автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Статьи

«Tворческая встреча с очень интересным человеком, академиком трёх американских академий профессором Валерием Давидовичем Розенбергом, доктором медицинских наук, автором уникальной книги "Искусство и медицина"...»


«Слово о докторе Михаиле Пархомовском, основателе НИЦ "Русское еврейство в Зарубежье", его научном руководителе, главном редакторе и издателе": 20 сентября в мир иной ушёл основатель всемирно известного НИЦ "Русское еврейство в зарубежье", его научный руководитель, главный редактор и издатель - доктор Михаил Пархомовский...»




----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье»

 

май, 2017 г.

 

Совместный семинар НИЦ «ЕРЗИ» и
Дома учёных и специалистов Реховота

16 мая 2017 года в Бейт Оле

 

Доктор Юлия Систер

 

Во вторник 16 мая в Бейт-Оле состоялся семинар на тему «Российские евреи в Центральной Азии».

Научно - исследовательский центр «Евреи России в Зарубежье и Израиле» продолжает просветительскую и издательскую деятельность, готовит книгу на вышеназванную тему.

Тема нашего семинара «Российские евреи в Центральной Азии» определена не случайно. История евреев бывшего СССР, представляет и теперь большой интерес для многих, интересующихся этнической историей евреев и историей народов Центральной Азии. Не только потому, что это есть прошлое, на котором хочешь останавливаться даже тогда, когда оно связано с неприятными воспоминаниями. Но ещё и потому, что когда обозреваешь это недавнее прошлое, не можешь никак отделаться от ощущения, что оно может ещё иметь значение и поныне. Сказанное характерно и для истории евреев Центальной Азии, исследование и правдивое освещение которой по-прежнему остается актуальной.

 

Политика забвения «еврейского вопроса в СССР» привела к тому, что во многих странах, включая Израиль, и даже коренное население бывших советских республик Средней Азии, мало или почти не знают об истории евреев, особенно европейских евреев в Центальной Азии, как составной части российской и всемирной еврейской истории. Мы не раз убеждались в том, что когда речь заходит о евреях в Средней Азии, многие считают, что речь идет лишь о среднеазиатских (бухарских) евреях, даже не предполагая, что этнический состав еврейского населения в регионе в составе Российской и Советской империй включал в себя и другие этнолингвистические группы, и прежде всего пришлых из России евреев. Лишь в начале 2000-х опубликованы по этой проблеме фундаментальные труды доктора исторических наук, профессора С.И.Гитлина - бывшего жителя Узбекистана, а ныне - жителя Израиля, в которых на основе архивных документов и других источников, впервые в историографии воссоздана общая картина истории среднеазиатских и европейских евреев в Средней Азии.

 

С.И.Гитлин отмечает, что европейские евреи появились в регионе лишь с завоеванием Россией Средней Азии в 60-е годы Х1Х века. Вопреки противодействию новой администрации, их число постепенно увеличивалось.

Во времена Российской империи численно преобладающей стала община европейских евреев. Ашкеназские евреи, с самого начала возникнув на европейской почве и связанные с европейской культурой, принимали активное участие в жизни края, выступая как носители общедемократических, либеральных идей, способствуя формированию нового общественного сознания у всех народов, проживавших тогда на территории Центральной Азии. С их появлением в крае шло проникновение идей сионизма в Туркестан. Европейские евреи внесли ощутимый вклад в развитие всех сфер жизни Центральной Азии в период ее нахождения в составе Российской империи и в СССР.

 

Сегодня мы приведём некоторые примеры, подтверждающие сказанное. У меня будет и мозаичная картина фактов, доказывающих роль ашкеназских евреев в культуре, науке, медицине этого края.

 

На семинаре представлены доклады, которые основаны на материалах, поступивших в редакцию Центра. В Израиле есть специалисты, которые стали нашими авторами. Прежде всего, надо представить проф. Семёна Гитлина, о нем и о его книге прекрасно рассказал Геннадий Плетинский.

 

Вышла в свет монография на иврите «Очерк истории евреев Средней Азии. 186О-е - 194О годы» (Тель-Авив, 2О13). Ее автор - известный историк, заслуженный деятель науки Узбекистана, доктор исторических наук профессор Семен Гитлин.

