автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Дневник
мероприятий
Архив Форум
 
Дом ученых и специалистов Реховота

Дети войны
(о проблемах сирот войны 1939-1945 гг.)

© BEIT HAMADANIM, REHOVOT

ISSN - 1565-9828

Отзывы и заказы по тел. 08-9455328, 050-9455328


ДЕТИ ВОЙНЫ - 2
Вспомнить всех поименно…

Владимир Куракин

 

22 июня 1941 г. наша семья была в приподнятом настроении. Мы все готовилась к летнему отдыху, к поездке в Березовку, что на Волге. Первоначально проплыв по Каспию, мы должны были добраться до Астрахани, откуда на речном пароходе переехать в Березовку… Вдруг к нам неожиданно пришла соседка, жившая на том же этаже. Она была чрезвычайно взволнована, как будто произошло что-то из ряда вон выходящее. Подумалось, что у неё лично что-то случилось что-то настолько тяжелое, что она не выдержав случившегося, бросилась к соседям. На испуганные вопросы бабушки и мамы: "Что случилось?", она с трудом произнесла :"Война! Германия напала на нас… Только сейчас передали по радио…" Все вокруг сразу поблекло. Будучи шестилетним, я нутром почувствовал, что все, что было до этого, стало прошлым, а настоящее и будущее, будут совсем другими. Настает другое время - тяжелое и опасное, и жить в этом времени придется иначе, чем буквально минуту раньше, будет суровее, тревожнее, в постоянном ожидании опасности… Сейчас, десятилетия спустя, кажется, что это впечатления не ребенка, а взрослого человека, что это моя нынешняя оценка тех чувств, которые овладели мной в те минуты. Думаю, что это не совсем так. Дети, возможно, не все понимают так, как это видится в более адекватном восприятии взрослых, но, несомненно, чувствуют гораздо тоньше, чем взрослые…

Каспийское морское пароходство ( "КАСПАР"), где работал отец, с самого начала войны был причислен к важнейшим народнохозяйственным объектам, имевшим особо важное значение для обороны страны. Бакинский нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий регион был главным источником снабжения горючим Советской Армии. Пароходство "КАСПАР" осуществляло транспортировку горючего для самолетов, танков и транспорта до Астрахани, откуда далее распространялось по другим регионам страны. Нужно отметить, что и немцы придавали огромное значение этому региону. Ведь за период всей войны над территорией Баку был только один налет немецкой авиации, в ходе которой самолет-разведчик был сбит. Особенную ценность бакинской нефти придавало то, что она была высокооктановая, что делало её особенно важной как источник авиационного горючего.

В связи с исключительной важностью возложенных на "КАСПАР" функции в ходе начавшейся войны, руководящие работники и специалисты пароходства получили бронь от призыва на фронт.

Бронь полагалась и моему отцу, Виктору Захаровичу Курагину, 1902 г. рождения. По действовавшему в первые дни войны положению, бронь должна была быть подтверждена руководителем предприятия или учреждения. И когда пришла повестка о призыве на фронт, оказалось, что начальник "КАСПАРА" был в длительной командировке, а заместители начальника не имели полномочий подтверждать бронирование специалиста.

 

По законам того времени, имея на руках повестку, военнообязанный должен был явиться в военкомат в строго указанное в повестке время. Не имея на руках оформленной брони, отец не имел права не прибыть на мобилизационный пункт. Возможно, человек другого морального склада, чем мой отец, пошел бы путем уловок на то, чтобы выиграть время до приезда начальника, безусловно, подписавшему бы документ о бронировании, но для отца - человека, не привыкшего к всевозможным ухищрениям, такой путь был неприемлем. К тому же, отец был членом партии, чувствовавшим особую ответственность в сложившейся ситуации. Поэтому он явился на призывной пункт и был призван в действующую армию. С того момента закончилась та часть моей жизни, в которой было все, как бывает у большинства детей, мир которых включает в себя основу, которая держится на отце и матери, а все остальное - это то, что дополняет эту основу до всего, происходящего вокруг.

