автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Дневник
мероприятий
Архив Форум
 
Дом ученых и специалистов Реховота
 
Мой отец – режиссёр Леонид Лурье
(К 100-летию со дня рождения)


 

Елена Гольцфарб-Лурье

 

 

Леонид Лурье Мой отец – Леонид (Аарон) Эммануилович Лурье, театральный режиссер и педагог, родился 10 марта 1910 года. В марте 2010 года вильнюсская театральная общественность отметила его 100-летний юбилей, и я была приглашена в качестве почетного гостя на празднование, проходившее в Музее Вильнюсского Гаона. В очень уютном помещении этого музея на одной из центральных улиц красивой столицы Литвы собрались литовские и русские актеры – бывшие студенты моего отца, актеры Вильнюсского русского драмтеатра, театральные критики и зрители. На вечере звучали воспоминания о режиссере, педагоге и человеке Леониде Лурье и слова благодарности ему, отдавшему себя всего искусству театра, сумевшему передать лучшие свои человеческие качества и профессиональные навыки студентам и актерам. Актеров более старшего поколения было мало, но их выступления стали бесценным материалом для понимания мною специфики актерской профессии и особых взаимоотношений режиссера и актера в современном театре. К сожалению, многие талантливые актеры папиного поколения уже покинули этот мир, и я посетила их могилы несколько позднее на красивейшем Антокольском кладбище.

 

* * *

 

Отец родился в Одессе, и путь его к сцене начался в 1931 году в театральной студии при еврейском театре «БелГОСЕТ» в Минске. Театром и студией руководил народный артист БССР Михаил Рафальский – соратник Соломона Михайловича Михоэлса. По окончании студии Лурье становится актером "БелГОСЕТА".

В 1936 году мой отец поступает на факультет режиссуры в Государственный институт театрального искусства им. Луначарского (ГИТИС), где занимается в мастерской у педагога и режиссёра МХАТа Н. М. Горчакова. Дебют режиссёра Лурье состоялся весной 1941 года премьерой спектакля «Учитель» по пьесе С. Герасимова. Вскоре состоялась ещё одна премьера – спектакль «Фельдмаршал Кутузов» по пьесе В. Соловьёва. Эти спектакли показывались накануне войны на сцене Театра Революции в Москве. В первые дни войны отец получает специальность режиссера драматического театра, и его направляют в Горький, где он становится главным режиссером Горьковского театра юного зрителя.

Во время войны, с 1942 по 1945 годы, отец уже работает основным режиссером Горьковского драматического театра им. Чкалова. В эти годы он сотрудничает с известным режиссером и драматургом Николаем Ивановичем Собольщиковым-Самариным. В Горьковском театре, переименованном в годы войны во «Фронтовой Театр», отец ставит военно-патриотические пьесы, такие как «Парень из нашего города» К. Симонова, «Приказ по фронту» Г. Мдивани. В то же время он осуществляет постановки пьес классического репертуара, включая жанр комедии, как, например, «Слуга двух господ» К. Гольдони, «Давным-давно» А. Гладкова, «Последние» М. Горького и многие другие.

В годы войны в Горьком в общей сложности отец руководил тремя театрами. Театры обслуживали фронт, выступали в госпиталях, собирали средства на вооружение.

Осенью 45-го на режиссёрской ярмарке в Москве С. М. Михоэлс приглашает Л. Лурье в ГОСЕТ на должность режиссёра-ассистента, а вскоре назначает режиссёром и одновременно преподавателем актёрского мастерства в Московском государственном еврейском театральном училище (МГЕТУ). Отец становится руководителем курса – педагогом моей мамы и дочери Михоэлса Нины.

В 1945 году Лурье ассистирует Михоэлсу в постановке спектакля «Фрейлехс».

1947 год отмечен радостным событием: отец женится на маме – будущей актрисе Нелли Машанской. Папа и мама не раз рассказывали мне, как происходила их свадьба. В те годы отец снимал комнату в Кисловском переулке, недалеко от ГИТИСа. В его обязанности входило (по поручению Михоэлса) каждый вечер дежурить на спектаклях в ГОСЕТе. День свадьбы, отмечавшейся в квартирке невесты, не явился для него исключением: в середине празднества жених покинул невесту и поспешил в театр. Место его за праздничным столом занял папин старший брат – Виктор, который сыграл роль отсутствующего жениха. Так в первый раз мой отец «изменил» маме с театром. А впоследствии он не раз «изменял» ей, уходя на репетиции и спектакли...

