автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Дневник
мероприятий
Архив Форум
 
Дом ученых и специалистов Реховота

 


Юда рабейну. Жизнь и легенда.

 

 

Я хочу рассказать историю жизни моего деда, которого все знали под именем Юда-рабейну. Мой рассказ построен частично на воспоминаниях ребёнка - а я жил с дедушкой в старой Ленинградской коммунальной квартире от рождения до 10 лет - но больше на рассказах мамы, старшей сестры и друзей семьи. Что из этих рассказов основано на реальных событиях, а что стало легендой, передаваемой из поколения к поколению, сейчас уже разобрать достаточно сложно.

 

Итак, мой дед, Юда Беркович Песин, родился в небольшом городке Клинцы. Там сходятся нынешние границы России, Украины и Белоруссии. Сейчас это город Брянской области России, а тогда Клинцы относились к Черниговской губернии Малороссии. Город входил в так называемую "черту оседлости". Большинство населения составляли евреи.

Судьба Юды определилась уже в молодом возрасте, когда еврейская община города выбирала "ешиве бохера" - мальчика, отдаваемого в учение в ешиву за счёт общины.

 

Когда я слушаю или читаю о десятках тысяч - целой армии - ешиботников в Израиле, нигде не работающих, не служащих в армии и живущих за счёт общества, я думаю: куда подевалась многовековая мудрость еврейских общин? Ведь они посылали на учёбу в ешивы ровно столько талантливых еврейских парней, сколько могла содержать община. Они понимали, что избыточное количество ешиботников ляжет на общину нестерпимым бременем и никогда этого не допускали.

 

После окончания ешивы дед настолько преуспел в изучении Талмуда и трудов еврейских мудрецов, что слава о нём распространилась далеко за пределы родных Клинцов.

 

Когда я слышу или вижу информацию о нашей Израильской жизни, я задаю себе вопрос: а как бы к этому отнёсся мой дедушка? Как бы он повёл себя в тех или иных обстоятельствах? Я пытаюсь взглянуть его глазами на проблему отношений между светским и религиозным населением в Израиле - это самая часто обсуждаемая тема в средствах массовой информации.

 

Ещё до репатриации я прочёл уйму литературы по этой теме. В частности, ещё в Израильском культурном центре в Ленинграде я ознакомился с брошюрой, в которой авторы (группа социологов) дали детальную картину степени религиозности израильских евреев.

 

Авторы использовали принятое на неофициальном уровне среди еврейского населения Израиля деление граждан по степени их религиозности, включающее следующие четыре группы:

1. "Харедим", что буквально означает "боящиеся" (Бога), но на русский язык переводится, как правило, термином "ультраортодоксы".

2. "Датиим", то есть просто религиозные.

3. "Масортиим", что буквально означает "традиционные", но чаще переводится на русский как "соблюдающие традиции".

4. "Хилоним", то есть светские или не религиозные.

 

Названный опрос не включает вопроса о вере в Б-га и потому упоминаемые в нем израильские "хилоним" совсем не обязательно атеисты.

 

Живя в Израиле, я убедился, что это искусственное деление не отражает реальной картины. На самом деле подавляющая часть евреев соблюдают традиции, регулярно посещают синагогу, но при этом не отделяют себя от других групп, служат в армии, активно работают во всех секторах народного хозяйства, носят обычную современную одежду, словом - являются частью народа Израиля.

За годы жизни и работы в Израиле я храню в своей памяти встречи и общение с прекрасными религиозными евреями, в каждом из которых я вижу сходство (не внешнее, а по отношению к людям) с моим дедушкой.

…Вот первые наши первые в Израиле уроки занятий Торы. Ведёт уроки Бецалель Шиф. Он рассказывает так, как будто как будто всё это происходило не в далёком прошлом, а сейчас, на наших глазах.

