автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота
 
Путешествие к горизонтам знаний

Реховот

 

Мой отец - Ари Штернфельд

автор - Э. Берман-Штернфельд

05.07.2009 г.

 

 

При подготовке своей монографии "Введение в космонавтику", начатой в конце 20-х годов во Франции и ставшей в последствии настоящей космической энциклопедией, Ари Штернфельд обнаружил ряд явлений, которые на первый взгляд кажутся парадоксальными. С тех пор, задолго до наступления космической эры, эти парадоксы – "маленькие шедевры, изделия из драгоценного сплава науки, искусства и остроумия", разбрасывались им щедрой рукой по страницам мировой печати. Таким образом он создал новый вид научно-популярной литературы. Всего им было опубликовано около 100 парадоксов. Не зря в советской и зарубежной прессе его называли "Лордом парадоксов

 

В данной брошюре использована лишь малая часть обнаруженных одним из пионеров космонавтики Ари Штернфельдом парадоксов, касающихся разных аспектов полетов в космос. Жизнь моего отца Ари Штернфельда также была полна парадоксов. Судьба его была сложна и необычна.

С юных лет он увлекся мечтой о полетах в космос. И всю свою жизнь, выбор всех решений на ее крутых поворотах и даже каждодневные поступки он подчинил осуществлению своей заветной цели: приблизить день, когда полеты в космос превратятся из чистой фантазии в реальную действительность

 

В предисловии к книге, выпущенной Московским политехническим музеем к 100-летию со дня рождения отца, генеральный директор музея Г. Григорян писал: "Жизнь и научные заслуги А.Штернфельда являют собой пример воплощения вершин духа и интеллекта в судьбе одного человека."

 

Еще в начале 30-ых годов, во Франции, где отец прожил более десяти лет, он рассчитал оптимальные траектории полетов космических аппаратов. Именно по этим орбитам в дальнейшем полетели многие советские и американские искусственные спутники и космические корабли. А ведь, чтобы разрабатывать в те годы проблемы покорения космического пространства, требовалась не только романтическая увлеченность, верность идее, но и решимость отказываться от предложений, которые сулили быстрый успех в других областях научной и инженерной деятельности. Никакие земные блага не могли свернуть отца с избранного пути. И в 1935 году, будучи уже успешным инженером-изобретателем, отец покидает Францию ради страны, "строящей новое, справедливое общество" - страны Советов. Это его решение привело ко многим тяжелым последствиям. Проработав два года в московском РНИИ (Ракетный научно-исследовательский институт) бок о бок с будущим главным конструктором первых советских искусственных спутников С.П.Королевым, он, как впрочем многие сотрудники института, был уволен. С этого момента, с июля 1937 года и до конца своей жизни, отец, как еврей и "иностранец", уже не был принят ни в одно советское учреждение, занимающееся проблемами космоса.

 

Но он продолжал идти по избранному пути. Практически лишенный материальной базы, он в течение 43 лет оставался ученым-одиночкой, который сидя дома за своим рабочим столом нередко по 18 часов в сутки, продолжал заниматься теоретическими вопросами космического полета. Им одним была проделана работа, которая обычно может быть выполнена лишь целой группой инженеров.

Но в конце концов сбылись мечты отца: еще при его жизни космические полеты перестали быть сенсацией, и человек побывал на луне. Но оставалась и горечь от сознания того, что работая в коллективе, он мог бы сделать намного больше.

 

Биография Ари Штернфельда (1905-1980)

 

Ари Штернфельд родился 14 мая 1905 года в польском городе Серадзе, недалеко от Лодзи, в купеческой семье. Согласно родословной книге, пропавшей во время гитлеровской оккупации в Лодзинском гетто, далеким предком Ари со стороны отца был выдающийся еврейский философ, астроном и врач Моше Маймонид (1135 – 1204). Отец Ари был человеком религиозным, слыл несравненным толкователем Талмуда и мечтал о том, что его единственный сын (а было у Ари еще три сестры) станет равином. Мать, хоть и не получила специального образования, была начитана и интеллигентна.