Совместно с Михоэлсом отец поставил также спектакли «Леса шумят» по пьесе М. Лынькова (1947 г.) и «Принца Реубейни» Д. Бергельсона (январь 1948 г.). Однако последний спектакль был запрещен, так как в нем была заострена патриотическая тематика и тема возможного возрождения еврейского народа.

 

В январе 1948 года, после зверского убийства Соломона Михоэлса и гонения на всю еврейскую культуру, отец, по указанию властей, был вынужден уехать из Москвы в Караганду, где возглавил Казахский театр музыки и драмы на казахском языке. Вскоре театр превращается в объединенный Карагандинский русско-казахский театр. Здесь отец осуществляет большое количество постановок, включающих в себя как пьесы национального казахского фольклора, так и русскую классику.

А уже в 1952 году Лурье назначается главным режиссером Псковского драматического театра. В Пскове, среди ряда успешных спектаклей, отец впервые после Всеволода Мейерхольда осуществляет постановку спектакля «Баня» – сатирической пьесы Маяковского, более двадцати лет не игравшейся на советской сцене. Премьера состоялась в апреле 1953 года.

На спектакль специально приезжала Лиля Юрьевна Брик с мужем, известным маяковедом, Василием Абгаровичем Катаняном. Спектакль имел большой успех и резонанс по всему Советскому Союзу. Это был год моего рождения; события тех лет стали преданием в нашей семье и также имеют подтверждение в нашем домашнем архиве.

В 1956 году отца приглашает на работу руководство Вильнюсского драматического театра. В том же году его успешным дебютом в Литве становится спектакль «Дворянское гнездо» по И.С. Тургеневу. Вот что говорит по поводу этой постановки актриса Алиса Ильина, исполнившая роль Лизы Калитиной: «По своей атмосфере, ансамблевости, тончайшим нюансам во взаимоотношениях действующих лиц, музыкальности и акварельной эмоциональной тонировке этот спектакль так соответствовал стилю и очарованию тургеневской прозы! Он буквально завораживал, гипнотизировал зрителей самых разных возрастов; одни говорили, что он их очищает, другие благодарили за то, что узрели русскую классику в ее первозданном виде – сам Тургенев пожаловал на вильнюсскую сцену!... Совершил это чудо наш новый режиссер. Его одержимость, эрудиция, энергия, неутомимость, высокая планка требовательности сочетались с прозорливостью и верой в актеров…»

 

* * *

 

На сцене Вильнюсского русского драматического театра отец прослужил 16 театральных сезонов и осуществил постановку 33-х спектаклей. Помню многочисленные ежегодные гастроли по всему Союзу. Нас, детей – меня и брата, родители всегда брали с собой; мы с братом очень любили путешествовать в поездах, забираясь на верхние полки, с которых можно было обозревать разнообразие пейзажей на пути к городам назначения. Помню, например, поездку в Ленинград (несмотря на 10-летний возраст) и каким важным театральным событием Ленинграда 63-го года стали гастрольные спектакли Вильнюсского театра, особенно такие, как «Идиот» по роману Ф. Достоевского и «Клоп» В. Маяковского. Отец сам написал инсценировку романа «Идиот» и поставил спектакль, очень эмоционально насыщенный, воплотив те напряженные коллизии героев Достоевского, которые не смогли не взволновать зрителей и их нестандартным режиссерским решением (в первую очередь образов князя Мышкина и Рогожина) и замечательной игрой чудесных актеров. Главные роли исполнили: Мышкина – Ю. Пресняков, Настасьи Филипповны – М. Миронайте, Рогожина – А. Иноземцев. Талантливо оформил спектакль папин любимый театральный художник Игорь Иванов. Внук Ф. М. Достоевского Андрей Фёдорович Достоевский отзывался весьма хвалебно о спектакле.

Отец поставил много других спектаклей из русской и советской классики. «Золотая карета» Л. Леонова, «Власть тьмы» Л. Толстого, «Чайка» А. Чехова, «Доходное место» и «Бесприданница» А. Островского – это лишь некоторые из его спектаклей, увидевших свет в Вильнюсском драмтеатре. Ставил и много зарубежной классики: «Нору» Г. Ибсена, «Пигмалион» Б. Шоу, «Укрощение строптивой» В. Шекспира, «Рождество в доме сеньора Купьелло» Эд. де Филиппо и многие другие.

