English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота

Праведники науки     

май, 2012 г.

 

Праведники в науке

 

Доктор Юлия Ратнер (Реховот)

 

Оголтелый антисемитизм - это постыдное явление, охватившее практически весь цивилизованный мир, особенно в последнее столетие. Многие мировые историки пытались найти причину этой ксенофобии, но так однозначного и обоснованного ответа я не нашла ни у кого из исследователей. Разные версии типа распятия Христа евреями, или якобы превосходство евреев над другими народами, их избранничество и обособленность с одной стороны, а также стремление евреев раствориться в большом народе вплоть до отречения от самих себя - изменения своих имён и фамилий, принятия другой веры, как сказала Цветаева, "в этом христианнейшем из миров поэты жиды", с другой, не могут дать ответа об истинных причинах ненависти к этому народу.

Я в своём кратком очерке не собираюсь анализировать ни одну из этих версии, ибо моя задача прямо противоположная - рассказать о тех людях, которые помогали евреям в различных ситуациях не во время войны, а в так называемой повседневной мирной жизни. По-видимому, особым устройством еврейских мозгов можно объяснить стремление многих из них к знаниям, и в частности к абстрактным наукам. Известно, например. что занятия математикой привлекают большое количество евреев, однако на пути их вхождения в математическую науку стоят фильтры в лице маститых ученых - антисемитов таких как Понтрягин, Шафаревич, Виноградов, Кострикин и др. Но к счастью, были и есть такие, которые помогали евреям, особенно математикам, не пропасть в условиях Советского Союза.

Я рассматриваю таких людей, как праведников, ибо они помогали зачастую, жертвуя собственным благополучием. О некоторых из них я хотела бы рассказать.

 

1. Я думаю, каждый со мной согласится, что самым большим праведником 20-го века был академик Андрей Дмитриевич Сахаров. Самой главной ценностью для него была справедливость и демократия. Будучи одним из создателей водородной бомбы, он считал себя ответственным за гибель людей при её испытании. Чувство несуществующей вины не покидало его в течение всей жизни. Это было одним из побудительных мотивов обращения к правозащитной деятельности.

Он писал властям гневные письма протеста в связи с нарушениями прав человека в Советском Союзе, в том числе и права выезда евреев из Советского Союза, старался поддержать правозащитников на суде (большей частью находясь на улице, около здания суда, ибо несмотря на то, что суды были открытыми, для него всегда не находилось в зале суда места). На одном из таких процессов он познакомился с Еленой Боннер, которая в 1971 г. стала его женой.

Я, к сожалению, не была лично знакома с этим замечательным человеком. Лишь 1978 г. я была свидетелем его принципиальности и храбрости во время суда над Анатолием Щаранским. Как водится, суд был открытый, но никого в зал суда не пускали, включая мать и брата. Несмотря на морозную погоду, у зала суда собралось огромное количество его друзей и родственников. Андрей Дмитриевич уверенным шагом подходит к охранникам и говорит: "Я член Хельсинской группы, академик Андрей Сахаров, Вы обязаны меня пустить." В ответ наглый хохот и хлопанье дверью. Начальник охраны, появившийся по требованию Андрея Дмитриевича, с силой толкает его в грудь, и академик падает. Когда его подняли он безуспешно продолжает попытки проникнуть в зал суда…

Несмотря на травлю со стороны властей, академических кругов, прессы, он никогда не отступал от своих позиций, какими бы суровыми не были угрозы карательных органов. Власти, конечно, не могли ему этого простить. Он, лауреат Нобелевской премии, был лишён всех наград и дипломов, а также звания Героя социалистического труда, и в январе 1980 года был депортирован в г. Горький.

