English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье»

 

июнь, 2013 г.

 

Жизненный путь
генерала Хаима Ласкова

(1919-1982)

 

Герц Финкенберг (Гедера, Израиль)

Авторизованный перевод с иврита

Наталии Буряковской

 

История Израиля начиная с 80-х годов XIX века изобилует именами первопроходцев, заложивших основы сионизма и воплощавших в жизнь мечту о возрождении еврейского государства. В этом очерке пойдет речь о Хаиме Ласкове и его уникальном вкладе в это общее дело народа - он был одним из тех, кто участвовал в основании Государства Израиль.

 

Начало жизни

 

Хаим Ласков родился в апреле 1919 г. в г. Борисове Минской губернии, что на берегу реки Березины. Как известно, здесь, у села Студенка, 14-16 ноября 1812 г. переправлялась после отступления из Москвы армия Наполеона. Рассказы о героизме русских солдат на берегах Березины Хаим слышал с детства.

Когда Хаиму было пять лет, его родители репатриировались в Эрец-Исраэль. Семья поселилась в Хайфе. В начальной школе мальчик бредил подвигами. Применение своим устремлениям он нашел в реальной гимназии, став командиром группы усиленного физического воспитания, что было новинкой в тогдашней системе просвещения еврейского ишува. В 1930 г. отец был убит арабами, и мать осталась одна с пятью детьми. В 1932 г. Хаим вступил в ряды Хаганы[1] и в 1939 г. стал заместителем командира особого отряда реагирования в ответ на вооруженные арабские нападения. Здесь он встретился с будущими командирами Хаганы и ЦАХАЛа, своими будущими соратниками в течение многих лет. В начале Второй мировой войны Хаим вступил добровольцем в британскую армию вместе с другими 36 тысячами еврейских юношей и девушек, которые готовы были на любую службу ради возможности воевать с нацизмом. Как и в годы Первой мировой войны, британские власти опасались призывать евреев в армию - чтобы те со временем не стали угрозой британской военной мощи. Поэтому британцы соглашались принимать евреев лишь в качестве добровольцев-саперов.

Определенные изменения в позиции англичан произошли в 1940 г., когда Германия стала захватывать страны Западной Европы и на Ближнем Востоке возник дефицит живой силы. Тогда были образованы первые батальоны "Баффс" (Buffs) в королевском Восточно-Кентском полку, насчитывавшие около 6 с половиной тысяч еврейских солдат. Название "Баффс" происходит от английского слова buff, "светло-желтый", - по цвету воротников мундиров и отворотов гетр, которые носили солдаты полка с XVII века. И хотя это не были еврейские боевые единицы, все видели в них ядро будущей еврейской армии.

Ласков оказался перед выбором: остаться в рядах Хаганы или вступить в ряды Пальмаха - ударных отрядов, основанных в мае 1941 г. центральным командованием Хаганы для защиты ишува как от арабов, так и от немцев и итальянцев. Третий вариант был пойти в британскую армию.

Ласков, всегда возражавший против партийной принадлежности военных организаций, отверг Пальмах как слишком левый и присоединился к частям "Баффс" в качестве рядового. Его сразу послали на офицерские курсы, потом он служил в 6-м батальоне, состоявшем из поляков, венгров и представителей других национальностей. Будучи командиром отделения, Хаим проявил себя как отличный инструктор и педантичный наставник, требовавший максимума как от себя, так и от солдат. Когда усилилась угроза вторжения немцев на Ближний Восток, во время тяжелых боев при Эль-Аламейне и в Сталинграде, британские власти решили основать три новых батальона "Баффс". Новобранцы приняли это с воодушевлением. (Отметим, что во 2-м батальоне этого полка служили двое будущих начальников генштаба ЦАХАЛа: Мордехай Маклеф и Хаим Ласков.)

Время было тревожное и напряженное, в Эрец-Исраэль получили первые известия о Катастрофе европейского еврейства. Нацистская угроза нарастала, а вместе с ней - стремление быть готовыми к ведению партизанской войны с армиями стран "оси" в случае их вторжения в Палестину. Хаим Ласков тайно присоединяется к крупной операции "Приобретение" - обеспечение оружием любыми средствами, в основном хищением его с британских военных складов.

Отметим, что Хаим, дисциплинированный солдат, давший присягу верности британским властям, не колеблясь нарушил присягу, участвуя в краже оружия для еврейских вооруженных сил.