В «Норе» Г. Ибсена я впервые вступила на сцену в качестве актрисы в шестилетнем возрасте. У Норы трое детей, и я играла её сынишку. Дети вводились уже незадолго до премьеры, так как роли были малюсенькие, и тем не менее этот дебют дал мне почувствовать – каково это быть актрисой и оказаться в свете рампы. Отец сам не занимался нашим вводом. Он был слишком занят, в театре у него постоянно шли репетиции – и утром и вечером.

Впервые у отца появилось желание сыграть самому большую главную роль – сеньора Купьелло в пьесе Эдуардо де Филиппо. Он почувствовал тяготение к этой роли, она была словно написана именно для него. Глава семейства – Лука Купьелло – это экспансивный, эмоциональный итальянец, добрый семьянин, душевно щедрый, пытающийся разрешить проблемы членов своей немалочисленной семьи. В 1966 году состоялась премьера. Мы с братом сидели в переполненном зале в первых рядах и, затаив дыхание, смотрели на трогательную, очень органичную игру нашего отца. Ведь мы привыкли так же, как все, видеть его только в качестве режиссера. Кстати, его дочь по пьесе играла наша мама, актриса Нелли Машанская, что тоже было для всех определённой неожиданностью.

Приходилось отцу «внепланово» играть и другие роли, но в иных обстоятельствах. Как-то он замещал больного актера и играл в «Клопе» роль Давида Осиповича – парихмахера, отца невесты Эльзевиры Давидовны. В уморительно-смешном, эксцентричном гриме отец показал себя прекрасным комедийным актёром, которому легко подчинялся жанр сатирической пародии и фарса. Нельзя было удержаться от смеха, видя его тогда на сцене, и я хохотала со всеми. А однажды произошёл анекдотический случай, ставший уже театральным преданием, которое не забывают актёры театра: один серьезный актёр по «оплошности» выпил лишнего перед самым спектаклем. Кажется, это был спектакль «Укрощение строптивой». Чтобы разрешить возникшую проблемную ситуацию, отец тут же принял решение о том, что он сам заменит актёра. Когда же тот проснулся, не понимая, что проспал весь спектакль в гримёрке, то, увидев отца в гриме, сказал: «Леонид Эммануилович, что-то вы сегодня плохо выглядите».

 

Отец был из плеяды тех режиссеров, которые на репетиции сами хорошо показывают актерам, легко и органично вживаясь в образ. В то же время он мастерски владел искусством режиссёра-постановщика, видел основное решение спектакля уже на первых стадиях репетиционного периода и всегда добивался желаемого результата.

В его творческой биографии много пьес и современной драматургии. Например, только в Вильнюсе он поставил такие пьесы, как «Шестеро любимых» А. Арбузова, «Под одной из крыш» З. Аграненко, «Обет» А. Гомеса, «Милый лжец» Дж. Килти, «Традиционный сбор» В.Розова и многие другие.

Он ставил спектакли и в других театрах Литвы, на республиканском радио и телевидении. За творческую деятельность отцу было присвоено звание «Заслуженного деятеля искусств Литовской ССР».

 

* * *

 

Отец очень любил актёров. Как рассказывают они сами – в книгах, статьях, на вечерах и в частных беседах, работать с ним было легко и интересно. Интеллект отца, профессионализм, чуткость к актёру, вера в его творческие возможности покоряли работавших с ним и он заражал их своей энергией и работоспособностью.

Вот что пишет о папе актриса А. Ильина: «Леонид Лурье был в высшей степени актёрским режиссёром. Его творческие заявки – ценный вклад в репертуар Русского театра – основывались не только на проявлении собственных желаний и симпатий, но и на открытии новых имен актеров, расширении их творческого диапазона. А сами спектакли поражали неожиданностью выбора, жанровым разнообразием, оригинальностью решений, всегда органично сочетающих форму и содержание.

Великая заслуга Леонида Лурье в том, что он вывел на драматическую сцену Литвы прекрасные образы русской классической драматургии, познакомил зрителей с высшими образцами западной классики, и современности. Он заставил полюбить своих героев и героинь, чистых и неподкупных, с их внутренним светом и нетерпимостью к злобе, ненависти, человеческим порокам, с их непокорством судьбе. Посредством сатиры боролся он с тупостью, невежеством и жестокостью, жертвою которых, порою, становился и сам...»

Все знавшие отца отзываются о нём как о человеке очень добром, чутком, которому были свойственны непосредственность, доверчивость, эмоциональность. Я бы ещё охарактеризовала его как большого романтика.

