автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Статьи

18 строк Валентина Шорра «А мир первой ЛЮБВИ? Безбрежный и ограниченный одновременно. Вечно в критическом состоянии. Остановись! Познай самого себя!...»


Квазикристалл - твёрдое тело, «характеризующееся симметрией, запрещённой в классической кристаллографии, а также наличием дальнего порядка...»


----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота

 

май, 2017 г.


Выступление на семинаре
16 мая 2017 года

 

Поэзия и правда в исторической
прозе Мориса Симашко

 

Доктор Адела Розенштрах

 

Морис Давидович Симашко 

На перекрёстках культур
«Ни для кого нет какого-то особого пути.
Только соединение народов, никак не теряющих
своего национального имени, своей души,
в единую человеческую общность

        Морис Симашко

Читателю, хоть в какой-то мере знакомому с проблемами литературных взаимосвязей, вполне доступны такие понятия, как «литературное влияние», «поэтическое заимствование» или «художественный перевод». Однако, нельзя не признать, что словосочетание «евреи в литературе Казахстана» звучит несколько непривычно даже для их слуха.

Между тем, в современном Казахстане живут 100 народов, среди которых и евреи. Важно подчеркнуть: казахи никогда не притесняли евреев. В связи с этим замруководителя общественно-политического и культурно-просветительного еврейского общества «Алеф» объявил о том, «...что поступило предложение оценить казахов как народ-праведник,» представители которого всегда относились доброжелательно к евреям и никого из них не ущемляли. «Это великая оценка еврейского сообщества: признать какой-то народ праведником»,-заявил Николай Горбунов, зампредседателя общества «Алеф».

 

В Казахстане проживают также русские, узбеки, украинцы, уйгуры, татары, немцы, корейцы, турки, азербайджанцы, белорусы, дунгане, курды, таджики, поляки, чеченцы, киргизы и др. Немало разноязычных представителей литератур, обладающих национальным богатством и многоцветьем культур, успешно трудятся в современном Казахстане.

Параллельно с собственно казахской литературой, развиваются литературы национальных меньшинств, а также вбирающая в себя разнообразные среднеазиатские темы, мотивы, образы и художественные особенности русскоязычная литература. Именно таким, русскоязычным казахстанским автором, являлся виднейший мастер исторической прозы, Народный писатель Казахстана Морис Давидович Симашко. Это необычайно интересно, как само по себе, так и в силу активного взаимодействия и взаимовлияния, которое постоянно осуществлялось между его творчеством и развитием казахской литературы.

 

Адольф Арцишевский в статье «Одухотворенное слово Мориса Симашко» подчеркивает глубокую связь его судьбы с родным краем и значительный вклад писателя в литературный процесс Казахстана. Симашко был лауреатом президентской премии мира и духовного согласия, лауреатом государственной премии имени Абая, Вице-президентского Казахского ПЕН-клуба, членом русского ПЕН-клуба в Москве, номинантом на Нобелевскую премию.

 

В значительной степени созданию содержательных книг Мориса Давидовича помог его богатый журналистский и житейский опыт. Морис Симашко сменил много профессий - был военным летчиком, школьным учителем. Мало кто знает, что воевать ему пришлось в штрафном батальоне. Об этом написана повесть «Гу-га», а затем снят фильм. После войны Симашко окончил Одесский учительский институт (1946) и заочное отделение факультета журналистики Казахского государственного университета имени Кирова (1950). Работал собкором ТАСС, «Советской культуры», «Учительской газеты», сотрудником журнала «Простор». С детства увлекаясь историей, он любил древний Восток и знал его. Еще будучи корреспондентом «Туркменской искры», приезжал на раскопки к известным ученым археологам Михаилу Массону и Сергею Толстову. А однажды, по рассказу Симашко, «в песках» он увидел такую картину: «В юго-восточных Каракумах налетевший как-то ветер-афганец на несколько часов сдвинул миллионы тонн песка. Обнаружился целый караван в сотни верблюдов с поклажей, погонщиками, охраной. Соль и йод пропитали их плоть, и лежали они в единой связке, засыпанные тысячи лет назад таким же внезапным ураганом. Не знаю, успели ли оприходовать эту находку ученые, но через месяц, когда я снова оказался на этом месте, там уже громоздился новый бархан, не отличимый от тысячи других».