К тому времени, когда батальон должен был отправиться в Европу, Ласков уже служил офицером-инструктором, и в июле 1943 г. отбыл с батальоном в Египет. Высадка британских и американских войск в Сицилии 10 июля 1943 г. была воспринята как начало освобождения Европы. Солдаты стремились попасть в Италию, чтобы участвовать в боях против нацистов.

Начался период ожидания, интенсивных тренировок и знакомства с новыми видами оружия. Не поддаваясь чувству разочарования и отчаяния, Хаим Ласков, к тому времени получивший звание капитана, старается поддержать дух солдат. Он хорошо понимает их, ему тоже трудно ждать вдали от боевых действий. Однако весь 1943 г., год блестящих военных успехов союзников на Западе и в Советском Союзе, батальон, по сути дела, не участвует в войне. Лишь 20 сентября 1944 г. было получено официальное сообщение британского правительства, в котором говорилось, что принято решение согласиться на требование Еврейского агентства и создать усиленную Еврейскую пехотную бригаду, которая примет участие в военных действиях. Эта бригада будет состоять из еврейских частей Палестинского полка, которым будут приданы артиллерийские, инженерные, медицинские и другие вспомогательные части, набранные в Эрец-Исраэль.

Объявляя в палате общин о создании бригады, британский премьер-министр Уинстон Черчилль сказал: "Несмотря на то, что многие евреи служат в нашей армии и в армии США на всех фронтах, я считаю безусловно важным, чтобы особое подразделение, состоящее из представителей народа, пострадавшего от нацистов как никто другой, было бы представлено значительным формированием в рядах войск, собирающихся для нанесения врагу окончательного удара". Евреи Палестины ликовали - осуществилось желание еврейского народа с оружием в руках воевать с нацизмом. Командиром был назначен бригадный генерал Э.Ф.Бенджамин (1900-1969), еврей, уроженец Канады, прослуживший 25 лет в королевских инженерных частях.

Утверждение отличительных символов бригады - нарукавных позументов с надписью на английском языке и на иврите "Еврейская бригада" и с золотым магендавидом на бело-голубом фоне - приветствовали бойцы бригады. Было также договорено, что в Италию Еврейская бригада прибудет под сионистским знаменем - белое полотнище с двумя голубыми полосами и золотым магендавидом.

В начале ноября 1944 г. солдаты бригады прибыли в порт Таранто на юге Италии, а оттуда - в тренировочный лагерь в городке Фьюджи, примерно в 70 км южнее Рима. В конце февраля 1945 г. 5 тысяч солдат бригады были отправлены в Северную Италию. Им был выделен участок фронта севернее Равенны в составе 8-й армии, включавшей бригады шотландцев, ирландцев, южноафриканцев, новозеландцев, гурков из Непала, поляков и итальянцев-антифашистов.

9 апреля 1945 г. бригада форсировала реку Санио и захватила плацдарм на другом ее берегу. Потери составили 30 человек и 70 были ранены; 21 человек получил воинские награды и 78 упомянуты в сводках. 29 апреля был подписан официальный акт о капитуляции немецких войск в Италии. В мае 1945 г. бригаду перебросили на северо-восток страны, где впервые произошла встреча с евреями, пережившими Катастрофу. В сообщении Черчилля о капитуляции противника на итальянском фронте среди других частей, участвовавших в завершающих битвах, была упомянута "Еврейская бригада, которую мы основали примерно год назад и которая мужественно сражалась на линии фронта".

Закончились бои, и бригада, включая майора Хаима Ласкова - командира 2-го батальона, сосредоточилась на проблемах помощи евреям-беженцам в Европе.

 

Мстители

 

Эта страница биографии Хаима Ласкова малоизвестна. Узнав о том, что творилось в немецких лагерях смерти, солдаты из Еврейской бригады спонтанно организовались для мести нацистам, которые скрывались в разных странах Европы и Америки, сменив имена, чтобы избежать суда. Так как военно-судебные органы армий союзников закрывали на это глаза, то организация "Мстители" осуществляла сама следствие и суд и без излишних проволочек приводила в исполнение приговор - казнь пойманных преступников. "Бесчеловечно" - по мнению чистоплюев. "Незаконно" - в глазах формалистов, но понятно обожженным Катастрофой и воевавшим в Еврейской бригаде. Хаим тайно поддерживал мстителей в этом щепетильном деле.

