автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Дневник
мероприятий
Архив Форум
 
Дом ученых и специалистов Реховота
 
Выдающиеся евреи

Реувен БесицкийРеувен Бесицкий - активный член Дома ученых и специлистов Реховота и один из авторов сайта. Специализируется на истории еврейских колоний юга Украины (Реховот)

 

 

23.02.2010 г.

 

Моряк из колонии Надёжная

Автор Реувен Бесицкий

 

Моряк из колонии Надёжная - Владимир Коновалов Евреи внесли весомый вклад в строительство и становление Красной Армии, а также в войне против фашистской Германии. Среди солдат, которые сражались с фашистами был и капитан подводной лодки - выходец из еврейской земледельческой колонии Надёжная - Владимир Константинович Коновалов.

 

Бескрайние, до горизонта, ковыльные степи Екатеринославской губернии, благоухающие пьянящим ароматом степных трав ранней весной и пожелтевшие, выжженные – поздним летом. Из Википедии: «Климат губернии неблагоприятен для растительности, вследствие иссушающих ветров и малого количества осадков. Дожди в апреле и мае решают вопрос об урожае; летом часто дует северо-восточный ветер, гибельный для растений; земледелие нередко страдает от засух».

 

В осенние холодные, ненастные дни 1846 г. после тяжелой тысячекилометровой дороги сюда прибыли переселенцы из Белоруссии и Западных губерний, и были образованы первые три земледельческие колонии. Точнее сказать они были обозначены на карте, а будущие земледельцы были поселены, из-за вечной чиновничьей волокиты, только в 1848 г.

 

А в 1855 г. были образованы ещё 7 колоний и среди них – колония Надёжная, в которой поселились выходцы из Виленской губернии и поэтому её так и называли – der Vilner. В 1869 г. в колонии проживала семья Арье Коновала; 1890 г. фамилия главы семьи трансформировалась в Коновалова Арье-Лейба Кофмановича. К 1890 г. большинство переселенцев стали умелыми земледельцами, и в колонии проживало 379 человек в составе 51 семейства. Среди этих семейств выделялась семья вполне успешного земледельца – Коновалова. Вся семья трудилась в своём хозяйстве, не зная ни выходных, ни отпусков. Кроме Ари-Лейба и его жены с ними жили и работали три женатых сына; у старшего - тоже три взрослых сына.

 

5 декабря 1911 г. у одного из внуков Ари-Лейба родился мальчик, которого назвали Вульф. Дома его называли Велвл, что означает волк на идиш. С детства, как и все дети колонии, он был приучен помогать взрослым по хозяйству; осваивал азы Талмуда в хедере. Работа в хозяйстве, борьба с трудностями, которые ежедневно поджидали земледельцев, закалили его физически, а также характер и волю мальчика.

 

После установления Советской власти и Гражданской войны жизнь в колониях стала невыносима: грабежи и насилия различных банд заставляли колонистов уезжать в близлежащие города.

 

Семье Калмана Коновалова тоже пришлось уехать из колонии в Юзовку. Здесь Велвл закончил 7 классов и поступил работать на завод.

 

Свобода, равенство и братство – были притягательной силой, которые стимулировали, после столетнего бесправия в черте оседлости, стремление еврейской молодёжи к получению образования, работе на заводах, фабриках и службе в Красной армии. Велвл не остался в стороне от новых возможностей: он поступил на вечерний рабфак Донецкого горного института. Здесь он вступил в комсомол и активно участвовал в комсомольской жизни института.

 

После окончания в 1932 г. три курса рабфака, нашего героя вызвали в Райком комсомола и сделали ему завидное предложение – стать морским офицером. Он с радостью и большим волнением согласился, понимая, что в царской армии он, как еврей, никогда не смог бы стать офицером. Его направили на учёбу в Ленинградское военно-морское училище им. М.В.Фрунзе.

 

Велвл с воодушевлением воспринял это комсомольское поручение, но было ещё и тайное желание опровергнуть расхожее мнение, что евреи могут только торговать. Деревенская закалка: упорство и настойчивость, явились залогом успеха в трудной службе моряка и особенно – подводника.