 

С.И.ГитлинПочти 60 лет его жизни связаны с Узбекистаном, где Семен Исаакович вел научную работу, преподавал в Ташкентском государственном университете.

Автору этих строк запомнилось, как в уже далеком 1968 году в полупустую аудиторию факультета журналистики вошел молодой преподаватель с ярко выраженной семитской внешностью и представился: «Доцент Семен Исаакович Гитлин». Низкая явка студентов объяснялась тем, что в расписании на эти академические часы стояло «История КПСС» (а никакой другой истории, начиная со школьной программы, в те времена практически не преподавали). Мы ожидали обычные уже навязшие в зубах перечисления решений съездов, конференций и пленумов РСДРП-ВКП(б)-КПСС, но…Гитлин сразу же повел диалог с аудиторией, не просто перечисляя знакомые большинству цифры и факты, а тщательно анализируя их, интересуясь мнением студентов, обращаясь к неизвестным широкой публике документам. Нет, Боже упаси, он не диссиденствовал (такое в стенах Ташкентского госуниверситета было просто немыслимо), но учил думать, критически осмысливать написанное в учебниках, делать свои выводы. Неудивительно, что уже на следующей лекции аудитория была полна, а в дальнейшем послушать Семена Исааковича к нам приходили и студенты других факультетов.

 

Темой своих научных изысканий и диссертаций Гитлин избрал вопросы межнациональных отношений в Узбекистане. Что, помимо прочего, открывало доступ к архивным документам, связанным с евреями Средней Азии. Все это пригодилось позже, когда в 1993 году ученый репатриировался в Израиль. С 1996 по 2001 годы работал научным сотрудником Центра Каммингса по исследованию России и Восточной Европы. Очерк - его седьмая книга, выпущенная в Израиле. А всего за время научно-исследовательской работы, которая началась еще в 196О-х годах в Ташкенте, было опубликовано около 15О трудов, посвященных проблемам межнациональных отношений и истории евреев Средней Азии.

 

«Очерк истории евреев Средней Азии» - сокращенный формат шести монографий С.Гитлина, опубликованных на русском языке в Израиле. Это единственное в своем роде исследование истории евреев Средней Азии на иврите, охватывающее период от российского завоевания Туркестана во второй половине XIX века до 1940 года - кануна войны нацистской Германии с СССР. Как отмечает автор, необходимость издания этой монографии на иврите обусловлена многолетней «политикой забвения» истории евреев в СССР. В результате во многих странах, включая Израиль, почти ничего не знают об истории евреев Средней Азии. Чаще всего, когда речь заходит об этом, считают: речь идет о бухарских евреях. Многие и не предполагают, что состав еврейского населения в регионе был неоднородным. Ученый отмечает, что большинство израильтян даже не представляет, насколько фальсифицирована история народов СССР. Что же касается истории евреев, то она на разных этапах развития советского общества всячески искажалась, а затем и вовсе была предана забвению.

 

Так кто же такие среднеазиатские евреи? Когда и откуда они появились в Средней Азии? Как сложилась их жизнь в мусульманском крае и какова их роль в его развитии? Каково было положение евреев в Средней Азии в советский период? На эти и другие вопросы пытается ответить автор монографии. Семен Гитлин впервые в историографии евреев дает обобщающую картину жизни двух этнолингвистических групп евреев - среднеазиатских (бухарских) и европейских (ашкеназских), появившихся в Средней Азии в разное время и прошедших различный исторический путь развития.

Документальную базу очерка составили материалы Центрального архива истории еврейского народа (ЦАИЕН) в Иерусалиме, где сосредоточены копии документов из фондов Российского исторического архива, Центрального государственного архива Узбекистана и других хранилищ, материалы Центрального архива истории сионизма (ЦАИС) в Иерусалиме, огромного количества публикаций в прессе, монографии, различные сборники документов, справочники, энциклопедии. Хотя хронологически книга и охватывает историю среднеазиатских евреев в основном на протяжении последних полутора столетий, автор, тем не менее, знакомит читателя и с более ранними этапами расселения евреев в Средней Азии. Эта тема остается малоизученной прежде из-за отсутствия источников. Неудивительно, что о времени и причинах появления евреев в Средней Азии высказываются противоречивые предположения.