Дисциплинированный воин и сторонник закона, он оправдывал их действия: "Мы были слабы после Катастрофы, так как потеряли шесть миллионов братьев, поэтому каждый мог действовать по своему разумению". То было выражением национальной боли и горя народа, пережившего трагедию.

 

"Бриха"

 

По мере продвижения Красной Армии в Восточную Европу и освобождения лагерей смерти и концлагерей в Польше уцелевшие члены халуцианской молодежи вместе с группами евреев-партизан, учредив в 1944-45 гг. подпольную организацию "Бриха" ("Побег"), переправляли евреев из стран Восточной Европы на побережье Средиземного и Черного морей, а дальше - в подмандатную Палестину.

Слово "Бриха" употреблялось первоначально как кодовое наименование этой операции. Она началась как действие отдельных лиц, а потом охватила халуцианские молодежные движения. К ним присоединились солдаты Еврейской бригады, помогавшие переправлять беженцев через границы, часто тайными тропами, нелегально, используя средства британской армии - транспорт, продукты, деньги, опираясь на помощь евреев диаспоры и некоторых правительств, например Польши и Чехословакии, а также американских военных властей в Германии и Австрии. Аннулирование польскими властями в начале 1947 г. соглашения постепенно уменьшило масштабы движения, и в 1949 г. оно окончательно прекратилось.

Хаим Ласков, будучи британским офицером, использовал все свои возможности для легального участия в этом движении. Он не колебался ни минуты. Национальное чувство, как всегда, взяло верх над присягой британской армии.

 

"Хаапала"

 

Естественным продолжением "Брихи" была операция "Хаапала" ("Дерзновение") - помощь "нелегальной", с точки зрения англичан, иммиграции евреев из лагерей беженцев в Австрии, Германии, Франции и Италии в Эрец-Исраэль. Надо было собрать и на кораблях доставить в Эрец-Исраэль втайне от англичан десятки тысяч маапилим - "нелегальных" иммигрантов. Эта работа проводилась с участием Еврейской бригады и халуцианских движений. Британские власти перехватывали эти суда и отправляли на Кипр десятки тысяч репатриантов. После создания Государства Израиль, между маем 1948 и февралем 1949, более 17 тысяч узников Кипра прибыли в Страну.

 

Борьба за уцелевших в Катастрофе

 

В октябре 1944 г. члены Еврейской бригады учредили в Италии центр помощи, концентрации и подготовки к репатриации выживших в Катастрофе. Этот центр сделался своего рода штабом общественной и культурной, а также политической жизни для уцелевших евреев до их репатриации. 17 июля 1945 г. в Удине (Италия) перед "активом" Еврейской бригады выступил с речью "Миссия последних [воинов]" Абба Ковнер, поэт, сражавшийся в Виленском гетто и в рядах евреев-партизан. Он рассказал об ужасах Катастрофы и о надеждах на будущее, выразил поддержку солдатам, спасающим выживших в Катастрофе, призвал к массовой алие и к единству еврейского народа. С 1946 г. солдаты бригады помогали разрабатывать маршруты "Брихи" и исхода из Европы через Германию и Италию и участвовали в подготовке лагерей для приема беженцев. Солдаты Еврейской бригады, участники "Брихи", доставляли маапилим на суда, сопровождали их и сражались за них с англичанами. В августе 1945 г. трое солдат бригады добрались до Польши и установили связь с местными руководителями "Брихи".

 

В начале 1946 г. было решено расформировать бригаду. В июле этого года в Лондоне состоялся парад победы, в котором участвовали 24 офицера и солдата Еврейской бригады, представлявших полтора миллиона еврейских солдат, сражавшихся против нацизма. Над гордо идущими воинами развевалось еврейское знамя, встреченное громом аплодисментов всех присутствующих. Диктор Би-би-си объявил: "Вот шагает во всей своей красе Еврейская бригада".

В августе 1947 г. Ласков был назначен начальником инструкторского отдела генерального штаба Хаганы. Здесь Хаим проявил себя новатором. Не преуменьшая важности Пальмаха и его боевых качеств, он отстаивал свои взгляды и требовал, чтобы система инспектирования и инструктажа строилась на дисциплине, планировании и точном исполнении приказов. Однако в инструкторском отделе борьба против требований Ласкова не прекращалась, и он решил уйти в отставку, устав от "войн генералов".