 

Известный писатель и переводчик Герольд Бельгер, которого связывали с Симашко долгие годы дружбы, высоко ценил его глубокое знание истории Востока: «Для Мориса СредняяАзия и Казахстан были таинственной и увлекательной книгой, которую он любил, читал и перечитывал, изучал и анализировал, по-своему излагал и блистательно проецировал на современность. Он глубоко вникал в историю арабов, персов, таджиков, туркмен, узбеков, в цивилизацию народов и знал, куда ведет течение жизни».

 

Литературовед Олег Ильин в статье «Современная литература Казахстана: имена и тенденции» прослеживает, как в культурном пространстве республики одновременно происходят непростые литературные явления. С одной стороны, местные писатели, поэты, периодические издания ещё недостаточно известны широкому читателю своей страны, поскольку реклама слабо работает в этом направлении, но в то же время казахстанская литература становится более популярной за рубежом. К концу 80-х годов прошлого столетия ей стало доступно решение сложных задач, доказывающее её соответствие высоким интеллектуальным и эстетическим запросам культурного читателя 21 века. В числе важных достижений казахстанской прозы отмечен ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН.

Литературовед Олег Ильин пишет: «Сложился и оформился как «самостоятельный жанр» национально-исторический роман, что свидетельствует о зрелости литературы. Историческая тема была раннее запретной, но писатель И. Есенберлин трилогией «Кочевники» открыл её. Перевод трилогии на русский язык осуществил Народный писатель Казахстана, Морис Симашко, еврей по национальности. «Углубленное звучание приобрела в его оригинальных произведениях традиционная «тема Степи» и связанные с ней «вечные темы любви, дружбы, мужества и верности». Необычной для читателей русскоязычного прозаика представляется поэтика: Морис Симашкон смело насыщает стиль легендарными и мифологическими мотивами, образной символикой, более весомым становится подтекст, шире используются перебивка временных планов ретроспекция, ассоциативность идей и ситуаций, смена ритма повествования, соединение лиро-эпических и разговорно-повествовательных стилей.

 

По мнению критика Николая Ровенского, приведенному в выше упомянутой статье, эти достижения стали возможны благодаря тому, что Морис Симашко, представляющий в Казахстане русскоязычное национальное меньшинство, обладает тем дополнительным преимуществом, что может спокойно пересекать этнографическую границу и становиться обладателем ценных знаний о прошлом народов-соседей.

 

Сходные идеи высказывает Светлана Ананьева (Институт литературы и искусства им. Мухтара Ауэзова МОНРК) в статье «Литература, открытая миру». Она пишет, что этносы Казахстана, с одной стороны, сохраняют национальные особенности своих культур, а с другой, выходят на новый уровень достижений. Сложившееся в обществе поликультурное пространство с единой духовной основой способствует их всемерному развитию. «Тема Казахстана - ведущий лейтмотив многоязычных авторов. В основе образа этого "многонационального мультикультурного мира лежит краеугольный камень - евразийская идея, имевшая великого предтечу, которым Морис Симашко назвал Абая".

В своей запоминающейся острой публицистике «Дорога на Святую Землю» Морис Симашко ясно выразил дорогую его сердцу философскую мысль: «Центрально-Азиатский район издревле служил культурным источником ренессанса евразийских народов. Свобода мысли преобладала в учениях и творчестве ...В менталитете проживающих на этой территории народов остался след великих караванных путей, кочевий...»

 

Перу Мориса Симашко принадлежат романы: «Маздак», «Комиссар Джангильдин», «Искупление Дабира», «Колокол», «Семирамида», «Четвертый Рим» (издан посмертно ). Он также является автором сборника повестей «В черных и красных песках», куда входят «Емшан» , «Искушение Фраги», « Парфянская баллада», «Хадж Хайяма» и «В Черных Песках», а также повести «Гу-га». Ряд кинодраматургов написали сценарии по произведениям писателя, и они были экранизированы.

 

Наилучшим образом определил место Мориса Симашко в литературе Казахстана Адольф Арцишевский: «...Он как никто понимает и чувствует Азию, самый воздух её, поэтику городов, кочевий и бесконечных дорог. Шелковый путь - это не караванная тропа, а философия жизни ...И вместе с караванами шли по древнему пути, ночевали в караван-сараях, пили из сардоб собранную там воду греческие философы, китайские инженеры, арабские математики».