 

С раннего возраста Ари многому учился. Он ходил в хедер, а домой приходил учитель математики, польского языка и музыки. Когда разразилась первая мировая война и военные действия приблизились к городу, семья перебралась в Лодзь.

Здесь Ари поступил в еврейскую гумманитарную гимназию, дававшую два полных аттестата - по иудаистике и общеобразовательным предметам. В старших классах гимназии у него появились первые идеи о космических полетах. Так он задумывался о том, до какой степени целесообразно увеличивать в ракете запас топлива. Были и другие идеи, развитые им впоследствии, например о возможности определить расстояние ракеты от Солнца с помощью высокочувствительного бортового термометра. В 17-летнем возрасте Ари прочел по-немецки монографию А. Эйнштейна "О специальной и общей теории относительности", изданную в Гермнии в 1921 г. Многое в ней было непонятно. Ари отважился написать великому физику и вскоре получил ответ, написанный Эйнштейном от руки. Впоследствии целую главу в своей моногрфии Штернфельд посвятил теории относительности в приложении к космонавтике.

 

После окончания гимназии Ари поступает на философский факультет Ягелонского университета в Кракове. Однако желание изучать не только естественные, но и технические науки и невозможность учиться в Варшавском политехническом институте из-за "Numerus clauses" (процентная норма для евреев) привели к тому, что закончив первый курс университета, весной 1924 г. Ари уезжает во Францию, чтобы продолжить учебу в институте Электротехники и Прикладной Механики в Нанси (Nancy, L'ENSEM). Несмотря на то, что при поступлении в институт отец не знал французского языка, он блестяще его закончил, будучи вторым по списку и это при том, что приходилось еще и зарабатывать на жизнь, на учебу и помогать обедневшим родителям. Во время учебы Штернфельд ни на минуту не расставался с идеей о полетах в космос. Днем он учился, вечера посвящал астронавтике. Это была не абстрактная мечта, а конкретные расчеты и чертежи.

 

В 1927 г. Штернфельд получил диплом инженера-механика. Некоторое время он успешно работал во французских фирмах и сделал несколько серьезных изобретений.

В 1928 г. Штернфельд поступил в докторантуру в Сорбонну для работы над диссертацией о проблемах космических полетов. Однако, когда диссертация о межпланетных полетах была близка к завершению, его научные руководители заявили, что они не могут взять на себя ответственность за тематику столь далекую от реальности. Они предложили изменить тему диссертации, обещали повышенную стипендию. Но ничто не могло заставить отца отказться от своей юношеской мечты. Он решает продолжать исследования на свой страх и риск.

В этом решении отца поддержала его будущая жена, моя мама, - Густава Эрлих. Она тоже родилась в Польше и, как и отец, уехала учиться во Францию в Нанси в том же 1924 г. Она была активным членом компартии Франции, являясь секретарем ее Польской секции. Мама окончила Сорбонну, получив два диплома - воспитателя отстающих в своем развитии детей и преподавателя французского для иностранцев. Она стала незаменимой помошницей отцу. До последних дней своей жизни была она редактором его научных и научно-популярных работ, вела всю его деловую переписку, будь то на французском, польском, русском или идише .

Чтобы иметь возможнось сконцентрироваться исключительно над работой, позволяющей оформить результаты своих исследований, отец в августе 1932 г. вернулся к родителям в Лодзь. За полтора года упорной работы он развил свою диссертацию и оформил ее в виде монографии. Монография была написана на французском языке и называлась "Initiation a la Cosmonautique" ("Введение в космонавтику").