Однако в этой борьбе были и успехи, как, например, создание в феврале 1948 г. первых офицерских курсов, которые возглавил он, Ласков. Курсы открылись незадолго до ухода англичан из Палестины, когда надо было спешно создавать регулярную армию, чтобы противостоять местным арабам, а затем и арабским странам, начавшим войну с новорожденным Государством Израиль 15 мая 1948 г.

Все это было непросто и нелегко. Ласков старался организовать регулярную армию по британскому образцу, основать ее на четких правилах, ясных и понятных военных терминах и разработанных во всех деталях военных доктринах. За это его обвиняли в излишнем "англизировании". Например, он ввел тактические приемы, которые противоречили военной доктрине членов Хаганы, возвращавшихся после атаки на прежние позиции, если не удавалось захватить объект приступом. Ласков же требовал "жесткой" позиции, по мнению многих - "жестокой", согласно которой нападающие атакуют, останавливаются, при необходимости окапываются, но продолжают понемногу продвигаться, а не возвращаются на исходные позиции. Вокруг этого было много споров. Один из членов Пальмаха, будущий начальник генштаба Давид (Дадо) Эльазар (1925-1976), настаивал на важности новой системы Ласкова, которая в конце концов была понята и принята ЦАХАЛом.

В апреле 1948 г. Ласков принял командование над объединенным батальоном, собранным из различных частей, участвовавших в операции "Нахшон", с целью прорыва блокады Иерусалима.

 

О дружбе и вражде

 

В период Войны за независимость судьба столкнула двух офицеров - Хаима Ласкова и Бена Дункельмана. Первый был воплощением британского офицера, второй - канадского. То есть оба относились к британской военной школе, но в то же время сильно отличались темпераментом и личными амбициями. Во время войны они сотрудничали, не имея выбора и признавая достоинства друг друга. 25 мая 1948 г. произошла первая атака на укрепленный район Латрун, контролировавший дорогу на Иерусалим. Следующие атаки состоялись 31 мая и еще три в июне. Однако из-за недостаточной подготовленности многих солдат, недостатка вооружения и разногласий в командовании все они провалились. Правда, были и положительные результаты: проложили так называемую Бирманскую дорогу для снабжения Иерусалима и укрепили связь и взаимопонимание между офицерами Пальмаха и "англичанами" (то есть теми, кто служил в британской армии).

В центре боев в Латруне была 7-я бригада (бригада "Маккаби), основанная 14 мая 1948 г., во главе которой стоял Шломо Шамир. В этой бригаде Ласков был командиром 73-го батальона. После ухода с должности Шломо Шамира командиром 7-й бригады был назначен Хаим Ласков.

В своей книге "Двойная лояльность" (1977, иврит) Дункельман подчеркивает: "Хаим был моим подчиненным", "...моей бригадой [некоторое время] командовал Хаим Ласков". Однако во время операции "Бин Нун" (две атаки на Латрун 24-25 и 30-31 мая 1948 г.), а также в период операции "Декель" по освобождению Западной Галилеи (8-18 июля 1948 г.) Хаим Ласков командовал, соответственно, 7-й бригадой и самой операцией, а Бена Дункельмана, прибывшего в Эрец-Исраэль в качестве добровольца в марте 1948 г., только в начале июля 1948 г. назначили командиром 7-й бригады. Так что в документе о капитуляции Назарета имя Хаима Ласкова фигурирует на первом месте, а имя Дункельмана - на втором.

В июле 1948 г. Ласков в звании генерал-майора возглавил отдел военной подготовки Генерального штаба. 29-летний Хаим был самым молодым генералом израильской армии. В феврале 1949 г. он торжественно открыл первые высшие офицерские курсы Армии обороны Израиля, среди его учеников были Давид Эльазар, Хаим Бар-Лев, Герцль Шапир. Первые двое стали начальниками Генерального штаба, а последний - генеральным инспектором израильской полиции. После окончания военных действий в 1949 г. Хаим Ласков отправился сам учиться, но был отозван в связи с назначением командующим военно-воздушными силами.

Не будучи профессионалом в этой области, Хаим заражал авиаторов своей энергией и осваивал новую область знаний. Он так докладывал о состоянии ВВС: "Я нашел хороших летчиков, умеющих водить самолеты, но многие не умеют воевать на них". В 1953 г. Ласков передал командование ВВС Дану Толковскому.

