автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье»

 

апрель, 2017 г.

 

Совместное заседание НИЦ «ЕРЗИ»
и Дома учёных и специалистов Реховота

25 апреля 2017 г.

 

Автор Юлия Систер

 

проф. Григорий Левин25 апреля 2017 г. на Биньямин, 4, состоялось совместное заседание, посвящённое проф. Григорию Левину, знаменитому исследователю гранатового дерева, собравшему самую большую и уникальную коллекцию этого очень интересного объекта исследования, связанного с Торой, еврейскими традициями.

 

Затем у нас выступили Татьяна и Михаил Богинские с интересной лекцией на тему «Использование аппликаторов "ЛЯПКО" в домашних условиях».

 

--------------------

 

Для своего выступления я использовала статью, написанную для готовящейся НИЦ книги "Российские евреи в Центральной Азии".

Это интересно и полезно знать. Привожу статью целиком.

 

В. Ханелис (Бат-Ям), И. Спектор (Хайфа)

 

Гранатовые дороги Григория Левина

 

Дошли они до долины Эшкол,
     и срезали там ветвь с одной гроздью винограда,
     и понесли ее на двух шестах;
     и от гранатовых яблок (взяли) и от инжира.
             Тора, книга Бемидбар, "Шлах", гл. 13

 

Григорий Моисеевич Левин - один из крупнейших в мире специалистов по Punica granatum (Гранату обыкновенному) приехал в Израиль в 2002 году.

 

Готовясь к беседе с ним, мы познакомились с его книгой «Гранатовые дороги». И вот что узнали: Гранаты растут на Земле уже 50-70 миллионов лет. Человек начал выращивать их в садах 5.000 лет назад в странах Плодородного полумесяца (территории, протянувшиеся полукругом от юго-восточного берега Средиземного моря вокруг Синайской пустыни к Персидскому заливу), а 2.500 лет назад - в Армении и в Крыму.

 

В другие страны гранаты были привезены завоевателями, в качестве трофеев. Торговцы по Шелковому пути привезли эти растения в Египет, а в IX в. до н.э. - в Карфаген. Гранат попал в Италию во II в. до н.э. Финикияне, а позже мавры завезли гранаты в Испанию.

 

Около миллиона диких растений граната есть сегодня в Евразии - от Балкан до Гималаев. В природных условиях гранаты растут в течение 100 - 150 лет, а в культуре - 300 и более. Начинают они плодоносить на второй или третий год после посадки и способны давать при достижении 8-10 лет урожай до 175-250 килограммов ежегодно. Гранаты ценились многими народами в древности как символ красоты и плодородия. У царя Соломона был гранатовый сад. Тора упоминает гранат в числе семи плодов Земли Израиля (пшеница, ячмень, виноград, инжир, гранат, маслины и мед). Сегодня в Израиле бытует традиция есть гранаты на праздники Рош ха-Шана (еврейский Новый год) и Ту би-Шват (Новый год деревьев). Как же случилось, что ленинградец (Левин родился в этом городе в 1932 году) всю жизнь занимался такой субтропической культурой?

- Еще в довоенные годы, - вспоминает Григорий Моисеевич, - у меня появился интерес к природе, к растениям. А может быть это от деда, который в Могилеве владел мельницей и большим яблоневым садом антоновки.

 

Пережив блокаду, эвакуацию, гибель отца на фронте, Левин поступил в Ленинградский техникум зеленого строительства и в 1951 году с отличием окончил его. По существовавшему положению его должны были принять без экзаменов на биологический факультет университета - это была его мечта и цель. Но Левина вообще не взяли... Причем ясно объяснили причину...

 

И он пошел учиться туда, куда был направлен после техникума - в Лесотехническую академию. Отучился в ней 22 дня - не понравилось. Стал работать садовником седьмого (высшего) разряда. Потом поступил на плодоовощной факультет Ленинградского сельхоз института.

 

После окончания четвертого курса в 1956 году он находился на стажировке в военном лагере в Карелии рядом с финской границей. И там добровольцам предложили отправиться на уборку урожая на целину в Казахстан. Так Левин впервые попал в Среднюю Азию. Он работал в совхозе в Павлодарской области вначале слесарем-сборщиком, помощником комбайнера, а затем агрономом. Григорий Моисеевич был поражен, увидев, что под открытым небом догнивала не вывезенная пшеница прошлого урожая. Уезжали из целинного совхоза в середине сентября. Начинал накрапывать дождь. А собранная его отрядом пшеница лежала на открытом току…

 

Закончив Ленинградский сельхоз институт, Григорий Левин по собственному выбору уехал в Дагестан - большую горную страну на Северном Кавказе, в совхоз, в котором сад занимал 800 гектаров. Дагестан стал для молодого ученого хорошей школой в науке о плодовых растениях, в садовой энтомологии (науке о насекомых) и фитопатологии (науке о болезнях плодовых растений). Проработав там три года, он сдал на «отлично» все экзамены в аспирантуру родного института. Но его, единственного из пятидесяти поступавших, не приняли в очную аспирантуру, все по той же причине... В заочной аспирантуре тоже не сложилось, руководителя эта ситуация не устраивала.