 

Ученые-востоковеды не нашли в его сочинениях ни одной фактологической ошибки. Писатель исключительно точен даже в мелких деталях. И еще одну важнейшую черту подчеркивает критик: в творчестве номинанта на Нобелевскую премию проза писателя обращена к минувшим векам, но волнует его современность. Через сравнительно-сопоставительное осмысление различных эпох в прошлом Ирана и Туркмении Морис Симашко полнее и тоньше постигает сложные исторические пути народов Степи.

Реальные события и герои из прошлого многих национальностей Центральной Азии, наряду с их обычаями, верованиями, легендами, сказаниями, песнями, пословицами, крылатыми выражениями, поэтическими цитатами из произведений поэтов-классиков и т. д., органично вошли в прозу Мориса Давидовича Симашко, насытив её богатыми цветовыми гаммами, непривычными картинами, тревожными звуками, пряными ароматами, многоголосым говором разных земель и национальностей. Его романы и повести, в свою очередь, открыли европейскому читателю прекрасную и загадочную землю Центральной Азии и Казахстана.

 

Остановимся подробнее на анализе некоторых особенностей исторической прозы Мориса Симашко.

Исследовательница и автор ряда исторических произведений, поэт, прозаик и драматург Фаина Гримберг в своей статье «На стороне проигравших, или философский камень» развивает собственную концепцию генезиса исторического романа и характеризует его отличительные черты. Её наблюдения и выводы имеют непосредственное отношение к творчеству М. Д. Симашко, чьё имя она называет в числе наиболее значительных авторов, работавших в этом жанре. Исторический роман-жанр очень сложный, его можно назвать «синтетическим», поскольку он не встречается« в чистом виде». Чаще всего исторические подобные литературно-исторические сочинения имеют также явные признаки приключенческого, или детективного, или любовно-психологического, или утопического романов: «Таков уж этот жанр, неуловимый, как Протей» (Ф. Гринберг). Авторы исторических романов (а также повестей) могут порой сознательно искажать отдельные исторические факты, удивительное, что его рекомендовали в нобелеаты казахи, еврея, пишущего в Казахстане на русском языке. Это, с одной стороны, удивительно, а с другой - вполне естественно».

 

Слова эти вновь доказывают, что, независимо от его национальности, писатели республики видели в лице Симашко крупнейшего мастера казахстанской литературы, своего мудрого и опытного Учителя и Наставника. Необычно само рождение замысла столь значительного произведения.

 

Как-то Морис Давидович работал в Пушкинской библиотеке Алма Aты (ныне Национальная библиотека РК), где обнаружил 10-томное собрание сочинений императрицы Екатерины Второй на французском языке, включавшее в себя её переписку с Вольтером, дневники, записи, пьесы венценосного автора и сочиненные ею для внука Александра сказки.

Познакомившись с их переводом на русский язык, Симашко задумался над созданием собственного романа о необыкновенной русской царице. Он пять лет упорно и тщательно работал в петербургских библиотеках и архивах, собирал материал, позволивший ему создать столь насыщенную прозу. А название для романа подсказал писателю Вольтер, назвавший в своё время его героиню «Семирамидой Севера». Отзываясь о романе, один из критиков обратил внимание на его удачную фабулу: «Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. В романе успешно осуществляется попытка связать события внешние с событиями внутренними...»

Симашко видел свою задачу в следующем: «Семирамида» - это мой антиПикуль... Важно было опровергнуть подхваченное публикой утверждение о том, что движущей силой русской истории... является фаворитизм. Но куда, извините, девали тогда просвещение?.. Писатель, по мнению критика, выступающего на сайте под именем Shulaev, поставил перед собой задачу: «проследить его (просвещения) корни от Петра Великого через верную исполнительницу предначертаний преобразователя, Екатерину Вторую».

Именно поэтому писатель не стал подробно углубляться в детальное изображение отдельных, особенно увлекательных периодов жизни принцессы, а затем императрицы, хотя перед создателем исторического романа почти всегда возникает подобный соблазн, не поддаться которому достаточно трудно.

Автор описывает разномасштабные, но сыгравшие в его глазах важную роль события, происходившие на протяжении длительного исторического периода, начиная с правления царицы Елизаветы Петровны и кончая последними годами жизни Екатерины Второй. Эта женщина правила Россией более тридцати лет, «привлекая к себе внимание всего мира, от Фридриха Второго и энциклопедистов до крымских ханов и кочующих киргизов...».