 

В училище, можно предположить, какой-то кадровик посоветовал Велвлу сменить своё имя на более удобоваримое для слуха моряков, и таким образом Велвл Калманович стал Владимиром Константиновичем. А может быть, он и сам был инициатором, тогда многие евреи меняли такие «старомодные» еврейские имена как Хаим и Абрам на русские. Это было общим явлением для юных евреев, живших в черте оседлости. После более чем столетнего бесправия в Империи, всем хотелось стать такими как все и начать новую жизнь полноправными гражданами нового государства.

 

В 1936 г. Владимир окончил училище и был направлен в распоряжение Командования Черноморского военно-морского флота. Начал он свою службу на подводной лодке М-51, типа «Малютка». На этой лодке в июле - августе 1936 года в качестве штурмана начинал морскую службу Владимир. Затем до июня 1938 года был младшим лётчиком-наблюдателем, штурманом отряда 11-й авиационной эскадрильи ВВС Черноморского флота. С июня 1938 года по декабрь 1939 года продолжил службу на подводной лодке «Д-4» «Революционер», где прослужил до января 1939 г. сначала штурманом, а затем помощником командира. В начале 1940 г. Владимир был направлен на учёбу в Высшие специальные курсы командного состава при Краснознамённом учебном отряде подводного плавания им. Кирова.

 

После окончания курсов в ноябре 1940 года его назначают помощником командира подводной лодки «Л-3» «Фрунзевец» (подводный минный заградитель) Краснознамённого Балтийского флота. «Л-3» была единственным на флоте минным заградителем. Другие подводные минные заградители — лодки «Л-1» и «Л-2» — находились на капитальном ремонте в Ленинграде. Уже в первые дни войны «Л-3» заминировала выход из военно-морской базы фашистов – Мемель (Клайпеда).

 

Судьба подарила Володе счастливую возможность служить под командованием прекрасного человека, и одного из самых опытных командиров-подводников к моменту начала Великой Отечественной войны - Петра Денисовича Грищенко. За плечами бывшего мальчишки из глухой черниговской деревни уже было Высшее военно-морское училище, годы службы на различных подводных лодках и Военно-морская академия. В то время выпускники академии назначались, как правило, командирами дивизионов, а то и бригад. Но только Грищенко, попросил направить его, после окончании академии, с отличными результатами, командиром подводной лодки.

 

И во всех боевых походах лодки под командованием Грищенко в 1941-42 г.г. на центральном посту находился его помощник – В. Коновалов. Он обеспечивал хорошую организацию службы, т.е. чёткое взаимодействие командного пункта и боевых постов подлодки, что позволяло умело уклоняться от глубинных бомб и мин противника. Чёткое выполнение команд командира, доведенные до автоматизма были залогом выживаемости подлодки. Это подтвердили результаты боевых действий подлодки как под командованием П. Грищенко так и В. Коновалова.

 

В 1941-1942 г.г. лодка под командованием П.Грищенко совершила 4 героических боевых похода в тыл врага. На боевом счету подлодки 18 кораблей противника потопленных от торпедных атак, и мин, установленных лодкой.

 

Начиная с 1941г. года немцы перегородили Финский залив десятками сетей и сотнями минных полей, стремясь прочно закупорить балтийских подводников в устье Невы, но, несмотря на все их потуги, те все же прорывались в открытое море, хотя и несли при этом громадные потери. «М-3» буквально на «пузе» по дну Финского залива прорывалась на просторы Балтики и наносила смертельные удары по кораблям противника. Сколько раз во время форсирования Финского залива Коновалов слышал тревожный доклад из носового отсека: «Центральный! Скрежет по правому борту!» Минреп! (трос на котором держится мина) Тотчас раздавалась команда: «Стоп правый мотор, право руля» Лодка отворачивает влево и противный, душераздирающий скрежет металла о металл прекращается. У всех отлегло от сердца, на этот раз пронесло.

 

Но и Балтика не была подарком: она простреливалась дальнобойной артиллерией противника и была напичкана минными полями, из-за которых ее называли не иначе как «супом с клецками». Уже после войны во время рядового выхода в море подорвался на мине краснознаменный крейсер «Киров».

 

В средине сентября 1942 г., в недолгие дни отдыха между боевыми буднями на лодку к Грищенко прибыли, находившийся в то время в Ленинграде писатель Александр Фадеев, поэтесса Ольга Берггольц и драматург Всеволод Вишневский.