В книге можно найти историческое повествование, которое дает читателю представление о формировании среднеазиатских евреев как особой этнолингвистической группы, об их быте, занятиях, традициях. На фактическом материале развенчивается миф о благополучном положении евреев в мусульманском крае. Конечно, их жизнь и положение изменились после завоевания Средней Азии арабами и исламизации региона. Политика исламских правителей по отношению к евреям не только изолировала их от мировой диаспоры, но и способствовала угасанию очага национально-религиозной жизни. Бывали периоды, когда разрушались синагоги, запрещалось соблюдение субботы и изучение Торы, а еврейских детей насильственно обращали в ислам.

Важными представляются размышления автора о наличии в субкультуре среднеазиатских евреев сильного восточного элемента, который является не просто экзотическим украшением этноконфессиональной группы, но и ее генетическим кодом.

Новую страницу в их жизни открыло российское завоевание Средней Азии. В русском Туркестане за короткий срок обосновалось немало выходцев из России, среди которых значительное число составляли европейские евреи. При этом, если бухарские евреи оставались в целом традиционной общиной, то ашкеназы были с самого начала связаны с европейскими культурой и мировоззрением. Подробно освещается российское законодательство в отношении евреев Средней Азии.

Показывается, что после присоединения Туркестана положение местных евреев изменилось в лучшую сторону, их юридическое неравенство было значительно смягчено. Российский закон избавлял местных евреев от многих унижений, которым они подвергались в прежние времена. В очерке впервые подробно освещаются огромный вклад европейских евреев в развитие общественной и интеллектуальной жизни среднеазиатской провинции, пропаганде идей сионизма в Туркестане.

Вторая часть книги посвящена положению евреев Средней Азии в советский период - после большевистского переворота в Октябре 1917-го и вплоть до 1941года, начала войны нацистской Германии против СССР. Собранные автором материалы свидетельствуют о противоречивости политики советского режима по еврейскому вопросу. C одной стороны, перед народами Туркестана, в том числе и перед среднеазиатскими евреями, открылись пути к ликвидации отсталости благодаря курсу на развитие национальных окраин. Образованы специальные структуры, занимавшиеся культурно-просветительной работой среди местных евреев. Преодоление неграмотности, рост числа лиц, получивших высшее и среднее образование, эмансипация женщин уже в 193О-е способствовали формированию собственной интеллигенции.

Впервые освещается работа различных органов по вовлечению местных евреев в промысловые и земледельческие кооперативы, говорится о многочисленных трудностях, с которыми им пришлось столкнуться. С другой стороны, на конкретном материале показано, как в 193О-е под флагом борьбы с так называемым «буржуазным национализмом» шло выкорчевывание всего, связанного с самим понятием национальной специфики, игнорирование прав народов под предлогом борьбы с «чуждыми элементами». Шло закрытие национальных школ, еврейских театров, газет и журналов. Велось наступление и на религиозную жизнь евреев.

 

Собранные в книге материалы, и, прежде всего, - архивные документы, показывают, насколько важно для понимания проблем сегодняшнего дня учитывать значение событий, имевших место в прошлом.

 

Доктор Владимир Шапиро для нашей книги прислал сведения о пребывания в Караганде его дяди, известного учёного-фтизиатра профессора Альберта Мойсеевича Вильдермана.

 

Известно, что Караганду как место жительство выбрали многие евреи, освободившиеся из сталинских лагерей или оставшиеся в результате эвакуации. Но были и такие евреи, которые из-за невозможности найти достойную их возможностям и способностям работу в родных местах, сумели устроиться в Караганде. Мой дядя Альберт Моисеевич Вильдерман был в их числе. Дядя репатриировался в Израиль в 1992 году в семидесятилетнем возрасте. Несмотря на то, что он был профессором, известным в Союзе врачом-фтизиатром, в Израиле ему не удалось работать по специальности. Все свои навыки ученого-исследователя он использовал для изучения иврита. Через несколько лет своего пребывания в стране он настолько изучил новый язык, что стал на добровольных началах преподавать иврит в репатриантских клубах, и даже написал историю своей жизни на иврите. Альберт Моисеевич умер в возрасте 89 лет 19 декабря 2012 года. Он оставил наследие в виде статей, в которых он рассказывал о своем пути в медицине, биографических очерков о своих коллегах, писем друзьям. Я издал в Израиле в 2013 году большую часть этого наследия в виде книги: Альберт Вильдерман «Мой путь в медицине».

