автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Научно-
исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье»

Новые проекты

---------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Проект "Научно и понятно"

Изольда Милютина ведет концерт филармонического оркестра Кишиневаиюнь, 2012 г.

 

Изольда Милютина:
Доктор искусствоведения,
заслуженный деятель искусств


О музыке
(введение в мир музыки для желающих)

 

"Из наслаждений жизни   
одной любви Музыка уступает,   
да и любовь - мелодия".

А.С. Пушкин    

Поистине вещие пушкинские строки вынесены нами в эпиграф. Да, Музыка, которую мы обозначим с большой буквы в знак нашего нерушимого пиетета к этому виду искусства, - это прежде всего огромный мир, где господствует её величество ЭМОЦИЯ, чистое, незамутнённое ЧУВСТВО. Это - искусство, которое, благодаря таким своим внутренним свойствам, транслирует через века дыхание жизни ушедших в небытие поколений. Весьма любопытное явление - музыкальный образ эпохи. Это, разумеется, может составить предмет особого изучения.

Повезло тем, кто ощущает неизбывную музыкальность окружающего мира. Подлинный гимн Музыке, подчиняющей себе жизнь, всё мироздание, провозгласил в присущей ему изысканной манере Константин Бальмонт, один из поэтов Серебряного века:


Звучало море в грани берегов,
Когда все вещи мира были юны, слагались многопевные буруны.
В них был и гуд струны, и рёв рогов.
Был музыкою лес и каждый ров.
Цвели цветы, огромные как луны, когда в сознанье прозвучали струны…

                  ("Рождение музыки")

 

Поэзия, как известно, насыщена музыкальными образами А сама МУЗА! В её имени - корень не только названия этого замечательного искусства - музыки. В нём - выражение и сути его. Богиня ВСЕХ искусств, капризная Муза влечёт музыканта, как и поэта, в свою волшебную страну. Мы помним о Музах греческой мифологии, богинях поэзии, искусств и науки. Эти девять сестёр, носящие имя "олимпийские музы", выступают под водительством бога искусств Аполлона и указывают на связь с пением, танцем, музыкой, наслаждением. О силе музыки в её воздействии на человека напоминает нам поэт. "Музыка - вещь самая влиятельная… Её влияние не проходит даром…" - пишет Александр Блок в письме к матери. А тонкий пейзажист в музыке француз - импрессионист Клод Дебюсси был убеждён: " Только композиторы обладают привилегией охватить всю поэзию ночи и дня, ритмизируя её бесконечное биение". Да мало ли ещё можно привести образных высказываний по поводу возможностей музыкального выражения! О музыке невозможно говорить, не прибегая к образным сравнениям. С другой же стороны, чтобы уяснить здесь некоторые вещи, приходится обращаться к положениям других наук. И прежде всего - к эстетике и психологии. Таким образом, размышления о музыке как явлении обращает нашу мысль к другим понятиям, к другим смысловым и философским категориям, к другим сферам знаний.

Сейчас же перед нами дилемма - как в рамках нашего проекта сочетать доступность и научность. Первое, надо полагать, будет опираться на законы психологии (творчества, восприятия). Второе же предполагает системный подход, который, как известно, адресуется к объективности критериев. Поиски таких критериев с давних времён занимают умы и в нашей области.

Оказывается, такие системы в применении к музыке существуют и развивались они на протяжении веков. Это отражено в соответствующей литературе. Скажем a`propo, что во многих учебных заведениях мира, где воспитываются композиторы и музыковеды, практикуются соответствующие лекционные курсы. Это позволяет молодым музыкантам постигнуть тот вековой путь, который прошло в своём развитии искусство музыки и само его изучение, постижение.

Итак, пустимся в рассуждения, не забывая пояснить некоторые научные положения, что, скажем сразу, по отношению к музыке в силу её эмоциональной природы не так-то просто.

Считаю также необходимым сделать ещё одну небольшую оговорку. В своём изложении я опираюсь на наиболее близкое для меня академическое искусство, на классическую музыку, пока оставляя в стороне т. наз. масскультуру, попмузыку, ибо это - предмет особого разговора. Там действуют свои законы.