 

Кстати, термин "космонавтика" не употреблялся в то время ни в русском, ни во французском языке. Ари Штернфельд ввел его, считая более точным, чем употреблявшиеся в то время слова "астронавтика" и "звездоплавание". Многие космические термины, считающиеся теперь общепринятыми, были введены в русский язык именно Штернфельдом, например, такие понятия, как "перегрузка", "первая", "вторая" и последующие космические скорости.

В монографии многие вопросы были разработаны отцом впервые: теория межпланетной световой сигнализации, теория составной ракеты. Впервые была доказана теоретическая возможноть перелета к ближайшим звездам и обратно в течение одной человеческой жизни. Впервые вычислены энергетически наиболее выгодные межпланетные траектории, позволяющие уменьшить необходимую мощность ракеты, а потому требующих постройки ракет несравненно более легких и менее сложных. Рассмотрен еще целый спектр вопросов, связанных с межпланетными полетами.

 

Основные идеи, изложенные в монографии, были доложены отцом в Варшавском универститете в декабре 1933 г. Доклад приняли довольно холодно. Космические полеты казались фантазией. Штернфельд пытался найти издателя для своей монографии, но безуспешно. О том, чтобы работать в Польше над проблемами космических полетов, нечего было и думать.

 

Он вновь возвращается в Париж. Больших усилий стоило ему убедить французских ученых в правоте своих концепций. И вот в стенах Французской Академии наук впервые обсуждается космическая тематика: 22 января 1934 г. (год рождения первого космонавта Юрия Гагарина) представлен доклад Штернфельда "Метод определения траектории объекта, движущегося в межпланетном пространстве, наблюдателем, находящимся на этом объекте", а 12 февраля 1934 г. его второй доклад "О траекториях, позволяющих приблизиться к центральному притягивающему телу, исходя из заданной кеплеровской орбиты". 2 мая 1934 г. в аудитории "Декарт" в Сорбонне, где всего несколько лет назад ему было отказано в защите диссертации, Штернфельд прочел лекцию на тему "Некоторые новые взгляды на астронавтику".

На этот раз его приняли очень хорошо, он получает многочисленные положительные отзывы. Вскоре ему была присуждена Международная премия по космонавтике. Теперь работы Штернфельда получили официальное признание, появились серьезные и заманчивые предложения работы. Но у отца были другие планы. Он пересылает экземпляр рукописи "Введение в космонавтику" советскому правительству и решает переехать в Советский Союз на постоянное жительство, пророчески полагая, что именно эта страна "откроет путь к освоению космического пространства".

 

В начале июля 1935 г. Штернфельд был зачислен в штат Реактивного научно-исследовательского института (знаменитого РНИИ). Должность старшего инженера, на которую приняли отца, соответствовала тогда высшей инженерной квалификации, такой же, какая тогда была у С.П. Королева, будущего главного конструктора космической техники. В отделе Королева и начал работать Ари Штернфельд. "Введение в космонавтику", переведенное на русский язык заместителем начальника РНИИ Г.Э.Лангемаком, издается в Москве в 1937 году.

Книгу с полным основанием назвали энциклопедическим трудом, в котором суммированы все основные знания того времени по проблеме космического полета. Второе издание "Введения" вышло в 1974 году. Замечательно, что идеи Штернфельда не только не устарели за почти 40 лет между изданиями, но настолько хорошо соответствовали бурному развитию космонавтики, что автору не пришлось перерабатывать текст – были добавлены лишь комментарии и примечания. Но удовлетворение отца от выхода в свет его научного труда было омрачено увольнением из РНИИ. Его никуда не принимали на работу, несмотря на все его хлопоты, включая обращение к Сталину. И последующие 43 года он продолжает работать над проблемами космонавтики у себя дома, один, без сотрудников и помощников.

Нет худа без добра: возможно, это спасло его от репрессий, которым подверглись многие из его коллег по институту, включая С.П.Королева, В.П.Глушко и других.В июле 1941-ого отец обратился в военкомат с просьбой вступить в Красную Армию, но ему было отказано и он был эвакуирован со своей семьёй (мама, моя старшая сестра и я ) на Урал, в город Серов, где отец сумел найти работу в Металлургическом техникуме. Преподавал физику, сопромат, детали машин и черчение...