В течение трёхлетнего пребывания в ссылке, он и его жена дважды объявляли голодовку протеста, что сильно подорвало их здоровье. И только в перестроечное время его деятельность была оценена по достоинству - он был избран народным депутатом СССР, вошел в руководство межрегиональной депутатской группы (МДГ). Однако, его здоровье было подорвано стараниями советских властей, и в декабре 1989 г. после сердечного приступа он умер в своей квартире на Чкаловской улице.

Я думаю, если бы не преждевременная смерть Андрея Дмитриевича Сахарова, Россия пошла бы по другому, более демократическому пути.

 

2. Пётр Леонидович Капица

Некоторые читатели интернет-сайтов уверены, что Капица был еврей и удивлялись, почему его имя не внесено в список 100 самых влиятельных евреев 20-го века. В действительности сын генрал-лейтенанта флота Капица родился и рос в Кронштате в семье аристократической русской интеллигенции, в которой к проявлению всякого рода ксенофобии относились с брезгливостью.

Обладателям этого свойства не подавали руки и отказывали от дома. Среди друзей Петра Леонидовича было много евреев и одним из самых близких - Соломон Михоэлс.

Когда в августе 1941 г. в Москве состоялся митинг представителей еврейского народа, в котором принимали участие Перец Маркиш, Илья Эренбург, Самуил Маршак и другие, Михоэлс пригласил Капицу выступить на этом митинге. "Разрешите мне, русскому учёному, присоединиться к мыслям, высказанным здесь еврейскими писателями, представителями искусств, военными и общественными деятелями. Мировая наука и искусство в своём развитии многим обязана еврейскому народу…"- начал свою проникновенную речь Пётр Леонидович Капица, в которой он говорил о гонениях на евреев и особенно в Германии на немецких евреев учёных-физиков. Крупнейшие учёные-евреи, такие как Эйнштейн, Франк, Габер, признанные всем миром, увенчанные Нобелевскими премиями, были изгнаны из своего отечества.

Пётр Леонидович Капица учился в ленинградском университете. Академик Иоффе отправил его к Розерфорду в Кевендишскую лабораторию в Кембридже. Во время пребывания в Англии Капица познакомился со многими учёными физиками, среди которых было немало евреев. Когда он приехал в Ленинград в отпуск, советские власти решили запретить ему возвращение в Англию для продолжения работы и отказали ему в выездной визе. Он стал директором института теоретической физики в Москве, создал кафедру физики низких температур в МГУ, учредил семинар по общим вопросам физики, так называемый "Капишник", в котором мог участвовать каждый, интересующийся проблемами физики.

Однако, скандал между Капицей и Берия из-за отказа Петра Леонидовича участвовать в создании атомной бомбы лишил Капицу института и кафедры. Он вынужден был жить с семьёй вместе с матерью в одной комнате в Кронштадте, до тех пор, пока его ни пригласили снова возглавить институт. С этого момента Капица стал "свободным человеком в несвободной стране". Ему было разрешено перевезти оборудование лаборатории из Англии и вести свободную политику подбора сотрудников.

Это было единственное советское учреждение, где не было отдела кадров и где в анкетах отсутствовала 5-ая графа - национальность (после 4-го пункта следовал шестой), Капица самолично подбирал штат сотрудников. Он достиг положения, при котором его просьбы и даже требования неукоснительно выполнялись. Так, по его требованию освободили из тюрьмы академика Ландау, а также был предотвращён арест правозащитника Есенина-Вольпина. Капица был единственным из академиков, не подписавших письмо против Сахарова.

У Петра Леонидовича было много друзей и знакомых евреев-физиков и не только, подвергавшихся гонениям и дискриминации. Он старался помочь евреям Германии, вынужденных покинуть свою родину, чтобы выжить. Используя свои международные связи, он старался найти работу изгнанникам в разных странах.

Особые отношения дружбы связывали Капицу с Михоэлсом. Как уже было отмечено выше, 26-го августа 1941 г. Михоэлс попросил Капицу выступить на митинге еврейского антифашистского комитета, на котором присутствовали видные представители еврейской литературы и искусства, а также общественные деятели, он выступил с проникновенной речью. Он отметил огромный вклад евреев в мировую культуру и цивилизацию и гневно клеймил антисемитизм.