Осмелюсь только утверждать, что, к сожалению, попкультура использует на сегодняшний день не самые лучшие стороны музыкального выражения. При этом массовое сознание всё больше оказывается в плену иногда даже довольно ярких, но легко доступных впечатлений, в общем-то - в плену достаточно бездумного времяпрепровождения, не отягощённого размышлениями о смысле жизни. Вы скажете, что это тоже нужно. Да! Но в какой мере? Здесь господствуют штампы, избитые клише знакомых музыкальных формул, а гармоничность форм и благородство выражения вызывают большое сомнение, если не сказать, - просто отсутствуют. Ибо адресуется всё это к совсем другим, нежели классика, сторонам человеческой психики, иногда даже - на уровне физиологии (оглушительная динамика, убойные ритмы и т. д.).

Прежде всего, как связать с музыкой в аспекте нашего проекта первую часть предложенного слогана "И научно и понятно"?

Зададим себе в этом плане главный вопрос: а само музыковедение - наука или досужие рассуждения о музыке? Дискуссии на эту тему возникали не однажды и оказывались порой очень увлекательными. Вот как отвечают на этот вопрос словари:

"Музыковедение или музыкознание - наука, изучающая музыкальное искусство в его отношении к социально-исторической действительности, другим областям духовной культуры человечества и с точки зрения его внутренних закономерностей и особенностей. Музыковедение возникло из потребности постигнуть сущность музыки как специфической формы художественного творчества".

Хорошая музыка - серьёзная вещь. Здесь самое время напомнить, что ещё древние греки (пифагорейцы), признавая огромную воспитательную роль музыки как рода практической деятельности, ставили её в один ряд с философией, математикой, эстетикой, этикой, даже космологией.

Шагая через столетия (античность, средневековье, эпоха Возрождения, ХУII-ХУIII века в Западной Европе, развитие музыкальной культуры Востока, Золотой и Серебряный века в России; наконец - Новое время, наша современность…), мы видим, что музыкальные системы эволюционировали. Но сама эта системность составляла всегда заботу многих теоретиков прошлого. Конечно, это происходило на разных уровнях в соответствии с эпохой, эстетическими и философскими взглядами того или иного времени. Потому что музыка как духовная сфера (тем более наука о музыке - музыкознание) развивается в системе человеческих знаний рука об руку с эстетикой, философией, психологией.

Обращаясь к искусству музыки, не погружаясь вглубь ушедших веков, мы можем нынче говорить о философских истолкованиях музыкальных закономерностей с позиций современного мышления, а также и о нынешних течениях в композиции, которые подчас содержат в себе весьма стройную систему. Особое внимание привлекает то, что в них иногда, по воле композитора, смыкаются музыка и её числовое отображение. Достаточно вспомнить здесь, к примеру, теорию симметричных ладов Оливье Мессиана (Франция), Болеслава Яворского (Россия), серийную технику Нововенской школы (Австрия), или, наконец, такое общее положение, как тезис о золотом сечении, о его значении в применении к музыке. Со времён Арнольда Шёнберга пришла в музыку додекафония, когда 12-тоновые звуковые серии используются в процессе композиции как, условно говоря, мелодические модели. Притом, что этот приём выступает в определённых условиях как техническое средство, - и даже, как известно, является краеугольным камнем целой школы, приходится не забывать, что авторы в таких случаях опираются на определённые эстетические предпосылки, которые соответствуют реалиям Нового времени. Но это - особый разговор.

 

А теперь - о слове понятно. Часто приходится слышать: "Я не могу понять, что хотел сказать автор в том или ином своём сочинении" (например, в симфонии). Чаще всего это относится к чисто инструментальной музыке - без слова, без объявленного литературного сюжета, программы. Но думается, что вообще разговор о непонимании музыки продиктован ложным чувством. Хотя категориями нравится - не нравится здесь успеха не добиться у незадачливого слушателя.

Музыка - искусство, которое вторгается в душевную жизнь и требует иногда повышенного внимания, вслушивания и… размышлений, т. е. работы интеллекта. В наш век огромного потока информации, слушая серьёзное музыкальное произведение, если, иными словами, попадаешь во власть музыкального звучания, о многом поневоле задумываешься. Но при этом необходима сосредоточенность, я бы сказала, - определённый психологический настрой. А мысли приходят сами собой, ведь их полёт ничем не ограничен. И весь ассоциативный ряд жизненных впечатлений, которых у современного человека великое множество, - а они обязательно возникают перед мысленным, внутренним взором под властью музыки - помогает разобраться в безбрежном море звуков, постигнуть его. И когда речь заходит о непонимании музыки, не присутствует ли здесь просто леность мысли, сознания? Бывает, что слушают, но не слышат. А ведь это - весьма распространённое явление и относится, кстати говоря, не только к музыке. Ведь надо ещё хотеть (!) услышать.