В середине 60-ых его бывшие ученики разыскали отца и вспоминали, как на занятиях он рассказывал им о первой и второй космических скоростях, о возможности полетов в космос, как в полу-шутку выводил своим студентам отметки, рассчитывая их на логарифмической линейке с точностью до сотых долей, а в перерывах между уроками занимался своими расчетами. Вернуться из эвакуации в Москву было непросто: нужна была организация, готовая вызвать отца, а таковой не было. В декабре 1944 года, получив наконец разрешение, отец возвращается в Москву и тщетно продолжает искать работу.

Приближалась космическая эра. В 1956 году, почти за год до запуска первого спутника, в Москве вышла книга Штернфельда "Искусственные спутники Земли", которая вызвала за рубежом настоящую сенсацию и принесла отцу мировую известность. За 1957 - 1958 годы книга была издана 25 раз в 18 зарубежных странах.

Заслуженно счастливая судьба была и у следующей книги отца – "От искусственных спутников межпланетным полетам". В 1958 году в Нью-Йорке издан сборник "Советские работы по искусственным спутникам и межпланетным полетам" (Soviet Writings on Earth Satellites and Space Travel", The Citadel Press, New York, 1958). 140 из 230 страниц были заняты переводом трудов Ари Штернфельда. Эти книги раскупались мгновенно, так как «утоляли голод» как специалистов, так и просто любознательных людей в еще незнакомой области познания. По ней учились многие из тех, кто осуществлял практическую работу по освоению космоса, в том числе и космонавты.

Так Г.М. Гречко, известный советский летчик-космонавт, в одном из своих выступлений заявил, что книги отца, прочитанные им в раннем возрасте, определили его судьбу. В этом же признавались и другие космонавты и "ракетчики". А экипаж советского космического корабля "Союз-Т-3", запущенного 27 ноября 1980 года, взял с собой на борт корабля книгу "Введение в космонавтику" в память о ее авторе, "замечательном человеке и ученом", подчеркнув, что они "обучались космической азбуке по этой замечательной книге".

С начала 60-х годов деятельность Штернфельда в области космонавтики получает официальное признание и в Советском Союзе. Академия наук СССР присуждает ему ученую степень доктора наук "хонорис кауза" – без защиты диссертации. Это был лишь 12-й случай в истории академии. Штернфельд становится так же заслуженным деятелем науки и техники РСФСР. Но постоянного заработка у отца не было, да и за границу его не выпускали, несмотря на то, что он не числился ни в одном государственном учреждении, а потому не мог выдать никаких государственных тайн. Так, его не пустили в Нанси в 1961 году, когда ему присудили ученую степень Доктора Honoris Causa Нансийского университета, не пустили в Париж в 1962 году, когда он был удостоен вместе с Юрием Гагариным международной премии по космонавтике "за личный вклад в прогресс астронавтической науки", и куда конечно же поехал Гагарин.

 

В 1978 году его ждали во Франции для вручения степени Доктора Honoris Causa Политехнического института Лотарингии и даже купили ему и его второй жене Ильзе билеты на самолет и оплатили номер в гостиннице. Но в последнюю минуту отцу велено было сказаться больным. И вручение этого титула состоялось во французском посольстве в Москве уже в 1980. До этой счастливой минуты отец не дожил всего несколько недель и диплом был вручен его жене. И мы с сестрой присутствовали на этой, уже совсем не веселой для нас церемонии.