…Проходят в памяти годы работы в технологической теплице "Мофет Б'Егуда" в поселении Кирьят Арба. Руководил теплицей глубоко религиозный человек Менахем Ливни, который сумел сразу создать атмосферу равного отношения ко всем - к религиозным и атеистам, соблюдающим и не соблюдающим традиции. Подстать ему был его помощник по новым проектам Йинон Элрой. Благодаря ему мы попали в Хеврон и посетили пещеру праотцов ("Меарат а-Махпела). Его трепетное отношение к соблюдению кашрута привело однажды даже к трагикомической ситуации. Когда наша группа отправлялась в командировку в Индию, Йинон узнал, что в Ченнае (б.Мадрас), куда мы направлялись, нет еврейской общины и, значит, нет кошерной еды. Он решил взять с собой кошерную еду на весь период командировки. Но летели мы долго, с пересадками, а жара в Индии тропическая, и когда добрались до места, вся еда стухла. Что делать? Чтобы не нарушать кашрута, Йинон на выходные полетел в Бомбей, за несколько тысяч километров, чтобы встретить шабат в местной общине! И вот такой ультра-ортодокс был верным помощником и "отцом родным" для нашей самой разношёрстной публики, собравшейся в теплице. А ведь среди нас были и религиозные, и нерелигиозные, и убеждённые атеисты, и даже вообще неевреи. Но Йинон, как и Менахем, не проводил различия. Он ко всем относился внимательно и ровно.

…После переезда в Явне нам пришлось бы трудновато, если бы не помощь Ицхака Дадона. Репатриант из Ирака и старожил нашего города, глубоко религиозный человек, он взял шефство над всей нашей семьей вместе с близкой и дальней родней. Разница в образе жизни, воспитании и соблюдении заповедей не стала препятствием для многолетней крепкой дружбы. Одновременно она стала наглядным опровержением часто муссируемого в нашем обществе предрассудка о враждебности между русскоязычной и восточной общинами.

...Я прихожу в праздники в синагогу. Несмотря на то, что меня никто не знает, меня сажают на свободное место и помогают найти в моём сидуре (молитвеннике) нужное место.

Можно было бы привести ещё множество подобных историй. Но и приведённых примеров хватит, чтобы показать, что традиции Юды-рабейну живы и соблюдение религиозных традиций не является препятствием для объединения общин с разными традициями и превращения их в единый Народ Израиля. Но в Израиле есть и община людей, отделившихся от остальных евреев и живущих в гетто. В отличие от гетто, в которые фашисты загоняли евреев, в эти гетто евреи загоняют себя сами.

Ещё в первые годы жизни в Израиле, когда мы жили в Неве-Якове (северо-восток Иерусалима), я с удивлением наблюдал шлагбаум, закрывавший въезд в один из микрорайонов - Каменец. Мне объяснили, что в Каменце живут религиозные евреи, не желающие селиться вместе с обычными евреями - религиозными или светскими.

Позднее я смотрел по телевизору сцену, когда евреи забрасывали камнями машины других евреев, проезжавших в субботу по одной из главных магистралей Иерусалима - улице Бар-Илан. Камера телеоператора многократно показывала перекошенное от бешеной злобы лицо и руку с камнем одного из камнеметателей. А ведь могло быть, что евреи в этой машине спешили, чтобы помочь попавшим в беду друзьям или родственникам. Но камнеметателей это не интересовало.

Довелось мне наблюдать сцену из средневековья: как-то раз мы с женой возвращались из поликлиники и сели в автобус, шедший из Каменца. Жена плохо себя чувствовала, не могла стоять и села на свободное место. В ту же секунду её сосед (Каменецкий житель) вскочил как ошпаренный, не нашёл другого места и всю дорогу до выхода простоял у кабины водителя, испуганно поглядывая на жену так, как будто она, несмотря на свои 70 лет, пыталась его коварно соблазнить. И опять я вспомнил дедушку. В нашем доме частенько устраивались весёлые вечеринки под патефон. Дедушка, конечно, не танцевал (годы не те!), но охотно шутил с женщинами, отпуская свои любимые хохмочки. Среди посетителей, приходивших за его мудрыми советами, также было много женщин разного возраста. Единственное отличие состояло в том, что когда он принимал женщин, дверь в его комнату была настежь открыта.

Короче говоря, в Израиле на самом деле нет противоречия между светскими и религиозными, но есть глубокое противоречие между "отделившимися" сторонниками раздельного проживания определённой группы религиозных евреев и всеми остальными, которых я бы назвал "наследниками Юды-рабейну".

К чему приводит отсутствие единства и даже прямая враждебность между евреями я понял впервые, когда ещё молодым я прочёл "Иудейскую войну" Иосифа Флавия. Римляне не могли бы так легко овладеть Иерусалимом (он был почти неприступен), если бы не внутренние распри между саддукеями, фарисеями и зелотами, приведшие к взаимному уничтожению. Когда римляне подошли под стены, защищать город было уже некому…

 

Но вернемся обратно в Клинцы.