 

На следующий год он дважды пробовал поступить в аспирантуру ВИРа (тогда Всесоюзного института растениеводства имени академика Н.И. Вавилова), со второго захода его зачислили, поставив условие - поехать в Туркмению; дали научную тему, связанную с изучением биологии яблони в Туркменистане. Так Левин попал в поселок Кара-Кала (он возник в 1892 году и назывался Александровкой), в горах Копет-Дага, в 50 км от иранской границы. Затем поселок переименовали в Гаррыгала. После приобретения Туркменией независимости он, естественно, стал носить имя Туркменабаши, а в 2005-м его назвали в честь туркменского поэта Махтумкули...

 

Начал Левин работать в лаборатории субтропических культур Туркменской опытной станции ВИРа (ТОС ВИРа). И проработал в одной и той же должности зав. лабораторией субтропических культур 40 лет, изучая проблемы эволюции граната, систематику семейства гранатовых, классификацию сортов и форм граната, его морфологию, анатомию, биологию, эмбриологию, биохимию, центры происхождения и разнообразия, методы консервации генофонда, вопросы селекции и т. д. Григорий Моисеевич защитил диссертацию, опубликовал более 250 научных работ, выступал с докладами на 54 съездах, конференциях, совещаниях, семинарах и заседаниях в различных научных учреждениях СССР. Но не все подготовленные материалы исследований удалось опубликовать. Бывало разное, так, например, его работа по помологии (науке о сортах плодовых и ягодных растений) граната провалялась на подоконнике в одном «высоком» кабинете 20 лет... Обследуя популяции дикого граната в странах Средней Азии и Закавказья, Левин собрал немало материала. Полученные сведения были им использованы при составлении разделов коллективной монографии «Красная книга СССР» (1984 год, 2-е издание) и двух изданий «Красной книги Туркменистана» (1985 и 1999 годы).

 

30 лет Левин участвовал в экспедициях по Средней Азии (Туркменистан, Узбекистан, Кара-Калпакистан, Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан), Закавказью (Грузия, Аджария, Абхазия, Азербайджан, Армения), Краснодарскому краю и Крыму.

 

В этих экспедициях в труднодоступных, горных районах Левин искал дикие образцы граната и старинные сорта. Отправляясь в дорогу, он брал на станции документ, в котором ее директор просил местные партийные и административные органы республики, в которую ученый отправлялся, оказывать ему содействие. И это всегда срабатывало. Он знал общее направление движения, а остальное детализировал на месте. Всегда находились люди, помогавшие ему.

 

Гранат стал его патентом, общепризнанным брендом. И когда он публиковал научные статьи на другие темы, это вызывало удивление. Григорий Моисеевич вместе со своими сотрудниками изучали сорта граната наряду с другими субтропическими культурами. Когда он пришел на станцию после окончания аспирантуры, в коллекции лаборатории было 67 сортов граната, когда же его «ушли» - 1.117 образцов из 27 стран. Самая большая коллекция в мире, включающая черный гранат, розовый гранат, карликовый гранат, гранат-великан и многие другие.

 

А «ушли» Левина вот как. После развала Советского Союза, на место Василия Андриановича Носульчака, руководившего станцией 30 лет, прислали местного человека, который вообще не был знаком с субтропическими культурами. Станция начала приходить в упадок, вода перестала поступать к погибающим коллекциям граната, персика, абрикоса, инжира, яблони, хурмы, винограда - наследие многолетнего труда нескольких поколений ученых. В 2001 году этот директор, даже не пригласив Левина к себе, не поставив его в известность, уволил Григория Моисеевича. А вскоре дендрарий и здания Гаррыгалинской опытной станции начали сносить бульдозерами…

 

Некоторые мудрецы Востока предполагают, что плод, который Ева дала Адаму, был не яблоком, а гранатом. И изгнание из библейского рая произошло из-за любви Адама к гранату. Современные восточные «мудрецы» изгнали Левина практически за то же, только из рая советского, ботанического... Кстати, его книга называется: «Гранатовые дороги: изгнание из рая советской ботаники». В числе прочего, русский вариант книги Григория Моисеевича говорит о его эрудиции: в ней есть ссылки на Ива Монтана и Анну Ахматову, Н.И. Вавилова и Александра Вертинского, Амедео Модильяни и Людмилу Улицкую, Фридриха II и Эриха Марию Ремарка, и многих других.