Похоронен Штернфельд в Москве, на Новодевичьем кладбище. На его памятнике из черного гранита-лабрадора, выполненном архитектором и скульптором Фаиной Хазан в виде большой открытой книги, помещен барельеф головы ученого и выгравирована "штернфельдовская" обходная траектория с предварительным удалением. В верхнем правом углу высечено любимое и часто повторяемое отцом латинское выражение "Per aspera ad astra" ("Сквозь тернии к звездам"). На домах, где он жил в Москве, Серове, Серадзе и Лодзи, установлены мемориальные доски. Его именем названы кратер на обратной стороне Луны, улица и астрономическая обсерватория в Лодзи. В Политехническом музее в Москве открыт мемориальный рабочий кабинет Ари Штернфельда, где хранится его архив, которым заведует моя старшая сестра Майя Штернфельд. Есть мемориальная доска, посвященная отцу и в Израиле, в здании публичной библиотеки в Кириат Экроне. Примечательно, что и фамилия его символична – ведь "штернфельд" по-немецки означает "звездное поле".

А.Штернфельд опубликовал более 10 книг и 200 научных и научно-популярных статей. Его труды были были опереведены на 40 языков в 39-и странах всех пяти континентов.

Израиль, июль, 2009 г.   

Copyright © Э. Берман-Штернфельд   

Книги А.Штернфельда на русском языке:

1. "Введение в космонавтику", М.-Л., ОНТИ, 1937, Перевод с французского языка с рукописи

2. "Полет в мировое пространство", М.-Л., Гостехиздат, 1949

3. "Межпланетные полеты", М., Гостехиздат, 1955, 1956

4. "Искусственные спутники Земли", М., Гостехиздат, 1956

5. "От искусственных спутников к межпланетным полетам", М., Гостехиздат, 1957, 1959

6. " Искусственные спутники", М., Гостехиздат, 1958

7. "Введение в космонавтику", 2-е изд., М., Наука, 1974

8. " Парадоксы космонавтики", М., Наука, 1991

 

Научно-фантастические рассказы:

1. Великое испытание: (Репортаж-фантастика), Огонек. 1952, N1, С. 25-26.

2. На малой Луне: (Репортаж-фантастика), Огонек. 1952, N2, С. 29-30.

3. «ЛК-3» летит на Луну!: (Репортаж-фантастика), Огонек. 1952. N47, С. 22-23.

4. Мертвая петля, Веч. Москва. 18 дек. 1954.

5. Рейс на Меркурий, Юность. 1955. N3, С. 85-93.

6. Вокруг серебристого шара, Смена.. 1955. N5, С. 21-23.

7. Полет на Марс: (Репортаж-фантастика), Смена.. 1956, N14, С.18-19

8. Сквозь Землю в Космос, Вокруг света.1961, N1, C.38-40

9. Путешествие по центуру (Фантастич. репортаж), Техника-молодежи, 1976, N4, С.26-27

10. На зов с Венеры, Техника-молодежи, 1987, N10, С.52-56

 

Книги А.Штернфельда на английском и французском языке:

1. "Le vol dans l`espace cosmique", Paris, Les Editeurs Francais Reunis, 1954

2. "Interplanetary travel",Moscow, Foring Languages Publishing House, 1957, second edition 1958

3. "Interplanetary travel", New York, 1957

4. A. Shternfeld. "Artificial satellite", Wright-Patterson Air Force Base, Ohio, Washington, U.S. Govt. Printing Office, 1958

5. Ari Shternfeld. "Soviet space science", New York, Basic Books, 1959

6. "Soviet writings on Earth satellites and space travel",

   Part 1: From Earth satellites to interplanetary travel, by Ari Sternfeld, p.5-152;

   Part 2: Model comparaision, by Ari Sternfeld, p. 243-245, New York, The Citadel Press, 1958.

   Second edition, New York, Books for Libraries Press, 1970

 

Заочная школа обучения Ари Штернфельда: 1    2    3    4   5

 

Имя выдающегося ученого в области космической техники АРИ ШТЕРНФЕЛЬДА, среди номинантов в конкурсе на присвоение имени польскому космическому аппрарату предполагаемому к запуску. Проголосуй сегодня!

 


Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц   
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.