Власти намеревались использовать дружбу Капицы и Михоэлса для обвинения последнего в выведывании военных секретных данных в работе друга. Эти чудовищные обвинения под пытками подтвердил Зускин. Провокация не удалась только благодаря вмешательству самого Капицы.

 

3. Праведники и злодеи в математике

В МГУ на мехмате антисемитизм процветал махровым цветом. Академики и профессора такие, как Понтрягин, Шафаревич, Виноградов, Кострикин, Лупанов и другие уже были указаны выше. Список можно продолжить до двухзначного, а то и более числа. Однако, так было не всегда.

В 50-60-гг, когда ректором был академик Петровский, а деканом мехмата проф. Ефимов, человек исключительно порядочный, лишённый расовых предрассудков, в МГУ принимали по достоинству, а не по национальному признаку. В те времена 80-85% студентов были евреями. Смею утверждать, что математическая наука только выиграла, ибо породила целую плеяду блестящих математиков. У одного Колмогорова были выпущены такие учёные, как Гильфанд, Синай, Арнольд и многие другие талантливые учёные.

Но времена изменились, и в последующие годы наступила реакция с немыслимым уровнем антисемитизма, когда не стесняясь, не принимали евреев только потому, что они евреи. Абитуриентам евреям - золотым медалистам, победителям олимпиад, отличникам учёбы предлагались заведомо не решаемые задачи, а также задачи, для решения которых требовалось больше отведенного для экзамена времени. Я была свидетелем и участником борьбы с дискриминацией евреев при приёме на мехмат в 1979 г, когда ректором был академик Логунов, а деканом проф. Кострикин, никто из евреев не был принят. Только в результате отчаянной борьбы 5 человек смогли попасть на мехмат. Главными участниками борьбы были Валерий Сендеров, Борис Каневский (оба преподаватели 2-ой московской математической школы) и Белла Суббатовская (преподаватель 57-ой школы). Они подготавливали выпускников школы уметь распознавать нерешаемые задачи на вступительных экзаменах.

 

В связи с тем, что поступить в МГУ евреям было практически невозможно, а мотивация не ослабевала, эти три "праведника " организовали так называемый "еврейский народный университет-ЕНУ", где математику преподавали по университетской программе преподаватели МГУ.

ЕНУ просуществовал три года и выпустил около трёхсот студентов. Через три года последовала реакция КГБ - университет закрыли, обвинив преподавателей, что они вместо математики занимались сионизмом. Это было самое немыслимое обвинение, так как в ЕНУ учились также русские мальчики и девочки, не попавшие в университет по тем или иным причинам, которые хотели получить фундаментальные знания по математике, а Валерий Сендеров, как и некоторые преподаватели, был русским. Организаторы ЕНУ также поплатились за свою "сионистскую деятельность". Валерий Сендеров был приговорён к 10 годам лагерей и 5-ти годам ссылки, Борис Каневский к 5-ти годам ссылки, а Белла Суббатовская была на смерть сбита машиной при загадочных обстоятельствах.

Этим коротким очерком я хотела продолжить рассказы о людях, которые помогали евреям прорваться сквозь барьеры дискриминации в различных ситуациях, порой жертвуя жизнью, свободой, благополучием. К сожалению, имена их часто неизвестны, хотя их немало.

Я думаю пришло время пробить эту брешь и продолжать рассказы о праведниках в науке, искусстве, инженерии и других областях, ибо евреи были всюду, а стало быть и дискриминация тоже была.

май, 2012 г.   

Copyright © Доктор Юлия Ратнер   




Борис Каневский,
Белла Суббатовска,
Валерий Сендеров


Обсудить на форуме

 

Страница 4 из 4
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.