 

Интересна история публикации книги. Летом 2001 года редактор маленького издательства «Флорент-Пресс», садовод-любитель, американка Барбара Баер случайно услышала радиопередачу BBC с участием Левина о том, как гибнет станция в Гаррыгала, и захотела помочь. С большими трудностями она добралась до Туркмении. Забавно - ее встречал и угощал в Ашхабаде пловом, дарил гранаты тот самый директор ТОС ВИРа, который «ушел» Левина со станции. Он сообщил Барбаре, что на станцию она попасть не может (пограничная зона, нужен спецпропуск), а Левин уехал в Израиль. Барбара, с помощью израильского посольства в Вашингтоне нашла его. Они стали переписываться. К тому времени у Григория Моисеевича уже была готова рукопись книги о гранате, об экспедициях в поисках редких и старинных его сортов, о разрушении Сталиным советской науки, о том, как она возрождалась и снова гибла в 1990-е годы...

 

Барбара предложила издать книгу на английском, но при этом решила наполовину ее сократить и адаптировать для массового американского читателя. В 2006 эта книга вышла. Книга вышла в переводе на английский, сделанном Ритой Хопштейн. Оказалось, что Рита и Барбара в свое время преподавали английский язык в Ташкенте. Тесен мир. Они обе способствовали подготовке часовой передачи о гранате и книге на радиостанции «Голос Америки», с участием Левина. Григорий Моисеевич надеется скоро поместить в Интернете ее полный русский вариант. При финансовой помощи Барбары на двух языках был издан буклет о станции и о коллекции сортов и форм граната.

 

Заглянем в книгу снова. Почему гранат, так же, как и яблоко, стал сакральным плодом в иудаизме, христианстве и исламе? Прежде всего - из-за своей полезности. Он «король» на кухне многих стран. Из него готовят различные приправы, соусы, вино, пунш, сиропы, освежающие напитки. Широко применяется гранат в косметике.

 

Многочисленные, уникальные лечебные и оздоровительные свойства граната были хорошо известны и использовались в медицине еще в глубокой древности. Гранат упоминается в обширном арсенале древних манускриптов и в средневековой фармакологии. Плоды граната полезны как глистогонное, при болезнях почек и желчного пузыря, диабете, действуют как жаропонижающее и противовоспалительное средство. На ранних стадиях лечение гранатом дает положительные результаты при раке кожи и простаты. Полезен гранат при дизентерии, кишечных и желудочных заболеваниях. Используется гранат и в гомеопатии. В Израиле испытывают препараты из граната в гормональной замещающей терапии (как источник эстрогенов), в борьбе с раком груди, для предупреждения ВИЧ-инфекции (исследования д-ра Лански, фирма «Rimonest LTD», Хайфа). А в США в сотрудничестве с этой фирмой проводятся исследования по использованию граната при заболеваниях раком, болезнях сердца и гипертонии. Кардиолог Артур Агатстон, создатель южной диеты, также рекомендует гранат пациентам (Дженнифер Барретт, январский номер «Newsweek» 2006 г.).

 

Ценят гранат за эстетические качества, красоту плодов, цветков. Кстати, одно из самых популярных на Востоке имен Гульнара (Гюльнара) переводится как «цветок граната».

Григорий Моисеевич рассказал нам такую историю: «Как-то приехала на нашу станцию большая группа зарубежных специалистов знакомиться с коллекцией граната. Один из них, молодой итальянец, очарованный видом черного граната, все время танцевал вокруг этого куста...»

 

Для многих народов гранат - символ изобилия и бессмертия, эмблема любви и брака. В религиях древних народов Востока, Греции, Рима столь совершенный плод посвящен наиболее почитаемым богам. В «джанне», цветущем саду мусульманского рая, где растут «плоды, и пальмы, и гранаты» он служит усладой для бессмертных праведников. Буддисты считают гранат одним из трех благословенных плодов, а христиане видят в зернистом плоде аллегорию церкви, покровительствующей верующим; изображение граната присутствует на многих иконах. В Китае новобрачных для верного зачатия укладывали на ложе, усыпанное зернами граната.

 

Гомер в «Одиссее» дважды упоминает гранат в качестве обычного плодового дерева в садах Финикии и Фригии. Древнегреческий историк Геродот пишет о том, что когда персы под предводительством Ксеркса напали на Грецию, то в составе его личной гвардии был особый, «гранатовый» отряд, воины которого на своих копьях несли золотые гранаты как знак высшей почести. У персов именно гранатовое дерево считалось Древом познания Добра и Зла. Итальянцы утверждают, что гранат - «райское яблоко». Испанская Гранада обязана своим именем гранату. Гранат есть и на гербе Колумбии. Эта страна, кстати, когда-то называлась Новая Гранада.