 

Из трёх курсов студентов – воспитанников моего отца на театральном факультете Вильнюсской государственной консерватории музыки и драмы (сегодня Академия музыки и драмы) – два курса были русскоязычные и один литовский.

Большая часть молодых актёров-выпускников русских курсов по окончании учебы была принята в Вильнюсский русский драмтеатр, а остальные уехали в другие театры СССР. Литовский курс по окончании учебы был целиком принят в Шауляйский театр. Учениками отца были ныне известные в Литве актеры, работающие сегодня в разных театрах, в кино, на телевидении и ведущие преподавательскую деятельность.

 

* * *

 

В Вильнюсе Леонид Лурье также был художественным руководителем ансамбля еврейской самодеятельности, работавшего на языке идиш. Усилиями отца Вильнюсский еврейский драматический коллектив (часть этого ансамбля), который он возглавлял с 1958 по 1973 годы, получил звание народного театра. В дальнейшем он надеялся превратить его в профессиональный театр.

Режиссер Милан Херсонский, возглавляющий сегодня Вильнюсское Еврейское Общество, так пишет о Лурье в юбилейной брошюре (изданной под его редакцией), подводящей итоги 50-летней деятельности вильнюсских еврейских коллективов: «В 1958 году вместо уехавшего в Польшу И. Догима возглавить драматический кружок был приглашен ученик и бывший ассистент великого еврейского актера и режиссера Соломона Михоэлса, известный режиссер Русского драматического театра Литвы Л. Лурье. Его деятельность стала яркой главой в истории еврейского любительского искусства в Вильнюсе. ...С первых же спектаклей, поставленных под руководством Л. Лурье, наладилось сотрудничество хора, оркестра и танцевального коллектива с драматическим». Отец осуществил постановку 16 спектаклей, среди которых «Зелёные поля» П. Гиршбейна, «Фрейлехс» З. Шнеера, «Тевье-молочник», «Блуждающие звёзды», «Люди и агенты» по пьесам Шолом-Алейхема, «Бойтре» М. Кульбака, «Гершеле Острополер» и «Хелмские мудрецы» М. Гершензона, «Крейцерова соната» Я. Гордина, «Кто виноват?» М. Житникова и Б. Гальперина, «Сёстры» И.-Л. Переца, «Путешествие Вениамина Третьего» М. Мойхер-Сфорима и другие. Также отец поставил и много различных концертных программ.

Коллектив успешно выступал со спектаклями и концертными программами не только в городах Прибалтики, но и во многих городах всего СССР. Херсонский, пишет о том, что приезд еврейского самодеятельного коллектива становился для зрителей этих городов национальным праздником. Спектакли и концерты воспринимались как глоток свежего воздуха, глоток свободы в удушающей атмосфере государственного антисемитизма. Да, так оно и было.

Последним очень успешным спектаклем отца в 1972 году стал мюзикл «Скрипач на крыше».

 

* * *

 

В январе 1973 года наша семья репатриировалась в Израиль. В Израиле в 1974 году отец создаёт театральный ансамбль «Идитрон», играющий на идиш. В репертуаре театра две постановки: спектакль «Фрейлехс» – в память о спектакле С. Михоэлса и «Десятая заповедь» – опера-памфлет по пьесе Авраама Гольдфадена. В труппу вошли актеры, репатрианты из Советского Союза и старожилы, влившиеся в коллектив театра из израильских театральных трупп на идиш, которые в то время не существовали на постоянной основе К сожалению, театр, не получив более государственной субсидии, просуществовал всего два сезона (1974-76 гг.).

 

Мой отец умер в январе 1983 года. Ему не удалось осуществить свою заветную мечту – создать в Израиле профессиональный стационарный театр на идиш. Однако понятно, что тот вклад, который он внёс в театральное искусство трёх культур – русской, еврейской и литовской – невозможно переоценить. Об этом свидетельствует рост интереса в XXI веке к творческому наследию Л.Э.Лурье.

Бывшие студенты, актеры, зрители, театральные критики, друзья отца и мы – его семья – вспоминаем мужа, отца, режиссера и педагога Леонида Эммануиловича Лурье с благодарностью и любовью.

январь, 2010 г.   

Copyright © Елена Гольцфарб-Лурье

Другие публикации автора:

 

Сон в зимнюю ночь

День - 13 января

Поэтесса Нелли Лурье-Машанская




Страница 1 из 1
  ГлавнаяКонтактыПлан на текущий месяц    
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.