Следующие два года Ласков проходил военную переподготовку в Англии и одновременно изучал экономику, политологию и философию в Оксфордском университете. В 1955 г. Бен-Гурион назначил его заместителем начальника Генерального штаба и главой отдела разведки. Этот период был посвящен углубленному изучению уроков Второй мировой войны. Ласков принял решение о необходимости организовать самостоятельные танковые части. Возможно, он пришел к этому выводу, познакомившись с доктриной немецкого генерала Гудериана, согласно которой танки не являются вспомогательными частями при захвате пехотой территорий, как считалось раньше, а выступают в роли самостоятельных войск, действуя на острие прорыва, за ними вступают в бой сухопутные войска. Этой теории пришлось выдержать длительное сопротивление, и только спустя годы Моше Даян признал свою ошибку и принял точку зрения Ласкова о том, что "танки делают историю". После Синайской кампании Хаим Ласков был назначен командующим Южным военным округом и отдал все свои силы и способности созданию сильной и высокоморальной армии, готовой к решению непростых задач.

Ласков был против отступления из Синая в 1957 г., но так решило правительство, и отход войск был осуществлен под его руководством. 29 января 1958 г. его назначили начальником Генерального штаба ЦАХАЛа, пятым по счету, после Яакова Дори, Игаэля Ядина, Мордехая Маклефа и Моше Даяна. Эти годы относительного затишья (1958-1961) Хаим Ласков использовал для улучшения дисциплины в армии и приобретения новейшего боевого и учебного вооружения, но не забывал и о мелочах.

Вот пример. В начале 60-х гг. мне довелось руководить молодежными еврейскими лагерями во Франции. В одном из них я договорился с командиром "Гадны" (Организации допризывной молодежи), что молодые люди будут обучаться в одном из ее лагерей и жить в полевых условиях, подобно молодым израильтянам, проходящим допризывную подготовку в Израиле. Хаим Ласков прибыл во Францию, согласно договоренности с ним, чтобы навестить воспитанников. Он переходил от группы к группе, поправляя выполнение упражнений и удивляясь отсутствию закалки у молодых французов, затруднявшихся в ползании под препятствиями, лазании по горизонтальному канату и других подобных упражнениях. Он даже счел необходимым побеседовать с некоторыми из "французов" и расспросить их о жизни, учебе и возможных планах на репатриацию. Воспитанники были в восторге от того, что они лично побеседовали с начальником Генерального штаба, что он пожимал им руки и пожелал вскоре встретиться в ЦАХАЛе. Эта молодежь еще долго вспоминала о так взволновавшем их визите.

Ласков всегда шел до конца в своих взглядах и позициях. Это также проявилось в его уходе в отставку из-за разногласий с заместителем министром обороны Шимоном Пересом по вопросам формирования оборонной политики Израиля. На его место пришел Цви Цур - шестой начальник Генерального штаба.

В 1961-1970 гг. Ласков, возглавляя Управление израильских портов, развивал небольшие порты в Яффе, Тель-Авиве и Эйлате и основал новый порт, второй по значению после Хайфы - в Ашдоде. Этот период был плодотворным и творческим, но и наполненным борьбой с профсоюзом портовых рабочих. В 1970 г. он ушел в отставку с этого поста и в 1972 г. был назначен Высшим комиссаром по жалобам в Армии обороны Израиля. Здесь Хаим Ласков прославился своей открытостью и вниманием ко всем проблемам, возникавшим в армии, и сделал немало для разрешения жалоб солдат и офицеров и улаживания споров и разногласий между ними. Вершиной его деятельности стало учреждение Международного объединения организаций демобилизованных воинов в Израиле и на Западе. В 1973 г. в Израиле прошел Первый всемирный конгресс этого объединения. После войны Судного дня Хаим Ласков был членом комиссии Шимона Аграната, которая рассматривала упущения, предшествовавшие началу военных действий. Выводы комиссии не только привели к существенным изменениям в командном составе Армии обороны Израиля, но имели также широкий общественный резонанс.

Хаим Ласков скончался в 1982 г. после тяжелой болезни. В 1984 г. тогдашний министр обороны Ицхак Рабин писал о нем: "Не знаю, был ли еще в ЦАХАЛе командир и начальник Генерального штаба, которого можно назвать, подобно Хаиму, солдатом Армии обороны Израиля номер один".