Однако вернёмся к ведущему тезису данного проекта.

Выявление каких-то системных закономерностей приложимо к любому жизненному явлению, если мы хотим подойти к нему с научной точки зрения. В нашем случае это - обращение к музыке в самом широком смысле слова. Одна только незадача - духовное не поддаётся математическому исчислению, и создание системы здесь наталкивается на определённые трудности. Самое главное, это подчас как бы лишает те или иные суждения в интересующей нас сфере желаемой объективности. Подчеркнём лишний раз - весьма не просто это, соприкасаясь с музыкой, за которой закрепилось не только эмоциональное отражение внутреннего мира человека, но и воплощение динамики самой жизни. Всё же если принять эту мысль, многое сразу становится понятным в этих вздымающихся звуковых волнах, в стихии обрушивающихся на слушателя звуковых водопадов. За этим приходится следить порой достаточно напряжённо. Но человек должен получать от всего этого и какое-то удовлетворение в соответствии с его душевными внутренними потребностями. Иначе общение с музыкой теряет смысл.

А теперь о другом, но очень существенном, если мы хотим во всей полноте вникнуть в специфику искусства музыки.

Все мы во власти быстро текущего времени Жизни. И тут приходит на ум мысль о временнОй природе музыки. Несмотря на известную истину о возможностях эмоционального выражения, далеко не на последнем месте для постижения особенностей, образно говоря, "музыкального завоевания пространства" оказывается категория Времени. Музыка - искусство временнОе, чем она и отличается от искусств пространственных (живопись, скульптура). Причём очень важно, что, кроме эмоциональных и красочных нюансов, музыка, именно в силу своей временнОй природы, своей текучести, процессуальности, способна отражать непосредственно динамику, нерв самих жизненных явлений. В архитектуре, скульптуре, живописи господствуют постоянство контуров, незыблемая логика неподвижных форм. В музыке же, как не однажды было замечено, волна жизни стремительно влечёт нас.

Музыкальное произведение в реальном звучании при исполнении, а соответственно и при восприятии, заполняет определённый отрезок времени, т. е. разворачивается во времени. И снова обратимся к словарному объяснению: "звуковременной процесс членится на фазы, связанные друг с другом по типу причин и следствий. Восприятие таких форм предполагает активность слушательского внимания, способного сравнивать, сопоставлять, удерживать в памяти прошлое и настоящее, предвосхищать будущее развитие музыкальной мысли…. В завершённых формах время звучания обретает специфическую пространственность".

Известно суждение, использующее образное сравнение. Архитектура в лучших своих проявлениях - это застывшая музыка. Но и музыке, как мы видим, не чуждо представление о пространстве. Достаточно вспомнить такие термины, как горизонталь и вертикаль звуковых рядов. Ясно, что это адресуется непосредственно к пространственным категориям, составляя элементы музыкальных систем, наряду с понятиями о тональностях, ладах и проч. Если же архитектура - застывшая музыка, то сама музыка - это, условно говоря, как бы раскрытая в динамическом проявлении внутренняя сущность возможностей архитектуры, раскрытые её закономерности? Недаром используются такие выражение, как музыкальная форма, музыкальная конструкция, звуковое здание… В конечном итоге музыку и архитектуру роднит гармоничность и соразмерность пропорций. Поэтому и был упомянут нами закон золотого сечения, пришедший в музыкальные системы из теории архитектуры.

И всё-таки в музыке ведущим является не расчёт, а, как было сказано, эмоция, интуиция творца.

Но всегда ли в музыке отсутствует расчёт? Кое-что об этом было сказано выше. Следует добавить, что в любом словаре можно найти определение музыки как структурно оформленного процесса. Напомним: "…Ценность музыки состоит в неповторимой структуре музыкального произведения и одновременно во внутренней смысловой оправданности избранных композитором средств.". Однако вот, что интересно. Всё чаще в произведении современного композитора на смену обстоятельному, структурно оформленному музыкальному повествованию прошлых времён приходит иной метод композиции, подчинённый идее т. наз. "звукового потока", призванного отразить бесконечный бег самой жизни. Причём - в динамичном его ускорении, что так присуще нашему времени.