 

Для евреев гранат - особый плод. Он часто упоминается в Торе. Когда израильтяне, выйдя из Египта, шли по пустыне, они роптали на Моше (Моисея), что в ней нет ни воды, ни смоковниц (инжира), ни винограда, ни плодов граната. В Песне Песней щеки невесты сравниваются с гранатом: «Как половинка граната ланиты твои под кудрями твоими». Его красный цвет ассоциируется с огнем и страстью. «Израиль подобен гранату» - так пишут в священных для евреев книгах. Корона царя Давида была выполнена в форме граната. Изображение граната часто встречается на древних израильских монетах. Из коры граната в Израиле изготавливают самые черные чернила, которыми пишутся свитки Торы. На иврите слово «гранат» - «римон». Оно присутствует в названиях древних (Риммон, Гаф-Римон, Ен-Римоним) и современных (Гат-Римон, Бейт-Римон, Римоним) поселений Израиля. На протяжении веков гранат был очень популярен в еврейском декоративном искусстве. Утверждение, что в каждом гранате 613 зернышек - столько же сколько и заповедей (мицвот) в Торе - красивая легенда. В каждом плоде может быть от 100 до 700 и более съедобных зерен. Евреи едят их на Новый год (Рош ха-Шана) и выражают таким образом надежду, что все заповеди будут выполнены...

 

А что же с коллекцией Григория Левина? Все лучшее и интересное, что в ней было, Левин, получив соответствующее разрешение, отправил в Беэр-Шевский университет и в экспериментальный сад университета Калифорнии. Эти сорта сейчас уже плодоносят. Каждый год Джек Мерсфельдер, менеджер калифорнийского сада и его ассистент Джои Верхайм устраивают дегустацию лучших сортов для селекционеров, исследователей, фермеров, садоводов. Какие-то сорта граната отличаются оригинальным, необычным ароматом, другие - степенью твердости семян, третьи - фармацевтической ценностью. У некоторых сортов мягкие, съедобные семена, что обеспечивает им большой коммерческий потенциал...

 

Вернемся в поселок Кара-Кала, где началась гранатовая одиссея Григория Моисеевича. Этот небольшой населенный пункт расположен в долине реки Сумбар в горах Юго-Западного Копетдага на юге Туркменистана. На долину с севера дышит жаром пустыня Каракум (ныне - Гарагум), а с юга находится иранский Копетдаг - часть Туркмено-Хорасанских гор. В 300 км к западу располагается Каспийское море. Это естественная лаборатория для изучения геологических отложений всей территории Туркменистана и Средней Азии, своеобразного биогеографического региона, который сочетает черты Средиземноморья, Ирана и Средней Азии. По своей природе район, включающий долину реки Сумбар вместе с притоками и прилегающими ущельями, довольно резко отличается от окружающих гор и пустынь. Здесь встречается большое разнообразие диких миндаля, грецкого ореха, граната, винограда и других плодовых растений. Рядом с поселком находится термальный сероводородный источник, горячая вода которого богата микроэлементами и, по-видимому, радоном.

 

ТОС ВИРа была основана в 1930 году по инициативе директора ВИРа академика Н.И. Вавилова. В Кара-Кала Левин не был оторван от культурной жизни. У них с женой часто появлялись гости издалека. Одним из первых приехал профессор Фатих Хатизович Бахтеев, ближайший ученик академика Н.И. Вавилова, в эру владычества Лысенко отстраненный от научной работы. Бахтеев присутствовал на скромном ужине, посвященном бракосочетанию Григория Моисеевича и Эммы. Левину запомнился визит Раисы Львовны Берг с учениками. Дочь известного географа, ихтиолога и эволюциониста академика Л.С. Берга, сама крупный генетик мирового уровня, она работала в ту пору в Новосибирске. Ее вскоре уволили, так как Раиса Львовна подписала письмо с протестом против очередного ареста писателей и диссидентов, с которыми была знакома. Р.Л. Берг пригласил в США Ф. Добжанский, известный генетик и эволюционист, в сталинские времена не вернувшийся в СССР. Позднее в Кара-Кала к Левину приезжал ученик Р.Л. Берг Михаил Голубовский, который стал одним из крупнейших генетиков и живет теперь в Калифорнии. А последующий в течение десятилетий поток гостей и визитеров трудно и счесть.

 

Внешне дом был непритязательным. Щитовой финский домик, собранный заезжими шабашниками в 1950 году, был рассчитан на 20 лет, а стоял уже полвека. Из щелей вылетали термиты, но у Левина здесь была своя смоковница и своя виноградная лоза…

Вскоре после того, как молодожены поселились здесь, к дому пристроили большую открытую веранду. У входа на нее Григорий Моисеевич повесил старую ржавую подкову. Попозже он соорудил нечто типа ванной комнаты, сколотил два стола, несколько скамеек, полки для книг. Значительную часть свободного времени семья проводила на веранде, особенно летом и когда в доме были гости. Перед ней цвели розы, а сверху свисали грозди винограда и плоды граната. Беседы на веранде часто продолжались допоздна.