Главное достоинство романа заключается в его актуальности. Это неподражаемо замечательное свойство таланта Мориса Давидовича Симашко проявляется в той или иной мере в каждом из его произведений: воссоздавая жизнь различных этносов в далекие времена, он умеет сделать её на редкость увлекательной для своего современника и в Казахстане, и в России, и в многочисленных зарубежных странах.

Неслучайно книги Мориса Симашко доступны сегодня его читателям на более, чем сорока языках народов мира. При этом Симашко убежден в том, что история подчиняется незыблемым законам, а «особые», т.е. искусственно навязанные ей пути, всегда отвергаются временем.

Актуальность «Семирамиды» критики видят также в обилии заключенных в романе мудрых философских и политических размышлений.

Одной из наиболее животрепещущих является идея о недопустимости самоизоляции любой культуры. Самоизоляция не просто вредна и опасна. Она несовместима с подлинным патриотизмом. Образ Екатерины, являющийся центральным, служит художественному воплощению этой мысли. Этот характер разработан всесторонне убедительно и психологически достоверно он показан автором в неуклонном развитии и поисках...

Повторяющийся рефрен -мотив ветра- играет в романе двойную роль: с одной стороны, ветер становится для юной принцессы Фике символом её новой загадочной родины, России, а с другой, олицетворяет её собственное постоянное возвышение: читатель наблюдает героиню в движении, в прямом и переносном смысле.

Императрица Екатерина Вторая хотела стать достойной наследницей Петра Великого, будучи «и похожей, и очень непохожей на него. Она была именно что другая, другая в методах, но желала быть не менее великой, чем он...методы брала и у лучших европейских философов того времени, и творчески преобразовывала на русской почве, и умела не казаться, но быть благодетельницей для своих новых поданных»., - размышляет критик Shulaev.

 

Несколько особняком стоит в творчестве Мориса Давидовича вышедший в свет уже после его кончины автобиографический роман «Четвертый Рим», послуживший основой для оригинального фильма о писательском труде и мироощущении художника под названием «Миры Симашко» (фильм относится к художественным, но не игровым). Он снят талантливой группой творческих единомышленников, общей целью которых было донести до зрителя как можно полнее содержание последней книги писателя, ставшей своего рода литературно-философским завещанием автора. (сценарист -Сергей Русаков, режиссер - Александр Головинский, ведущий - Бахыт Каирбеков).

Достоинства картины заключаются в её своеобразной символической композиции, цельности, в том, что она побуждает зрителя к напряженным интеллектуальным поискам, возвращает его к книге, текст которой постоянно звучит за кадром задумчиво и проникновенно: «Оставил сердце своё я там, в Казахстане, в Азии. Там остались зримые и видимые только мне призраки. Тысячи призраков из моих книг. Они уже послужили мне на славу, теперь им служить людям. Дай Бог, много лет, многим людям, что хотят знать историю и не повторять своих вечных ошибок. А я...я пойду дальше. Ведь нет края у человека ищущего, это я понял за свою короткую длинную жизнь. И нет смерти. Есть усталость тела. И перемена. И вечное движение».

 

Один из выдающихся писателей современности Морис Симашко родился в Одессе, всю жизнь прожил в Казахстане, а умер и похоронен в Израиле. Но его богатое литературное наследие принадлежит всему человечеству.

 

ЛИТЕРАТУРА К СТАТЬЕ М. Д. СИМАШКО

1. Ильин Олег. "Современная литература Казахстана. Имена и тенденции"

2. Ананьева Cветлана. "Литература, открытая миру" (Институт литературы и искусства им. Мухтара Ауэзова МОНРК)

3. Симашко Морис. "Дорога на Святую Землю". Авторский сборник, Алматы: Жибек Жолы, 1996.

4. Арцишевский Адольф. "Морис Симашко: живое дыхание времени". Central Asia Monitor, 24,5,2017.

5. Гринберг Фаина. "На стороне проигравших, или философский камень". Журнальный зал. НЛО, 2005, №71

6. Брагинский И. "Поэзия и историческая правда о Маздаке". Историко-литературный очерк.

7. Симашко Морис. Четвертый Рим. Авторский сборник, Алматы: Балалар эдебиетi, 2013.

8. Симашко Морис. "Маздак. Искупление дабира. Повести Черных и красных степей", Советский пиcатель, 1984.

9. Симашко Морис. "Семирамида", "Рипол Классик", 2004

Адела Розенштрах

 

Обсудить на форуме


 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц
Copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.