Ашдоде, на которой мы начинали, это 4 турбины большой мощности, то есть 12 - 15 процентов энергетики страны. Причем, несмотря на кажущуюся схожесть конструкций, у каждой турбины свой "норов". Важно, что большинство предложенных идей удалось проверить на "живом" оборудовании". Скрупулезный анализ физики процессов, происходящих в турбине при пуске, позволил показать коллегам, как можно изменить инструкции завода-изготовителя, чтобы избежать лишних потерь. Кстати, обсуждать и доказывать приходится на иврите, и другого пути нет… В результате была внедрена новая технология прогрева турбин перед пуском, которая позволила сократить цикл прогрева с 9 -ти до 2-3 -ех часов. А весь пуск в целом стал в 2 раза короче и, что важнее, надежней. Уже несколько лет все 4 энергоблока этой электростанции пускаются только по новой технологии. А в настоящее время создается автоматическая система поддержки оператора для облегчения работы персонала при переходных режимах блока. Она будет самостоятельно оценивать состояние турбины в процессе реального пуска (on-line) и давать советы оператору, какие параметры и на какую величину надо изменить, чтобы предупредить развитие аварийной ситуации.

 

- Мой многолетний опыт говорит о том, что можно создать самую умную технологию, но если она будет сложной, до беды недалеко. Поэтому я убежден: необходимо разрабатывать не только эффективную, но и самую простую и надежную схему работ. Тогда, используя ее, персонал не ошибется, и в конечном счете результат будет лучше. Кстати, в уже весной 2005 года вместе со специалистами Электрической компании мы доложили о полученных результатах на международной конференции в Чикаго - самой крупной научно-прикладной встрече в этой сфере.

 

Никогда ни о чем не жалей

Даже зная о том, насколько востребован в последние годы профессор Плоткин я решился на весьма неловкий вопрос: ""Женя! Скажи откровенно, а ты не жалеешь о том, что "вернулся" в Израиль?" "Не жалею. Во-первых, я уехал из Союза, четко понимая, зачем. Здесь живет мой сын - Михаил с женой - нашей невесткой и тремя внуками. Каждую неделю на шабат они приезжают к нам. Это, если хочешь, ритуал! Правда, все внуки уже отслужили в ЦАХАЛе, внучка даже стала офицером. Есть уже и традиция: Новый Год и праздник Песах мы проводим в семье сына. Второе. Здесь много людей, знакомых мне еще по жизни в России. Некоторые из них были, а другие стали друзьями здесь - в Израиле. Я обрел настоящую дружбу с людьми, вместе с которыми строили Союз ученых-репатриантов, а потом и Форум ученых, работал в Ученом совете при министерстве национальных инфраструктур при возглавлявшем это ведомство Авигдоре Либермане. И, наконец, благодарен моим коллегам по работе на электростанциях. Во-первых, доктору Якову Берковичу, который отвечает за это направление в работе Электрической компании, конечно же, персоналу электростанций: без их доверия и без их помощи мне бы никогда не удалось добиться таких результатов. Я всегда прислушиваюсь к их советам, а они не стеснятся получать от меня консультации по тем проблемам, в которых я "немножко" разбираюсь".

 

Есть такое расхожее выражение: "Мы с тобой одной крови!". Утверждение от лукавого. И хотя я жил в Москве в те же годы, что и Плоткин, и тоже немало претерпел за свое еврейство, никогда бы не решился сказать даже, что мы одной биографии. Однако, есть три дня в нашей жизни, когда мы были совсем рядом, и, возможно, видели и улыбались друг другу. Тогда - с 19 по 21 августа 1991-го и Плоткин, и я провели на площади перед Белым домом, где в те дни, как нам казалось, решается судьба страны.

 

Впрочем, спешу признаться: я был тогда только наблюдателем. А профессор Плоткин пришел в демократическое движение вместе с первопроходцами. Еще тогда, когда были объявлены первые демократические выборы на Съезд народных депутатов СССР. Тот самый съезд, который упразднил 6-ю статью Конституции СССР, поставив позже вне закона КПСС.

 

- Лишь сейчас понимаю, сколько сил было потрачено зря! Но не жалею, так как помню небывалый подъем людей на первых альтернативных митингах, проведенных нами в Москве. Помню, как нас сначала недооценивали, а потом боялись власти после того, как на выборах в Моссовет мы выиграли все 10 мандатов от нашего района. Конечно, не забуду все трое суток августа у Белого дома. И тех замечательных молодых ребят, с которыми познакомился и подружился в ту мятежную пору. Связь с ними я поддерживаю до сего дня. Это было романтическое время, но мы оказались не готовы к нему. Да и все российское общество не было готово к демократии. Оно и сегодня, через столько лет, ей не соответствует. Именно поэтому у реальной власти в ту пору остались те же люди, что и раньше. И сегодня Россия имеет то, что имеет.