 

Довольно часты были встречи с разнообразными змеями. Леопарда не удалось увидеть. Как-то ночью по пути в Кизил-Арват дорогу пересекла молодая гиена. Во время ночных поездок в свете фар часто возникали зайцы, лисы, летали козодои. Как-то попался очень крупный дикобраз. Летом из нор в обрывах вылетали щурки золотистые - истребители пчел. В доме Левиных всегда жили собаки, кошки, иногда даже полозы, ящерицы, богомолы. Почему-то кошки любили во время обеда забираться хозяину или гостям на плечи. Одна из них, к всеобщему веселью, при этом вылизывала лысину Левина. На веранде осы устраивали свои гнезда. Осенью и зимой очень близко к дому выли шакалы. По ночам ухали сычики, время отмеряли хозяйские петухи и ишаки дальних соседей. Утро начиналось с пения дроздов. Они нередко залетали на веранду в поисках крошек на столе. Весной около дома жили и распевали соловьи…

 

Юра Горелов, сотрудник Бадхызского заповедника как-то привез на станцию маленького осиротевшего джейрана. Назвали его Джерри (на станции все увлекались популярными в те годы книгами Джеральда Даррела). Он стал всеобщим любимцем станции. На чердаке дома жили летучие мыши. С наступлением сумерек они вылетали на охоту, носясь некими призраками вокруг дома. Изредка они, к ужасу Эммы, залетали через открытые окна в комнаты.

 

По вечерам на свет лампы на веранду слетались разнообразные ночные бабочки. Они весьма интересовали заезжих энтомологов.

 

Конечно, житье на станции накладывало известные ограничения, Григорий Моисеевич скучал по театру, музеям, выставкам. Но у него была весьма представительная коллекция пластинок (оперы, русский романс, современная эстрада, сказки), проигрыватель, радиоприемник. В городке регулярно показывали новые кинофильмы, а из новинок, поступавших в книжный магазин, вполне можно было составить хорошую домашнюю библиотеку.

Примерно в 1980 году появилось телевидение. С последним связана трагическая история. Старики-туркмены долго противились появлению телевидения в Гаррыгала, полагая, что оно взорвет остатки мусульманской морали и обычаев. В это время на родину в поселок вернулся молодой инженер, закончивший технический вуз в Ташкенте. Он мечтал поставить телевизионный ретранслятор на самой высокой горе, чтобы обеспечить прием сигнала на максимально большой территории. И даже на свои деньги изготовил и поставил экспериментальный ретранслятор. Кончилось все это плохо - инженера убили.

 

Григорию Моисеевичу неоднократно предлагали различные «высокие» места и должности для работы в других регионах, начиная от опытной станции в Шортанды (Казахстан) и до директорского поста в различных институтах в Туркменистане и Таджикистане. Но он неизменно отказывался, полагая, что находится на своем месте и никуда не рвался, тем более на административные посты.

В работе Левину помогала вся семья. Конечно, в первую очередь, это относится к Эмме, которая обладала хорошей практической сметкой. Помимо того, что она достойно несла всю немалую и нелегкую нагрузку по ведению хозяйства и воспитанию детей, Эмма редактировала все его статьи и большей частью печатала их дома на старенькой пишущей машинке.

Его детям с поступлением в институты также «везло», как в свое время Левину. Сын по окончании очень хорошей школы в Ашхабаде решил стать физиком и подал документы в Ленинградский электротехнический институт. Секретарь приемной комиссии долго уговаривал его не сдавать документы в этот институт. Естественно, Сашу не приняли. Устроился на работу в лабораторию Левина. Как раз начался сезон сбора плодов граната, очень ответственная пора, когда проводится детальный учет урожая всех сортов и форм. Еще хрупкие плечи юноши выдерживали немалую нагрузку. Но отцу неудобно было перед другими рабочими и сотрудниками оберегать сына. После службы в армии Александр поступил в Ленинградский политехнический институт, в каникулы работал в стройотрядах, стал радиофизиком, младшим научным сотрудником в Институте физики в Ашхабаде, написал и опубликовал одну научную работу.

 

Левин был свидетелем расцвета и заката своеобразного островка науки и культуры, возникшего на краю Советского Союза в начале 30-х годов. И таким он остался в памяти многих, кто там побывал. Григорий Моисеевич, несмотря ни на что, считает, что ему повезло со временем. В науку в то время пришло поколение шестидесятников. Шел процесс профессионального и культурного роста, выросла внутренняя свобода. По-восточному цветисто можно сказать, что врата надежды совпали с вратами времени и возможностей. Поэтому так плодотворно было его общение с приезжей интеллектуальной научной и культурной элитой.

 

Сюда потоком ехали экспедиции со всех концов Советского Союза. В Гаррыгала приезжали президенты и вице-президенты Академий наук страны и отдельных республик, академики, профессора, доктора и кандидаты разных наук, аспиранты, любители птиц и бабочек, литераторы, художники, туристы и много другого разного люда. Это обеспечивало царскую роскошь общения с массой интересных людей разных профессий. А знакомства, переходившие в дружбу, иногда длились десятки лет.