То детское ощущение изменившегося мира, возникшее после сообщения соседки о начале войны, с уходом отца на фронт, нашло свое практическое материальное воплощение. С той минуты мой мир потерял свое равновесие: он стал неустойчивым, словно державшимся на неустойчивом основании.

 


На фотографии отец до мобилизации на фронт

 

После мобилизации в армию, отец вместе с другими мобилизованными проделал десятидневный путь Волге, железной дороге, реке Оке и Москва- реке до Москвы. В Москве он был направлен на командирские курсы ( в области связи). В письме домой отец сообщал, что носит форму морской пехоты с пилоткой. Он выражал уверенность, что немцы наш город Баку не возьмут и потому просил не покидать город. Будучи ревматиком, отец жаловался в письмах на боли в ногах и сердце, особенно ощущавшихся с началом осенних холодов. "Ноги мерзнут даже в теплых носках и сапогах",-писал он. Надо отметить, что ревматизм у отца был хронический, "заработанный многолетней работой с 16- летнего возраста во время работы на судах в море.

В одном из писем, отвечая на вопрос, почему он не обращается с рапортом о переводе в нестроевые части по болезни и возрасту ( ему тогда было 40 лет), он пишет, что таких, как он,- большинство.

В каждом из писем он пишет о тоске по дому и детям, просит чаще писать ему. В июне 1943 года он сообщает, что находится ы Ярославле. Оттуда его направляют в Кронштадт в распоряжение 260-ой бригады морской пехоты Балтийского флота. Эта бригада была создана в июле 1942 года на базе 4 отдельной бригады морской пехоты, сражавшейся под Невской Дубровкой в районе Шлиссельбурга. Бойцы этой бригады держали сухопутную и ледовую оборону Кронштадта, проводили дерзкие налеты на вражеские укрепления на берегу Финского Залива и его островов.

 

Выходили на лед вечером. Несколько километров шли по льду в темноте, на обжигающем ветру. За плечами винтовки, на волокушках везли боеприпасы, скудное продовольствие и топливо для обогрева. В такое время все сливалось в сплошном снежном потоке.

По мере продвижения советских войск на Карельском перешейке острова Бчерского архипелага нависали над приморским флангом советских войск. Удерживая острова, враг угрожал тылу и флангу наступавших войск и препятствовал проходу советских кораблей в Выборгский Залив. Сотни мин и минных защитников были выставлены немцами в проливе Бьернезунд, а берега островов Бьернского архипелага обороняли десятки артиллерийских орудий самых различных калибров, покрывавших весь пролив своим огнем.. На островах находилось порядка трех тысяч немецких солдат и офицеров.

Для нейтрализации этой силы врага было решено задействовать 260- ую бригаду морской пехоты, которая была срочно переброшена в этот район. Из района Кронштадта морские пехотинцы добирались на кораблях. Командовал операцией по подавлению немецких войск в районе островов Бчерского архипелага вице-адмирал Ю. Ралль, возглавлявший до этого Кронштадтский морской оборонительный район.

Он принял решение высадить десант на восточной части острова Пийсаари, подход к которому был чрезвычайно трудным: валуны и гранатные камни усеивали морское дно, и берег круто поднимался вверх. Именно поэтому немцы не укрепляли его, считая недоступным. Об этом вспоминал после сражения полковник в отставке Ф. Демидов в статье, вошедшей в сборник воспоминаний.

Первыми на высадку десанта на остров была направлена рота разведчиков из ста двадцати человек. Стояла белая июньская ночь, затруднявшая незаметную высадку десанта. "Темноту" создавали катера-дымозавесчики, прикрывавшие весь пролив плотной пеленой дыма. Береговые немецкие орудия вели ожесточенный огонь. С воздуха немецкие "юнкерсы" поддерживали огонь артиллерии, затрудняя высадку десанта. Однако через некоторое время десант закрепился на почти недоступном берегу острова. После многочасовых боев на плацдарм перебросили роту, в составе которой был и мой отец Виктор Куракин. Ротой командовал лейтенант А. Соколовский, который после войны в личном письме описывал подробности этого боя. О моем отце он отзывался, как о чутком, справедливом к подчиненным, не любившим слепое повиновение. Во время учебных тренировок он был точным и исполнительным. По свидетельству А. Соколовского, отец был рассудительным, стойким и мужественным офицером. Бой разведчиков происходил при численном превосходстве немецких сил.