 

После этой встречи Ольга Берггольц посвятила экипажу подлодки под командованием П. Грищенко замечательное стихотворение, которое потом пели на мотив «Раскинулось море широко»:

Подводная лодка уходит в поход

В чужие моря и заливы.

Её провожают Кронштадт и Кроншлот

И встречи желают счастливой.

 

В феврале 1943 года по приказу Наркома ВМФ Кузнецова, Грищенко был назначен старшим офицером отдела подводного плавания Балтийского флота. Для многих это назначение было неожиданно т.к. боевого командира направляли на штабную работу, а по мнению руководства он был достоин командовать дивизионом или бригадой подводных лодок.

 

Капитан 3 ранга Владимир Константинович Коновалов

В начале марта этого же года командиром подлодки был назначен помощник и воспитанник П. Д. Грищенко - Владимир Коновалов. Передавая корабль В.К.Коновалову, П.Д. Грищенко подарил ему Библию, с дарственной надписью, изданную в 1904 году. Всю войну эта Книга не покидала подводную лодку.

 

А 22 марта командующий Краснознамённым Балтийским флотом адмирал В.Ф.Трибуц вручил ему Гвардейский Военно-морской флаг, которым была награждена "Л-З" за успехи в боевых походах 1941-1942 годов.

 

Под командованием Коновалова «Л-3» продолжила боевые подвиги, увеличивая счёт потопленных кораблей противника и к концу войны, была на первом месте по количеству потопленных судов.

 

В самых сложных ситуациях Коновалов был всегда хладнокровен, уверенно отдавал команды и этим внушал уверенность и спокойствие всему экипажу. В бою командир всегда в центре внимания экипажа подлодки: 54 члена экипажа ждут от него того единственного верного решения, от которого зависит их жизнь и жизнь корабля. И Владимир оправдывал доверие экипажа.

 

Он всегда считал, что искусство боя: найти противника, подготовиться к бою, грамотно атаковать — дело непростое, однако посильное для любого, кто усвоил азы командирской науки – теории. Но вот одержать победу в бою — этого недостаточно. Тут нужно нечто большее, если хотите — интуиция т.е. умение предвосхитить действие противника, хладнокровие, железная выдержка и воля к победе, что приходит только с практикой.

 

В 1944 и 1945 годах «Л-3» совершила три боевых похода, в которых под командованием В. К. Коновалова было потоплено десять судов противника: пять торпедами и пять подорвались на минах. Общий результат боевых действий «Л-3» в годы войны просто удивительный: двадцать один транспорт и семь военных кораблей противника потопили и повредили гвардейцы. Такого результата не имел ни один другой подводный корабль Советского флота.

 

В начале 1945 года, Советские воины вели тяжелые, ожесточённые бои по освобождению города-крепости Кенигсберга и столь же укреплённого Земландского полуострова. Фашисты отчаянно сопротивлялись, и Советские войска несли тяжелые потери. Группа германских кораблей из дальнобойных орудий вела артиллерийский обстрел позиций наступавших Советских войск. А советские артиллеристы из-за дальности не могли подавить огонь противника.

 

Коновалов получил боевой приказ атаковать корабли. В результате смелой торпедной атаки был поражён один из кораблей. Остальные – ретировались. Подводная лодка действовала в условиях малых глубин, под килем оставались считанные метры. Катера противника контратаковали лодку и сбросили на неё 28 глубинных бомб. Но удачно выбранная позиция – лодка залегла на грунт и были отключены все агрегаты, которые своим шумом смогли бы выдать лодку и это позволило уйти от «подарков» противника. За этот подвиг весь экипаж был награждён медалью "За взятие Кенигсберга".

 

«Л-3» продолжила поиски кораблей противника. Через неделю, 5 апреля, «Л-3» начала движение, и на следующий день Владимир Коновалов привел ее в Данцигскую бухту. К этому времени Советские войска отрезали Восточную Пруссию от Германии и немцы в спешном порядке эвакуировали на кораблях военное снаряжение, некоторые военные подразделения и мирных жителей, оболваненных гебельсовской пропагандой о зверстве русских.

