автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота

Русско-еврейские корни "Овода"
или куда может завести Интернет



21.11.2009 г.

 

6 ноября 2009 года состоялась лекция доктора наук Игоря Когана: "Русско-еврейские корни "Овода" или куда может завести Интернет".

Наш гость из Иерусалима Игорь Коган - выпускник Московского физико-технического института (МФТИ), стоял у истоков КВН. С 1988 года нa центральном телевидении вел передачу "Диалог с компьютером".

Он автор нескольких книг и многих статей в журналах "Наука и жизнь", "Химия и жизнь", "Техника молодежи".

В Израиле он ведет активную работу в русской городской библиотеке Иерусалима, в Иерусалимском доме технологий.
http://www.pensiaolim.org/techno/index.html

Руководитель интернет-проекта "Книги, изданные на русском языке в Израиле" - http://www.isrusbook.com/

Юлия Систер      

Совпадения и переплетения
или
Копаясь в Интернет

Игорь Коган

 

Все началось случайно. Решил уточнить несколько фактов для вводной части пособия по компьютерам. Что-то вроде "Три источника и три составные части компьютеризма". Так как "Lady's first", то начал с первой, если и не единственной, то самой известной леди в истории компьютеров - Ады Лавлейс.

Ада  Лавлейс

Ада Лавлейс

День рождения Ады - 10 декабря компьютерщики всего мира отмечают как "День программиста" и в честь замечательной женщины один из языков программирования, между прочим, разработка Пентагона, называется АДА. Настала пора назвать полное имя программистки - Ада Августа Байрон-Кинг, после замужества ставшая графиней де Лавлейс. Папой девочки был Джордж Гордон Байрон. Правда она никогда не видела его. Родители разошлись через месяц после ее рождения, а вскорости шестой барон Байрон покинул Англию навсегда. Тем не менее мы должны быть благодарны ему за то, что кроме "Дон-Жуана" и "Чайльд Гарольда" он оставил нам дочь Аду, тем самым вписав свое имя не только в историю литературы, но в историю компьютера.

Увлечение математикой Ада унаследовала от матери, которую лорд Байрон в шутку называл "Принцесса Параллелограммов". Кстати, леди Байрон очень боялась, как бы дочь не пошла по стопам отца, два поэта в одной семье - это уж слишком, и была очень обрадована, когда увидела, что пишет девочка не стихи, а формулы. Эти формулы и привели юную леди к творческому сотрудничеству с изобретателем "Аналитической машины" Чарльзом Беббиджем и первым в мире работам по программированию. Вещи эти широко известны, их можно прочитать в любой энциклопедии.

Собственно, раскручивая эту нить, я ничего особо интересного найти не ожидал. И не нашел. Разве что совпадения. Ада прожила ровно столько же, сколько и Дж. Байрон - 37 лет, умерла от рака и была похоронена рядом с отцом, которого никогда не видела.

Следующая ниточка, за которую я потянул, началась с Джорджа Буля. Также, как и Байроны-Кинги, он родился в Англии, в 1815 году, в тот же год, что и Ада Лавлейс (еще одно совпадение!). С Адой Лавлейс его роднила и страсть к математике. При этом, скорее всего, знакомы они не были - слишком большая дистанция была между графиней и сыном сапожника. Тем не менее сын сапожника стал профессором математики и членом Лондонского Королевского общества. Самое же главное, он заложил основы новой науки - алгебры логики или булевой алгебры. И эта наука, в свою очередь, легла в основание компьютерного дела.

Однако более всего заинтересовало меня имя пятой, последней дочери Джорджа Буля. Ее звали Этель Лилиан. И известна она всему прогрессивному человечеству под фамилией Войнич.

Этель Лилиан Войнич

Этель Лилиан Войнич

Еще точнее, известна, как автор одного романа "Овод". Все остальное довольно блекло и мало интересно. А вот "Овод"... К моменту кончины Этель Лилиан, умерла она в 1960 году, шесть лет не дожив до столетия (!), так вот к этому времени тиражи перевода ее романа на русский превысили 2,000,000 (два миллиона!!!) экземпляров. Так что можно с полным правом говорить о "симметричности природы". Дочь поэта Байрона стала математиком-программисткой, а дочь математика Буля - писательницей.

Для введения в "Компьютеры для пенсионеров" этого достаточно. Однако я решил копать дальше. И не пожалел. Вообще, судьба Э. Л. Войнич - сама достойна романа. Это и семья - отец выдающийся математик, дядя Джордж Эверест, чье имя увековечено в названии самой высокой вершины мира. Муж - Вильфрид (Михаил) Войнич.