 

Его первая крупная экспедиция по Туркменистану была в 1962 году, на втором году аспирантуры. В течение месяца ее участники объехали весь юг Туркменистана, преодолевая пустынные регионы и обследуя оазисы. Приходилось помогать шоферу подкладывать деревянные бревна - шалманы под колеса, чтобы машина могла преодолеть пески пустыни. Запомнилась ночевка в пустыне у подножия бархана, холод, сменивший жару, яркие звезды на темном небе… Во время этой экспедиции перед сном приходилось намазывать открытые части тела кремом «Тайга» для отпугивания москитов. Однажды он сделал это не очень тщательно. И потом там, где ремешок от часов опоясывает руку, появилась язва. Она не реагировала ни на какое лечение и исчезла только через полгода. Это была знаменитая пендинская язва, одна из форм лейшманиоза. Обладая 30-летним опытом экспедиций, Григорий Моисеевич может сказать, что лучшим видом транспорта, является тот, который доступен тебе. Выбирать не приходилось. Но любой из них лишь доставляет тебя к месту обследования. Желательно с минимальной затратой физических сил и средств. Ну, а дальше приходится передвигаться пешком, со скоростью, которую задают условия среды, наличие материала для обследования, скорость самого обследования или заготовки черенков. В любых случаях необходима выносливость. Это качество, если его нет с самого начала, вырабатывается с годами. И где только ни приходилось ночевать! В гостиницах разного уровня, в местных жилищах разных народов, в бухарском медресе, на машине и под машиной, в горах и ущельях и т.д. А вообще-то экспедиции - это всегда здорово! Это новые маршруты, новые встречи, новые люди, новые материалы для пополнения коллекций, новые мысли, новые научные идеи.

 

Григорий Моисеевич перенял опыт местных охотников и пастухов, которые в горах передвигались в так называемых поршнях, которые делают из бычьей кожи, выстилая сухой травой вместо стелек. Позже Левин выбрал самую удобную в тех условиях легкую и дешевую обувь - так называемые азиатские галоши, любимые местными жителями. Их легко сбросить с ног, когда надо перебираться через ручьи или небольшие речки.

За пределами Юго-Западного Туркменистана самым длительным пешим маршрутом была экспедиция по ущелью реки Туполанг в Гиссарском хребте (Узбекистан). Он шел по ущелью вместе с лесниками, которые везли на ишаках в свои горные селения мешки с мукой. Дорога была длинной и трудной. Путь шел по узкой горной тропе вдоль шумящей далеко внизу очень красивой голубой реки. Когда «нормальная» тропа обрывалась, лесники вбивали в трещины скал колья и застилали промежутки между ними ветками. Вот по такому настилу, который в Средней Азии называют оврингом, продолжался их путь над рекой пока вновь не появлялась обычная горная тропа. На второй день он уже в одиночку отправился далее вверх по ущелью еще 45 километров к популяции дикого граната, ради которой и была затеяна эта поездка: из Гаррыгала до Ашхабада - автобусом, далее до Душанбе - самолетом, потом до районного центра Сары-Ассия - автобусом, до ущелья Туполанг - автомашиной. Результаты этой экспедиции позволили сделать заключение, что гранат в ущелье реки Туполанг является диким, а не одичавшим, как предполагали некоторые исследователи. Так получаются результаты в науке. Не быстро и не очень легко.

 

Сбор образцов граната - дело достаточно хлопотное. Летишь самолетом, едешь поездом, на автомашине, на лошадях, идешь пешком, иногда десятки километров по горам, ущельям, в жару, по просто опасным местам. Много на себе не унесешь (а Левин почти всегда путешествовал один). Каждый новый образец граната - это не менее 20 черенков, каждый черенок не менее 20-25 см длиной. В целом один такой образец весил иногда до одного килограмма.

 

Однажды он отправился в поездку по юго-западу Туркменистана, чтобы познакомиться с так называемыми изолятами граната. В районном центре Кизил-Атрек взяли проводника, местного охотника, и перед рассветом отправились на машине по маршруту. Возвышенность Аладаг расположена в 50-70 километрах к северу от селения Чат, среди бескрайних просторов Мешед-Мессарианской равнины. Изоляты граната нашли, они производили глубокое впечатление. Один из них появился перед глазами среди бескрайней равнины в урочище Сычанлы-бурун, у обнаженного известняка, в виде семи растений, связанных друг с другом (так называемых парциальных кустов). Как они сюда попали? Как сумели сохраниться многие века? Ведь до ближайших популяций дикого граната в Юго-Западном Копетдаге около семидесяти километров. Даже птицам занести сюда семена граната непросто. А при приближении к другому изоляту, в 15 километрах от первого, в ущелье Черкезли, он увидел отвесную стену ослепительно белого мелового ракушечника, посреди которой, на немалой высоте, вопреки всему, росли шесть парциальных кустов граната. Трудно понять, как растение смогло закрепиться в этом месте, когда и как могли создаться благоприятные для этого условия.

Иногда поездки в горы и ущелья носили весьма определенный характер. Надо было, например, обследовать, как дикий гранат перенес предыдущую зиму, когда морозы достигали такого уровня, который растение переносит с различными повреждениями, выяснить характер последних в зависимости от рельефа и т.д.