 

Описание жизненного пути Хаима Ласкова будет неполным, если не рассказать о его супруге Шуле Хен - Шуламит Ласков, с которой он познакомился в 1948 г. Она была ведущей сотрудницей Генерального штаба Армии обороны Израиля в Яффе, где в июле 1948 г. Хаим Ласков стал начальником отдела военной подготовки. Шуламит Хен родилась в Голландии в семье выходцев из России, прибывшей в Эрец-Исраэль в 1922 г. вместе с главным управлением Еврейского Национального фонда (Керен каемет ле-Исраэль), в котором работал ее отец, Перец Хен. Ее детство прошло в Иерусалиме, где она окончила школу, а затем изучала общую и еврейскую историю в Еврейском университете. Позже Шуламит уехала на север, в киббуц Эйлон в Западной Галилее движения "Ха-Шомер ха-цаир", где четыре года служила радисткой в Хагане. Позднее она оставила киббуц и училась игре на скрипке, но, попав в аварию и повредив руку, не смогла продолжать учебу. Работала в Еврейском агентстве и служила связной в Иерусалиме. В 1950 г. переехала в Тель-Авив, где занималась массовой абсорбцией по линии просвещения и культуры. Их свадьба была скромной, на ней присутствовали Бен-Гурион и еще несколько гостей. Поженил их знаменитый раввин Шломо Горен. Шуламит не вмешивалась в дела Хаима, но ее заинтересованность и мнение были важны для него. Хаим прислушивался к ее советам, ценил их и зачастую принимал.

Шуламит Ласков начала свою литературную деятельность публикацией рассказов и рецензий. В 1965 г. появился ее роман "Каждый отдает отчет перед собой" (заключительная строка из стихотворения Хаима Нахмана Бялика "Говорила душа моя"). В конце 60-х гг. Шуламит Ласков перешла на научно-исследовательскую работу в Институт истории сионизма им. Хаима Вейцмана (Тель-Авивский университет). Работая в институте, она написала биографию Йосефа Трумпельдора (1972, 2-е изд. - 1982, 3-е изд. - 1995), которая была удостоена премии им. Ицхака Саде за лучшую военную книгу. Монография "Билуйцы" (1979, 2-е изд. - 1981) является одним из лучших исследований на эту тему. Книга была удостоена премии им. Ицхака Бен-Цви. В том же 1979 г. она подготовила к печати со своим предисловием, в виде отдельной брошюры, большую статью Дова Ариэля Лейбовича "Колония Гедера", опубликованную в 1901 г. в "Луах Эрец-Исраэль" ("Палестинский календарь").

После смерти мужа в 1982 г., преодолев боль утраты, она продолжила свои исторические исследования. В эти годы Шуламит Ласков занималась большим научным проектом - переизданием, в дополненном и расширенном виде, "Документов по истории палестинофильства и поселения [евреев] в Эрец-Исраэль", впервые изданных Алтером Друяновым в 1919-1932 гг. в трех томах. В итоге огромной работы вышло в свет в 1982-1993 гг. семь увесистых томов, охватывающих историю еврейского национального движения в 1870-1889 гг. Параллельно этой большой научной работе Шуламит Ласков опубликовала еще три исследования. Первым из них была публикация дневников и писем Хаима Хисина "Путешествие в страну обетованную" (1982) и "Из записок одного из билуйцев" (1990). В 1986 г. появились сразу две книги Шуламит Ласков: "Прежде всего: из рассказов о первопроходцах" (о людях первой и второй алии) и "Глас вопиющего: Жизнь и время Иосефа Виткина"[2]. В последние годы Шуламит Ласков трудится над биографией Ахад-ха-Ама. В 2000 году была опубликована ее монументальная книга "Ахад-ха-Ам (Ашер Цви Гинцберг): Письма, касающиеся Эрец-Исраэль (1891-1926)", содержащая 314 писем писателя и философа, которые освещают его многолетнюю и многогранную деятельность в Палестине. Последняя (на данный момент!) книга (по счету, но не по значению) Шуламит Ласков, которая вышла в свет в 2006 г., называется "Жизнь Ахад-ха-Ама: Мозаика из его и других сочинений" и представляет собой биографию национального лидера и мыслителя, воспоминания и оценки его современников. Эта книга, как и все остальные, удостоилась высокой оценки научных кругов и широкой публики.


[1] Подпольные вооруженные силы ишува, самая большая военная организация в Палестине. Хагана подчинялась Национальному комитету, который фактически являлся правительством и исполнительным органом Собрания депутатов ишува - еврейского парламента в подмандатной Палестине..

[2] См. в сборнике статью Нелли Портновой.

Герц Финкенберг
(Гедера, Израиль)

19 июня, 2013 г.

Обсудить на форуме

 


 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.