Вильфрид (Михаил) Войнич

Вильфрид (Михаил) Войнич

Он убежал из сибирской каторги, добрался до Лондона. Там, не зная ни слова по-английски, показывал прохожим клочок бумаги, где по-русски (!), был написан адрес Кравчинских. У Кравчинских, куда привел его, случайно оказавшийся на пути студент - еврей из России, он увидел Лилиан Буль, вспомнил(!), что видел ее однажды из окна варшавской тюрьмы, после чего женитьба, конечно, стала неизбежной…

Сергей Степняк-Кравчинский

Сергей Степняк-Кравчинский

Написав "Овод" в 1897 году, Войнич прожила после этого 60 лет, но не смогла отдаленно даже приблизиться к своей лучшей книге.

Но самое интересное - с кого писан главный герой ее романа революционер Артур?

Если взглянуть на предисловия к советским изданиям, то излюбленное предположение - со Степняка-Кравчинского. Народоволец Сергей Кравчинский (литературный псевдоним Степняк) был и вправду личностью незаурядной. Профессиональный революционер, этакий Че Геварра XIX столетия, воевал против турок на Балканах, участвовал в вооруженном восстании в Италии, создавал "Народную волю" в Женеве. Главный же его "подвиг" - убийство кинжалом шефа полиции Мезенцева в Петербурге. Несмотря на то, что выполнил он свой теракт средь бела дня, ему удалось благополучно скрыться и затем отбыть в Лондон - есть в этом городе что-то притягательное для русских диссидентов, начиная от Герцена, включая Буковского и вплоть до Березовского. А своим знаменитым кинжалом герой-убийца, живя в Лондоне колол щепки для камина.

Там то и прибилась к его дому молодая Этель Лилиан, к тому же безнадежно влюбившись в героя. Герой же обожал свою жену с типичным для русского революционера именем - Фанни Марковна Личкус. Так что, всю свою неутоленную страсть молодая англичанка выплеснула в книге. Но это одна версия. Постепенно ее вытесняет другая. Дело в том, что на пути будущего автора "Овода" оказался еще один незаурядный человек, ставший ее возлюбленным, а затем и прототипом (точнее, одним из прототипов) Артура. Как и Артур, он в ранней юности узнал, что его отец совсем не тот человек, коего он считал таковым. Подобно Артуру он пустил слух о собственной кончине и всплыл совсем в другой стране. Именно его бразильские приключения пережил Овод..."Образ Овода был примером героя-революционера, отдавшего революции всю свою жизнь…

Польские исследователи литературы категорически утверждают, что реальными прообразами Овода были деятели польской социально-революционной партии "Пролетариат"; русские же читатели сразу после выхода русского перевода "Овода" узнали в нем знакомые черты русских революционеров. Другие исследователи считают, что в основе образа Овода легко обнаружить черты Гарибальди и Мадзини.

Очевидно, что все они правы: Овод является интернациональным типом революционера", - так, захлебываясь от восторга писала Е. Таратута в послесловии к одному из советских изданий романа. А теперь к делу. Звали этого прообраза Шломо-Сигизмунд Розенблюм. Впрочем, мировую известность он получил под другим именем - Сидней Рейли. Так что, советская молодежь, оказывается, боготворила в образе "Овода" мала что матерого антисоветчика, еще и еврея. Бывает же.

Сидней Рэйли

Сидней Рэйли

Но вернемся к первому прообразу. Сергей Михайлович Степняк-Кравчинский. Он обещал быть неплохим литератором. Пожалуй, главное из написанного им - роман "Андрей Кожухов". Книга написана по-английски, а на русский ее перевела уже после смерти автора его жена - Ф. Личкус. (В советских изданиях ее стыдливо именовали - Ф. Кравчинская.). Кстати, семейство Личкусов дало еще одну "революционную" жену - Прасковью Караулову (до крещения Розалию Соломоновну Личкус), супругу народовольца, а впоследствии члена Государственной думы Василия Караулова, которого тоже записывали в прообразы "Овода"

В книге Степняка не обошлось без евреев. Один из персонажей, друг главного героя Андрея, еврей Давид. Образ довольно интересный. Давид не только не желает быть русским, но всячески подчеркивает свою "еврейскость", подчеркивает, что борьба, которую ведут русские революционеры - не его борьба. Вот цитата: "Да, я не привязан к вашему народу… Мы, евреи, любим свой народ, это все, что у нас осталось на земле… За что же мне любить ваших крестьян, когда они ненавидят мой народ и варварски поступают с ним? Завтра они, может быть, разгромят дом моего отца, честного рабочего, как они громили тысячи других работающих в поте лица евреев. Я могу жалеть ваших крестьян за их страдания, все равно как бы жалел абиссинских или малайских рабов… но они не близки моему сердцу, и я не могу разделять ваших мечтаний и нелепого преклонения перед народом… Как только мы покончим с царским деспотизмом, я уеду навсегда и поселюсь где-нибудь в Германии."

Жаль, что Степняк прожил очень мало. Может, он развил бы еврейскую тему дальше?

ноябрь, 2009 г.    

Copyright © 2009 Игорь Коган    

 


 

Страница 1 из 1
  ГлавнаяКонтактыПлан на текущий месяц    
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.