 

В коллекции генофонда граната ТОС ВИРа имелся сорт под названием Афганский, полученный с Южно-Узбекской опытной станции, расположенной в городе Денау. У него плоды достигали средних размеров, созревали рано, в конце августа - начале сентября, и зерна светло-розового цвета с мягкими семенами обладали приятным сладким вкусом. В 60-х годах ХХ века в Афганистан отправлялись несколько экспедиций ВИРа, и опытная станция в Кара-Кала пополнилась новыми сортами граната. Конечно, генофонд граната Афганистана далеко еще не исчерпан. Побывавший в этой удивительной стране академик Н.И. Вавилов писал, что город Кандагар знаменит своими гранатами и аптеками. Он видел там плоды граната размером с детскую голову. Известны королевские сады граната в Афганистане, в которых растут так называемые бессемянные плоды. Оболочка семян этого сорта слабо развита, что и создает эффект почти полного отсутствия семян. Но эта беспокойная страна уже многие годы недоступна для исследователей. Сады и виноградники Кандагара - гранатовой столицы Афганистана, превратились в минные поля.

 

Поездки по ущельям, где имелись популяции граната, продолжались ежегодно. Весной Григорий Моисеевич определял состояние растений после зимы, а осенью проводил учеты урожая на модельных кустах (все это называлось ежегодным мониторингом). Но с развалом бывшего Советского Союза регулярные поездки по ущельям прекратились - не было денег на транспортные расходы…

 

Григорий Моисеевич как-то попробовал подсчитать километры, которые преодолел за все годы. Затея оказалась невыполнимой, слишком много их, километров, набежало. Каждый новый регион был, в сущности, полигоном для наблюдений за различными растениями, своеобразной лабораторией. В его жизни это были Ленинградская, Московская, Ярославская и Тамбовская области, Карелия и Омск, Могилевская область, Киев и Ужгород, Хмельницкая область и Крым, Кабардино-Балкария, Дагестан, Азербайджан, Армения, Грузия, Абхазия и Аджария, в Средней Азии - Казахстан, Туркменистан, Узбекистан, Каракалпакистан, Таджикистан и Кыргызстан, в Турции - Стамбул. Его 40-летнее пребывание в Туркменистане и поездки по Средней Азии и Закавказью стали маленьким аналогом путешествия Чарлза Дарвина на «Бигле». А теперь он осваивает искусство жить в Израиле, одном из самых сложных перекрестков мира, где живут евреи, приехавшие из 102 стран и говорящие на 82 языках.

 

В век Туркменбаши, когда Туркменистан стал независимым государством, жизнь Кара-Кала как культурного центра кончилась - закрыли музыкальную школу и районную библиотеку. ВИР ничем помочь своим бывшим опытным станциям уже не мог, он сам оказался в тяжелейшем финансовом положении… Так что большой и нелегкий труд в течение 70 лет коллектива ученых стал терять свою роль. Ученые перестали быть востребованными. Это было тяжело. И это стало одной из причин, почему Левин уехал из Гаррыгала. ТОС ВИРа перешла в подчинение новым республиканским структурам. Изменилось даже ее название. Прекратилось финансирование станции.

 

В числе прочего в Кара-Кала было 30-летнее донорство Григория Моисеевича. Его кровь считали лучшей из-за высокого содержания гемоглобина. Из больницы приезжали за ним часто, иногда ночью. Туркмены, как истые мусульмане, кровь не сдавали, хотя нужда в ней была всегда велика: женщины, рожавшие часто и очень этим ослабленные, теряли при родах много крови. И никого не останавливала ситуация, когда отличная еврейская кровь переливалась нуждающимся в этой операции мусульманским женам…

 

В своей книге Григорий Моисеевич пишет, что не всем ученым удается дожить до времени, когда посаженное им в науке дерево (концепции, теории) начнет приносить плоды. Его утешает то, что значительная часть созданной им коллекции граната, благодаря рассылке лучших сортов в различные научные учреждения в разных странах, вошла во многие коллекции мира и уже приносит определенные положительные результаты, например, в Израиле и в США.

 

Красивые и вкусные плоды граната - это не только приятный десерт, его рубиновый сок не только освежающее питье, особенно в жарких странах. Он используется для изготовления безалкогольных напитков, гренадина, компотов, сиропов, вин, ликеров, аперитивов, пунша, желе, мармелада, варенья, наршараба (сгущенного сока, приготовленного увариванием сока кислого, чаще всего дикого граната, используемого как приправы к мясу или рыбе), нарданчи (пастилы, полученной смешением сгущенного гранатового и виноградного соков), приправ к различным национальным блюдам и т.д. Гренадин используется в восточной кухне при приготовлении кондитерских изделий, халвы, шербета, рахат-лукума. В индийской кухне сушеные зерна граната применяют в качестве приправы в блюдах из овощей и бобовых, свежие зерна - для украшения жгуче-сладких овощных блюд с карри, сок - для маринада. В азербайджанской кухне зерна добавляют в фарш при приготовлении долмы и супа кюфта-бозбаш, добавляют в супы и салаты, подают к мясу.