 

Теперь-то мне понятно, откуда у этого человека обостренное чувство справедливости, та демократическая закваска, тот темперамент, с которым он ринулся в еще более неблагодарную, чем на доисторической родине, общественную работу в Израиле.

 

"Вино за мой счет!"

Сегодня стоит вспомнить, что для того, чтобы Плоткину поверили в Электрической компании, понадобилось немало времени. "Лед тронулся" после того, как профессор доложил свои предложения и расчеты членам Коллегии "Хеврат хашмаль". Тогда специалисты признались, что до доклада не представляли даже порядка величин возможной экономии средств. Вот мнение инженера Яши Хаина - первого вице-президента Электрокомпании, человека, который первым подписал контракт с фирмой, в которой профессор Плоткин является консультантом: "Уникальный. Это определение наиболее точно подходит к характеристике почтенного ученого. Почти в каждом подразделении Электрокомпании работают инженеры, защитившие в свое время кандидатские или докторские диссертации. Сегодня это крепкие практики. Плоткин же предложил нам такой уникальный "коктейль" научных знаний и практических навыков, что его с удовольствием "потребляют" в последние годы на трех ведущих электростанциях. Вы спрашиваете о цене этого "коктейля". Миллионы долларов, которые уже удалось сэкономить на внедрении рекомендаций профессора. Особенно ярко это сказалось на экономических результатах работы станции "Эшколь" в Ашдоде".

 

"Если вам сообщат, что профессор Плоткин блестящий знаток теории и опытный практик, то точнее не скажешь, - подчеркнул директор Тель-Авивской электростанции "Ридинг" Михаил Биксон. - Но, на мой взгляд, главный "конек" ученого умение говорить с так называемыми простыми людьми - операторами, сменными инженерами - и убеждать их, обращая в свою "религию". Ведь что такое турбина? Упрощенно говоря - огромный кусок железа, который во время работы блока нагревается до весьма высоких температур. При этом потери тепла, а значит, и денег неизбежны. Поэтому первое, что исследовал на нашей станции ученый, каковы эти потери и каково состояние теплоизоляции. Когда мы выполнили все рекомендации Плоткина по изоляции блока, то увидели, насколько это эффективно. Следующим шагом был переход на рекомендованный им режим работы. При этом автор сумел убедить всех участников процесса в целесообразности разработанных им документов по режиму. А ведь это соединение сложных академических знаний с весьма точными практическими мерами, которые действуют на станции, как говорится, секунда в секунду. Сегодня мы работаем по детальным режимным картам, разработанным ученым, и в результате потери тепла и энергии значительно снизились".

 

А вот мнение инженера Эрика Кушнира - руководителя главного управления производства электроэнергии "Хеврат хашмаль": "Согласитесь, человек возраста Евгения Плоткина давно мог бы отдыхать, читать газеты или играть в домино. Однако исследователь посвятил последнее десятилетие продуктивной работе, которая по силу крупному научно-исследовательскому институту. Судите сами. Если раньше мы работали 24 часа в сутки 365 дней в году, возник вопрос: можем ли мы остановить тот или иной энергоблок, использующих дорогостоящие носители - мазут, солярка, уголь - на определенное время и запустить его в точно назначенную минуту. Исследования, проведенные ученым, анализ работы котлов и турбин, а затем и его конкретные выводы позволил сократить время работы нескольких блоков на трех электростанциях порой до 16, а иногда до 12 часов, то есть производить запуск только на часы пик - время наибольшей нагрузки в системе. Иными словами, это весьма солидная экономия в миллионы долларов. Такие режимы созданы исследователем и они неукоснительно выполняются. Я уже не говорю о том, что это благоприятно сказывается на состоянии окружающей среды, что исключительно важно для оздоровления экологической обстановки в Ашдоде и Хайфе. Скажу по секрету: на 13 сентября - день 80-летия профессора Плоткина - мы собираем руководителей станций и инженеров компании для того, чтобы отметить эту дату вместе с юбиляром. Вино, как говорится, за мой счет!"

октябрь, 2010 г.   

Copyright © 2010 Ефим Лоевский   




Страница 1 из 1
  ГлавнаяКонтактыПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Редакция не несет ответственности за отзывы, оставленные посетителями под материалами, публикуемыми на сайте. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.