 

По окончании ешивы дедушка женился и вскоре родилась у них первая дочь - Сара. Её ждала самая страшная судьба из всех детей Юды: она первая вышла замуж за директора леспромхоза в Белоруссии Абрама Слободкина, родила двух дочерей, успела старшую дочь Фаню отправить на учёбу в Ленинград, а сама с мужем и младшей дочкой красавицей Идой не успела уехать. Сару с мужем и дочкой немцы заперли в сарае вместе с другими евреями и сожгли заживо…

 

Дедушка успел до революции выдать замуж и следующую дочку Песю (Пашу). 10 лет у Песи с мужем не было детей. Когда они уже потеряли надежду, в 1925 г. Б-г подарил им сына Мишу. В 1943 году, когда Мише исполнилось 18 лет, его отправили в танковое училище и после короткого обучения - на фронт. В одном из первых же боёв в битве на Курской дуге Миша сгорел в танке.

 

О трагической судьбе своих старших дочерей Юда уже не узнал…

Вернёмся обратно к началу 20 века. После преждевременной смерти своей жены Малки остался вдовец Юда с тремя сыновьями - Борухом, Хаимом и Израилем и с последней младшей дочкой - певуньей Миной (моей мамой). С ними он встретил революцию и гражданскую войну.

 

В 1918 году над евреями нависла страшная угроза: банды Петлюры свирепствовали на Украине и по всему югу. Еврейские погромы следовали один страшнее другого. Евреи были в панике. В это тяжелое время Юда проявил свои лидерские качества. Из города в город, из местечка в местечко передавался его призыв: всем собираться, брать с собой только самое необходимое и следом за Юдой всем ехать в Вологду. Сам дедушка сумел взять с собой своё главное богатство - библиотеку со священными для евреев книгами. В Ленинграде они заняли 2 полных 4-полочных шкафа.

 

Почему в Вологду? Никто этого не понимал, но все верили: Юда-рабейну знает, что делает. Когда Петлюра вторгся в Клинцы и соседние города - Чернигов, Унеча, Новозыбков, Гомель, Мозырь - основная часть евреев уже уехала с Юдой.

 

Итак, мой дед Юда с мамой и братьями оказались в 1918 году в Вологде. Но как там же оказались во множестве северные евреи - "литваки", в числе которых был и мой отец? Отец отвечал на этот вопрос просто: нас позвал в Вологду Юда-рабейну!? Но это какая-то фантастика! Отец мой родился и вырос в маленьком городке Торопец недалеко от границы с Латвией. Ближайший крупный еврейский город был Двинск. От Клинцов до мест проживания литваков несколько тысяч километров. Хотя… у евреев всё возможно. Сумел же Моше-рабейну оповестить и собрать в дорогу шестьсот тысяч человек во время Великого Исхода, хотя в Египте не было ни почты, ни телеграфа.

 

На целых пять лет - с 1918 до 1923 года - Вологда стала одним из центров еврейской жизни в стране. Именно в Вологде встретились и полюбили друг друга мои родители. Хотя родители общались между собой и с дедушкой на идиш (особенно тогда, когда они хотели, чтобы дети их не поняли), они говорили на разных диалектах этого языка. В 1922 году Мина и Яша сыграли свадьбу под хупой. Их примеру последовали все трое маминых братьев. И когда в 1923 году Юда-рабейну призвал всех евреев, собравшихся в Вологде, в новую дорогу - на этот раз в Петроград - возвращались с Юдой уже не четверо, а восемь детей.

 

По прибытии в Петроград все дети приглашали дедушку жить с ними. Дедушка решил жить у моей мамы, своей младшенькой, самой любимой дочки Мины (Мани, как называли её близкие).

…Помню тридцатые предвоенные годы. В нашей коммуналке раздаётся звонок. Приходит дядя Боря, Борис Натанович Серебрийский, широко образованный человек, владеющий несколькими иностранными языками, в том числе древнееврейским (слова иврит ещё не было). Поздоровавшись с нами, он проходит в комнату к дедушке. Мы слышим: "Шалом, мар Юда-рабейну!". Я спрашиваю папу, почему он дедушку так странно называет? Папа объясняет, что это значит "наш раввин Юда". Я спрашиваю: "Значит дедушка - раввин?" Мама зажимает мне рот рукой и говорит: "Никогда больше об этом не спрашивай, если любишь дедушку!". "Иди, позови дедушку и дядю пить чай". Я захожу в его комнату и вижу, что дедушка вытащил из шкафа книгу со странными незнакомыми буквами, читает её и они что-то обсуждают.