 

Но ведь гранат - это не только еда, но и украшение! Все-таки, эстетика нашего быта, - надеется ученый, - будет совершенствоваться. Более того, гранат - это прекрасный образ нашего мира, его красоты, единства, единственности, защищенности и беззащитности. Как сказал Иосиф Бродский, мы уходим, а красота остается.

 

В последнее время гранат в кулинарии приобретает «второе дыхание». Дженнифер Барретт сообщает в январском номере «Newsweek» 2006 г. (выдержку из ее статьи ему прислала Барбара Баер), что за первые 9 месяцев 2005 г. по крайней мере 190 новых приправленных гранатом пищевых продуктов и напитков появились в США. Да и в России творческий подход к кулинарии расширяется, например, поэтесса Лариса Рубальская приводит свой рецепт салата - вареная свекла, кусочки ананаса, зерна граната и майонез.

 

В Израиль Григорий Моисеевич впервые приехал в 1999 году по приглашению на конференцию IPALAC - организации, знакомящей специалистов сельского хозяйства развивающихся стран с достижениями сельскохозяйственной науки и технологии в Израиле. Конференция прошла интересно, он узнал немало нового, познакомился со многими зарубежными коллегами, во время экскурсий проехал чуть ли не полстраны, побывал в институтах, киббуцах, мошавах, садах и на плантациях. Повидался с сыном и невесткой, за неделю до него приехавшими сюда и только-только начавшими изучать иврит в ульпане.

Тогда он познакомился с доктором Зеевом Вейсманом (Z. Wiesman) и договорился с ним, что пришлет ему в Институт прикладных биологических исследований Университета Негева имени Бен-Гуриона (Беэр-Шева) 40 сортов граната и 40 - маслины. В 2003 году Левин побывал на участке, где доктор Вейсман высадил присланные Григорием Моисеевичем лучшие мягкосемянные сорта граната. Орошение на этом коллекционном участке капельное, соленой водой. С трехлетних растений уже был собран урожай, растения достигли высоты 4-4,5 метров. Применялся машинный сбор плодов, они доставлялись на пункт переработки, где сочные зерна извлекают из плодов и фасуют для потребителей.

 

Гранатовые дороги Григория Левина не закончились с переездом в Израиль. Григория Моисеевича много раз возили по киббуцам и мошавам, по различным выставкам и фирмам, знакомили с членами Ассоциации экзотических фруктов. Барбара Баер несколько раз в месяц присылает ему новинки на «гранатовом фронте». К ученому приезжают познакомиться, надписать его изданную в Штатах книгу.

Тезисы доклада Григория Моисеевича о семействе гранатовых были опубликованы в сборнике трудов конференции при кафедре ботаники С.-Петербургского педагогического университета, большие статьи - в «Ботаническом журнале», в трудах Оренбургского сельскохозяйственного университета. В 2006 году в Турции состоялся Международный симпозиум по гранату. Он отправил туда доклад, который зачитала Барбара Баер. Участники симпозиума охотно приобретали американский вариант его книги.

Мы уже многое знаем о гранате. Григорий Моисеевич полагает, что в мире растений еще немало видов, которые достойны такого же внимания, как этот плод. «Не знаю, - пишет он, - повезло ли гранату, но мне явно повезло, что я встретился с ним еще молодым и в течение многих лет мои мысли и дела были связаны с ним. Гранат оказался интересным научным объектом (хотя разве существуют растения, не интересные как научные объекты?), более того, «наукоемким» объектом. … Пуникологам, по-видимому, предстоит еще много работы… В формате нового мира гранат также глобализируется. Глобализация сулит рост его производства в оптимальных для него регионах. У меня есть ощущение, что в мире в новом веке гранату уготовано более высокое место среди плодовых растений мира».

С той поры, как Левин перешел в разряд отставных ученых, он не перестает обдумывать и писать статьи, и не только научные. Часть удалось опубликовать. Физической старости противостоит интеллектуальная весна. Воспитанный в советскую эпоху, он не заинтересован в коммерческом успехе, для него важно распространение собственной интерпретации какого-либо события, явления, факта.

Его внутренний источник не пересох. «Сейчас, - пишет он, - я закончил и собираюсь отправить в Москву новую, на мой взгляд, очень интересную 300-страничную теоретическую работу о таксоне. Она может стать началом новой науки. Хотя и встретит много возражений...».

 

* * *

Затем наши гости, приехавшие с севера страны, выступили с интересной лекцией, связанной с применением аппликаторов «ЛЯПКО» в домашних условиях. Текст лекции ПРИЛАГАЕТСЯ.

 

Михаил и Татьяна Богинские
Михаил и Татьяна Богинские

Татьяна Богинская
Выступает Татьяна Богинская

Фотографии Йоси Бирнбаума

 

НИЦ «Русское еврейство в зарубежье»


 

Страница 1 из 1
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.