 

От остальной Германии эту территорию Третьего рейха русские танки отрезали 23 января 1945 года. А двумя днями ранее командующий военно-морскими силами Германии гросс-адмирал Карл Дениц подписал приказ о начале операции «Ганнибал». Согласно ему, все крупнотоннажные морские суда следовало использовать для эвакуации из Восточной Пруссии войск и гражданских лиц. Ну а в связи же с тем, что порт Пиллау [Балтийск] не был приспособлен для швартовки крупных судов, главным пунктом эвакуации стал Гетенхафен [Гдыня], расположенный на балтийском побережье немного севернее Данцига [Гданьска]. В город, кроме военных [в первую очередь, раненых], стекались тысячи и тысячи беженцев. До полусмерти напуганные гулом приближающихся советских танков, беженцы готовы были плыть в Германию хоть на досках, хоть на бревнах. Надо отдать должное немцам: исполняя приказ Деница, эвакуировать из Восточной Пруссии они намеривались всех, включая военных, гражданских и всевозможную сволочь из полицаев и предателей.

 

Первым крупный немецкий транспорт, следовавший из Восточной Пруссии в Германию, отправил на дно Балтийского моря командир советской подводной лодки «С-13» Александр Маринеско. Более 5300 фашистов [по одним данным - эсэсовцев и подводников, по другим данным - беженцев из Восточной Пруссии] уничтожил торпедный залп лодки Маринеско. Следующей жертвой торпедной атаки из-под воды стал, пожалуй, самый неприспособленный для перевозки людей немецкий транспорт «Гойя».

 

На воду 131-метровый транспорт «Гойя» был спущен в 1940 году в норвежской столице Осло – за четыре дня до немецкого вторжения в Норвегию. После оккупации Норвегии немцы, естественно, его реквизировали.

 

Согласно немецким источникам, на момент выхода «Гойи» в море, он имел на борту около 7200 человек (военных, включая раненых и беженцев). Поскольку немецкие порты на Балтике были забиты беженцами, капитану транспорта был отдан четкий приказ: в составе конвоя из трех транспортов двигаться в столицу Дании – Копенгаген. Сопровождали корабли два минных тральщика. Шли они – чтобы за ними поспевали теплоходы с людьми, со скоростью девять миль в час.

 

В это время у выхода из Данцигской бухты в ожидании немецких судов находилась советская подводная лодка Л-3 под командованием Владимира Коновалова Жертвой советской субмарины было выбрано самое крупное судно конвоя. Чтобы догнать «Гойю», советской субмарине пришлось идти в надводном положении на дизелях (в подводном положении электродвигатели не могли развить требуемую скорость), тем самым подвергая себя большому риску, однако «Л-3» догнала «Гойю» и в 23:52 успешно торпедировала судно двумя торпедами. «Гойя» затонула спустя 7 минут после торпедной атаки, при этом погибло от 6000 до 7000 человек. Кораблям сопровождения удалось спасти 157 человек, в течение дня другими кораблями было обнаружено ещё 28 человек живыми. Столь быстрое погружение корабля под воду объясняется тем, что судно «Гойя» не было пассажирским и не имело перегородок между отсеками, как это было предписано для пассажирских кораблей.

 

После атаки субмарина подверглась преследованию, в течение 2,5 часов, сторожевыми кораблями, которые сбрасывали глубинные бомбы, взрывавшиеся вблизи подводной лодки.

 

Указом Президиума Верховного Совета Советского Союза от 8 июля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии капитану 3-го ранга Коновалову Владимиру Константиновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

 

После окончания в 1950 году Военно-морской Академии им. Ворошилова находился на должностях - начальника кафедры тактики ВМФ Высшего военно-морского училища, начальника штаба, затем командира бригады подводных лодок Балтийского флота, заместителя начальника отдела Управления Военно-морских учебных заведений, заместителя начальника штаба Северного флота по боевому управлению, заместителя начальника Высшего Военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола. 7 мая 1966 года капитану первого ранга Кновалову В. К. присвоено воинское звание - контр-адмирал.

 

Награжден восемью орденами, в том числе тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени, орденом Красной звезды и полководческим орденом Ушакова II степени, медалями: "За оборону Ленинграда", "За боевые заслуги", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией". Его боевые награды находятся в Центральном военно-морском музее. Похоронен в Ленинграде.




Страница 1 из 1
  ГлавнаяКонтактыПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Редакция не несет ответственности за отзывы, оставленные посетителями под материалами, публикуемыми на сайте.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.