 

Несмотря на нависший над страной кровавый террор и атмосферу всеобщего страха, знакомые и просто слышавшие о дедушке евреи (а слухи о нём широко распространились среди Ленинградских евреев) приходили к нему за советом. Для них он оставался Юда-рабейну, еврейский мудрец, находящий ответы на любые вопросы в священных книгах.

 

Вспоминаю отношения моего отца с дедушкой. Мой отец был не просто неверующим. Он состоял в Петроградском "Обществе воинствующих безбожников". Да, было и такое общество! Характер у отца был жизнерадостный и весёлый (дети его обожали), но при этом взрывной, экспрессивный. И вот заходит он в комнату к деду, начинает говорить с ним (разумеется, на идиш) на повышенных тонах. В ответ слышу мягкий, успокаивающий голос дедушки с его обычными хохмочками. И вскоре оба добродушно смеются. Мама говорила, что общение с дедушкой очень повлияло на папин характер. Он вышел из своего Общества, стал более рассудительным и спокойным.

 

Вообще, ни я, ни моя старшая сестра не помнили ни разу, чтобы дедушка разозлился или хотя бы просто повысил голос. Взрослые (родственники, знакомые и просто посетители) запоминали и передавали друг другу его советы и изречения со ссылками из Торы, Талмуда и книг еврейских мудрецов. Они выходили после разговора с делом спокойные и просветлённые.

 

Я был слишком мал для того, чтобы понимать дедушкины мудрые изречения, зато хорошо помню до сих пор его шутки - прибаутки на смеси идиш, русского, украинского… У него был удивительно мягкий, благожелательный еврейский юмор, как будто сошедший со страниц Шолом-Алейхема. Я себя иногда ловлю на том, что я использую дедушкины хохмы или словечки. Когда ему мама делала замечание, что у него не застёгнуты пуговицы или какой-нибудь другой непорядок, он отвечал: "Бин их ниткин франт". Если, наоборот, он выходил к обеду в новой рубашке, то на вопрос, зачем он так принарядился, он отвечал "Нох дер пан буде йихать". Когда ко мне приходил мой школьный приятель, он спрашивал не "Где вы познакомились?", а "Иде вы знюхались?".

Больше всего он любил, когда пела моя мама. У неё был прекрасный слух и голос. Она пела дедушкины любимые песни на идиш, но, кроме них, она знала много романсов и песен, популярных в начале 20 века (позже их назовут поэзией и песнями Серебряного века).

 

Удивительная штука эта человеческая память. Я с трудом вспоминаю людей и события своего довоенного детства, но песни, которые пела моя мама в то время, через много десятилетий всплыли в моей памяти с мотивами и всеми словами, хотя значения отдельных слов на идиш из этих песен мне пришлось восстанавливать. В 70 лет я стал выступать с этими песнями в Израиле на концертах и чувствовал, что нашим евреям они близки.

 

Пришло время рассказать о последнем периоде жизни Юды-рабейну.

 

Сразу после начала войны папу призвали в армию. Он вернулся только после победы. Маму в июле мобилизовали на рытьё окопов. А меня за несколько дней до смыкания блокадного кольца вокруг города успели отправить со школьным интернатом в Сибирь. Мама кинулась искать меня и нашла через месяц в селе под Омском.

 

Дедушка остался один. Мама поручила племяннице Фане, оставшейся в блокированном Ленинграде, навещать дедушку и ухаживать за ним. В конце октября наступили морозы. Дрова кончились. Фаня уговаривала дедушку пустить на растопку хотя бы часть книг и оба книжных шкафа. Дедушка категорически отказался.

 

7 ноября Фаня пришла к деду и увидела такую картину: Мёртвый дедушка сидит в кресле в талесе, на лбу его прикреплён тфилин, руки обмотаны лентой от тфилина, а перед ним лежит раскрытый том талмуда...

 

Хотя от дедушки не осталось даже могилы, дух его всегда со мной. И когда надо принять трудное решение, я всегда думаю: а как бы в этой ситуации поступил Юда-рабейну? Что бы он мне посоветовал?

октябрь, 2012г.    

Copyright © 2012 Лев Бейрах    




Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.