 

И всё-таки у музыки своя прерогатива - образная субстанция, образный мир, воплощённый звучащей материей. Проявление - выявление его скрывается порой в самых глубинах человеческой психики, может быть, даже в сфере подсознания пишущего автора. И также оно обращается к внутреннему миру слушающего, постигающего эту музыку.

 

Итак, эстетика и философия, психология в разных её аспектах, время и пространство. Вот сколько явлений и понятий привлекается для того, чтобы постигнуть, что всё-таки представляет собой музыка. С одной стороны, как явление духовного порядка, с другой стороны, как явление по-своему структурное, которое тем не менее в конечном счёте захватывает нас, увлекает в свой особый мир. Разумеется, речь идёт о лучших образцах мировой музыки. Как, к примеру, удалось Чайковскому в своих симфониях передать жизнь Личности с её борениями, преодолениями, противостоянием силам судьбы, рока? А ведь это только один, выбранный наудачу, пример из многочисленных хорошо известных образцов воплощения в музыкальных звуках самой ЖИЗНИ.

 

Обобщая всё выше сказанное, следует констатировать, что обращение к музыкальному искусству в стремлении "дойти до самой сути" его (по Пастернаку) открывает перед нами широкое поле его постижения, огромное количество проблем. Чтобы, как говорится, не растекаться мыслью по древу, я бы сгруппировала эти проблемы в три области: история, эстетика и собственно музыкальная теория. А музыкальная теория, раз она существует, требует, как любая теория, объективных критериев в своём основании. И вот тут иногда вступает в силу приближение к методу исчисления. И мы вспоминаем, что математические основы музыкальной системы были заложены ещё в Древней Греции. Фигурируя и в современных музыкальных системах (в отдельных, достаточно избирательных, случаях у больших учёных - исследователей), это приобрело иной облик, соответствующий новым научным реалиям. Хотя многие объективные показатели, вроде числовых измерений музыкальных тонов, их дробности (но это уже физика, акустика…), остались прежними.

Когда слушаешь полюбившееся музыкальное произведение, вполне естественно не приходят на ум содержащиеся в нём системные закономерности. Да и не нужно это. Это дело специалистов - теоретиков, по роду профессии для постижения этих закономерностей "препарирующих", иногда достаточно подробно, музыкальную ткань и выявляющих стройность (или отсутствие таковой) в музыкальной конструкции. Рядовой же слушатель внимает и может получить в отдельных случаях повод для эмоционального восприятия именно данного момента жизни…

Музыка - мир преогромный. Это - наряду с другими искусствами, как было сказано однажды, второй мир, который существует для того, чтобы человек уютно чувствовал себя в первом.

 

В заключение этого, весьма общего разговора о музыке позволю себе сослаться лишь на один небольшой сюжет из множества возможных. Вспомним, как Борис Пастернак слушал музыку своего кумира Александра Скрябина, что его душа находила в ней.

Известно, что Скрябин стремился воплотить в мире звуков своё отношение к мирозданию, даже свои мистические идеи его совершенствования. Потому и прославился он своими музыкальными "Мистериями". Его крылатая мысль, а соответственно и музыка наиболее крупных сочинений настраивает на философский лад. Пастернака ещё в юности поразила вдохновенность дерзостной мысли Скрябина. Живя на соседней подмосковной даче и гуляя по лесу, он непроизвольно оказался слушателем поразившей его музыки. Свои тогдашние незабываемые впечатления он записал в автобиографическом очерке:

"…и совершенно так же, как чередовались в лесу свет и тень, перелетали с ветки на ветку птицы, носились и раскатывались по нему куски и отрывки Третьей симфонии тли Божественной поэмы, которую в фортепианном выражении сочиняли на соседней даче… Боже, что это была за музыка! Симфония беспрерывно рушилась, обваливалась, как город под артиллерийским огнём, и вся строилась и росла из обломков и разрушений. Её всю переполняло содержание, до безумия разработанное и новое, каков нов был жизнью и свежестью дышавший лес, одетый весенней листвой в то утро 1903-го года." Эта музыка, в представлении её невольного восторженного слушателя, была смела до сумасшествия, до мальчишества, шаловливо стихийная и свободная, как падший ангел".

Многие ли из нас умеют так слушать музыку, мобилизуя своё воображение?

Copyright © 2012 Изольда Милютина    
д-р искусствоведения   
июнь, 2012 г.    



Страница 1 из 1
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.