Складывалась критическая ситуация, так как потери разведчиков составляли половину высадившихся на остров. В это время командующий флотилией распорядился операцию прекратить, так как не было возможности перебросить достаточно сил для подкрепления атаки на остров.

Ещё до высадки разведки рота Соколовского была усилена. В момент высадки на остров Пийсаари она не смогла занять предназначенные ей позиции, так как была встречена заградительным огнем противника. В результате высадку удалось провести в бухте на расстоянии 18-20 километров от места отправки в десант роты разведчиков и к месту назначения рота Соколовского прибыла в тот момент, когда рота разведчиков оказалась в критическом положении. Видя сложившееся положение, командование решило отменить продвижение роты Соколовского, но бойцы сами настояли на продолжение операции для того, чтобы помочь оказавшейся в тяжелом положении роте разведчиков.

В четыре часа утра бойцы роты Соколовского произвели посадку на единственный тендер и взяли курс на Пийсаари. Первая половина пути прошла спокойно, а вторая была под шквальным орудийным и минометным огнем. Командир тендера был ранен, погиб расчет пулемета. Из-за сильного огня корабль не мог подойти к берегу и высадку пришлось провести на большой глубине под огнем противника. В конце концов морским пехотинцам удалось укрепиться за берег. Под ударным огнем всех сил противник начал отступать к лесу.

Отец со своим взводом получил задачу наступать на правом фланге, уничтожить дот, ведший огонь, расширить плацдарм и сдерживать его до подхода основных сил бригады. Всего в высадке участвовали три взвода с аналогичными целями.

 

К 12 часам дня десантники сумели расширить плацдарм, расшатать оборону врага , стремившегося сбросить десант в море. Во время одной из контратак противнику удалось потеснить десантников. Тогда к месту прорыва устремился взвод под командованием отца.

Контрнаступление было приостановлено. Но отец был сильно ранен осколком снаряда и разрывной пулей. Ранение произошло в самый тяжелый момент боя, когда десантникам пришлось отражать попытку врага высадить встречный десант в тылу наших бойцов.

Попытка противника провалилась. Тогда немцы открыли огонь из всех видов оружия со своих кораблей. Именно в этот момент, по воспоминаниям Соколовского, и был ранен отец. Отправить раненых на берег не было возможности, ибо плавсредств у десантников не было, а тендер, на котором они прибыли на остров, был уничтожен огнем противника. Раненых укрыли в траншеях, землянках под наблюдением фельдшера и санинструктора, у которых имелись только перевязочные материалы.

В общей сложности бой продолжался 36 часов, в течение которых морские десантники отбили 9 атак противника и 3 попытки высадить десант в тыл наших солдат. Боеприпасы подходили к концу, десантники несли большие потери, но тем не менее они выстояли и удержали заветный плацдарм до подхода основных сил бригады. К 15 часам 23 июня 1944 г. на остров высадился весь основной состав бригады.

Раненых удалось вывести с острова только в 12 часов 23 июня, то есть на второй день, когда через пролив Бьерзунд смогли пройти плавсредства. Отец был доставлен в полевой госпиталь в шоковом состоянии. Предстояла срочная операция - ампутация ноги. Его привели в сознание, но во время операции состояние ухудшилось, и он умер. По воспоминаниям Соколовского, операцию проводил опытный хирург В. Гиренко, который потом погиб в Восточной Пруссии.

Врач сделал все, что мог сделать в сложившейся ситуации, но ранение было очень тяжелым и все усилия не принесли желаемых результатов.

Отец был похоронен на острове Койвисто, а после войны останки были перенесены в братскую могилу города Приморска (бывш. Койвисто). За мужество и отвагу в этом тяжелом бою роту десантников назвали ротой отважных. Свой рассказ об этом эпизоде войны А. Соколовский заканчивает словами: "…о погибших на войне родных хочется и нужно знать как можно больше, чтобы рассказывать вступившим в жизнь молодым, какой ценой побеждали на войне…"

Один, всего один эпизод большой кровопролитной войны. Сколько человеческих судеб, настоящих и будущих изменил этот бой за один отдельно взятый остров. Одних этот бой закалил еще сильнее и они продолжили свой тяжелый боевой путь до Победы. Другие навсегда остались на этом суровом острове, до недавнего времени незнакомом, и отныне ставшим для них вечным приютом.

 

ПОХОРОНКА

Все, что происходило на острове Пийсаари 23 июня 1944 г., в день моего рождения, мы в далеком от него городе Баку, знать не могли. Последнее письмо от отца было датировано 3.10. 1943.

С тех пор никаких вестей от него не поступало. Между датой отправки последнего письма и датой его гибели пролегает большой срок. Это тем более странно, если учесть, что отец использовал любую возможность для того, чтобы поддерживать связь с домом. В его письмах всегда чувствовалась тревога за нас, жену и детей. У нас сохранилось два десятка его писем с фронта - мать их бережно хранила… Трудно объяснить отсутствие писем в течение столь долгого времени...

Тот памятный день навсегда остался в моей памяти, помеченным черной краской навсегда свалившегося на мои хрупкие плечи девятилетнего мальчика горя.. Это был день, когда я обнаружил в почтовом ящике конверт, в котором адресатом указывалась моя мама, но её имя не было написано рукой отца. Отправителем была полевая почта.

Увидев письмо, я инстинктивно понял, что это письмо разорвет тот долгий круг молчания, который продолжался почти целый год с момента получения последнего письма. И несмотря на то, что адрес был написан не рукой отца, теплилась надежда, что отец нашелся и с ним не произошло что-то плохое. Когда я достал письмо из почтового ящика, мамы дома не было. И часы, прошедшие с момента, когда я достал письмо, до момента её прихода стали для меня временем тяжелого испытания. Я не решился сам вскрыть письмо, тяжелое предчувствие беды подавляло во мне желание вскрыть письмо самостоятельно.

Когда мама пришла, я сразу же сказал ей, что есть письмо от папы и дал ей его. Она сразу же напряглась, а взяв его в руки, вздрогнула, потому что заметила, что адрес написан не рукой отца.

Конечно же, она по этому признаку поняла, что ничего хорошего в письме нет. Она надорвала конверт и я заметил, как она мгновенно пробежала глазами содержание письма. Рука, державшая конверт бессильно упала. и она медленно опустилась на колени, ничего не говоря…

В этот момент я окончательно понял, что пришла беда. Подбежав к маме, я закричал: "Что там?".

Она тихо ответила :"Папа погиб"…

Я почувствовал себя, будто взобравшись на высокую гору, оказался на краю обрыва в пропасть и лишь одно движение отделяет меня от того состояния, когда летишь вниз, разбившись…

Потом пришли знакомые, соседи. Я слышал плач, это слезы давали выход тому огромному напряжению, которое довлело над нами многие месяцы необъяснимого молчания.

В нашем доме проживала соседка, жившая этажом выше, которая часто навещала нас. Её дочь тоже была на войне. Мама и соседка (её звали Татьяна Михайловна) прекрасно понимали друг друга с полуслова, ведь у обеих близкие были там, где рвутся снаряды, где каждый день может произойти непоправимое. И когда пришло известие о гибели отца, Татьяна Михайловна сделала все от неё возможное, чтобы облегчить состояние матери. Весть о гибели моего отца невольно больно отозвалось в её сердце, ведь и её дочь тоже ежедневно рисковала, находясь рядом со смертью, спасая раненых в полевых госпиталях.

Татьяна Михайловна приходила к нам домой, утешала маму. Заботясь о маме, возможно, она снимала тревогу за судьбу дочери, в какой-то мере мама заменяла ей дочь, и, наверно, нежность и ласка по отношению к маме, были невольным проявлением её материнских чувств, желанием через окружающих дотянуться до далекой в тот момент дочери. Её доброта и сочувствие чужому горю были вознаграждены - её дочь вернулась с войны живой и невредимой! Эта женщина осталась в моей памяти тем противовесом навалившемуся горю, который помог справиться с непереносимой утратой. Если бы в мире было больше таких людей, как Татьяна Михайловна! Сколько страданий можно было бы облегчить, преодолеть трудности, которые возникают в таких ситуациях.

Да будет благословенна память о Татьяне Михайловне!

 

… Мое детство закончилось в девять лет. В тот день и час, когда я получил известие о гибели отца. Собственно говоря, та самая беззаботность и неограниченная вера в справедливость окружающего мира закончилась еще тогда, когда началась война, 22 июня 1941 года, накануне моего шестилетия. Долгие три года еще жила во мне надежда на исправление всего того, что происходит вокруг. Но гибель отца перечеркнула все надежды. Мой день рождения - 23 июня, день, который для каждого человека создает атмосферу приятных ощущений и надежд, потерял свой изначальный смысл. Поэтому я все эти долгие 66 лет, прошедшие со дня гибели отца, не отмечаю свой день рождения - ну какой день рождения может быть в день памяти о любимом человеке. Многое, безусловно, сложилось бы в моей жизни иначе, если бы отец вернулся домой.

Тень утраты никогда не позволяла солнцу освещать мою жизнь подлинным светом, она всегда, даже при самом ярких лучах, казалась мне затемненным. Уже много лет прошло после смерти мамы, почти не заметны материальные разрушения той далекой войны, но тот далекий бой на острове Пийсаари не оставляет моё сознание равнодушным. Это та рана, которая невозможно залечить. Я продолжаю мысленно держать в руке то самое последнее письмо с войны, которое несло в себе страшную весть…

Наверное, и сегодня не один ребенок, встав утром пораньше, надеется поехать с родителями на ожидаемый отдых в ближайшие дни, так как я когда-то мечтал утром 22 июня 1941 года. Дай Бог, чтобы его надежды оправдались сполна!


На фотографии - памятник на могиле отца. Надпись на памятнике:
СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ КУРАКИН ВИКТОР ЗАХАРОВИЧ (1902 - 1944)

(Продолжение)



Перечень выпусков сборников "Знание",
вышедших из печати:

 

1-1. А. Дружинин "Автомобиль с первого взгляда"

2-1. д-р А. Гофман "Экскурсия в авиацию", ч.1,"Самолеты"

3-1. Я. Елькин "О специальности "Компьютеры"

4-1. Проблемы системы образования" (семинар)

5-1. д-р А. Гофман "Экскурсия в авиацию",ч.2."Вертолеты"

6-1. д-р В. Ляховицкая "Искусственные кристаллы"

7-1. д-р В. Поляк "Деловые игры"

8-1. И. Златкис "Гармоническое воспитание"

9-1. Э. Берман-Штернфельд "Мой отец - Ари Штернфельд"

10-1. "Парадоксы космонавтики" (рабочая тетрадь ученика)

11. "Русская классическая литература в переводах на иврит" (материалы для молодежи, читающей на иврите)

12. "Методика изучения влияния алкоголя и наркотиков в среде молодежи"

13. М. Кишиневская "Еврейский антифашистский комитет"

14. Я. Иовнович "С. Михоэлс, советские евреи, Сталин и "синдром Вениамина Третьего"

15. д-р М. Вексельман "Эльша Моисеевна Безверхняя - актриса Московского ГОСЕТа"

16. Ефим Лоевский "Дети войны" (о проблемах сирот войны 1939-1945 гг.)

апрель-июнь, 2010 г.   
Copyright  © BEIT HAMADANIM, REHOVOT   

 

Статья на иврите Перевод: Якова Иовновича

 

Обсудить на форуме

 




Страница 1 из 1
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.