 

доктор ВильдерманВ книгу вошла автобиография доктора Вильдермана, в которой он рассказывает о своем пребывание в Караганде.

 

Караганда

 

Я провел в Караганде 10 лет (1964 - 1974). Там я защитил докторскую диссертацию (1972) и получил звание профессора, завершив, таким образом, продвижение по «табели о рангах» советской науки. Только это давало возможность активной работы в области научных исследований. Не буду подробно писать о Караганде, вторым по величине и первым по промышленному производству городе Казахстана, обширной и богатейшей республики Союза. Молодой город был основан в тридцатых годах, одновременно с интенсивной разработкой огромного, по своим запасам, Карагандинского угольного бассейна. Караганда была также местом ссылки, а вокруг нее располагались десятки лагерей, главным образом, для политических заключённых. Туда отправили сотни тысяч людей разной национальности, разных профессий, различных обычаев и культурных навыков. После смерти Сталина, многие из них остались в Караганде, где у них были уже обжитые квартиры, интересная работа, неплохие заработки. Ведь «дома» нужно было начинать все заново, а для этого уже не было сил. Когда, в 1964 году, я приехал в Караганду, прошло более 10 лет, после смерти Сталина, и многие из бывших ссыльных неплохо устроились в этом быстро растущем городе, где остро ощущалась потребность в специалистах всех профессий. За считанные годы появились в городе университет, медицинский и политехнический институты, многочисленные НИИ. В них работало много интересных, талантливых людей. Среди них были, как местные жители, так и приезжие, привлеченные возможностью осуществления своих жизненных и творческих планов. Особое место в городе занимал медицинский институт. В Казахстане ощущалась острая нехватка врачей, и за короткий срок было открыто пять медицинских институтов. Двое из них, Алмаатинский и Карагандинский, по числу студентов, входили, в пятерку самых крупных в Союзе.

 

Ректор медицинского института, ПЕТР МОЙСЕЕВИЧ ПОСПЕЛОВ, был старым коммунистом, одним из основателей Караганды в тридцатые годы. Русский человек, он был воспитан в духе интернациональной дружбы, что особенно проявилось в многонациональной Караганде. Главное же, он стремился превратить Карагандинский медицинский институт, один из самых молодых и самых крупных но числу студентов в Союзе (Казахстан нуждался во врачах!), также в один из лучших. Чем можно было привлечь в Караганду квалифицированных специалистов? Он правильно рассчитал, что приедут в основном люди, не сумевшие реализовать свои способности и знания в европейских городах Союза. Такими специалистами были, обычно, евреи. Поспелов охотно брал на работу евреев (до трети заведующих кафедрами и доцентов были евреями), и не ошибся. По уровню преподавания и научной работы Карагандинский медицинский институт пользовался исключительной репутацией. Обстановка существенно отличалась от «молдавской», отношение было ровным, работа доставляла удовольствие. Через два года была основана кафедра туберкулеза, я был утвержден заведующим, и в течение 10 лет руководил многонациональным коллективом: на кафедре работали русские, казахи, евреи и «полуевреи», латыши. При этом ни разу не возникало конфликтов на национальной почве.

 

Прошлое Караганды давало о себе знать, и я расскажу об эпизоде, произведшем на меня сильное впечатление. Недалеко от Караганды находился лагерь в поселке Долинка. В 30-е - 50-е годы там располагался один из крупнейших лагерей системы «Карлаг» (Карагандинские лагеря). Через него прошли десятки тысяч политических заключённых, и, хотя условия пребывания в нем были несколько менее суровые, чем в лагерях севера России, немало заключённых завершили в нем свой жизненный путь. Среди моих знакомых, в том числе, сотрудников кафедры, были и бывшие заключённые, выжившие в этих лагерях, и поселившиеся в Караганде. Они не любили рассказывать о своем лагерном прошлом, не хотели возвращаться мысленно к этой мучительной поре их жизни. И все же, из отдельных их высказываний, не трудно было судить о пережитых ими страданиях. Для меня это имело и особый смысл: в лагере Долинка, на протяжении почти 7 лет (1940-1947), находился мой дядя. Он выжил, благодаря титаническим усилиям дочери и семьи, вернулся в Бессарабию. В лагере Долинка, после освобождения политических заключенных, была развернута больница для больных туберкулезом в тюрьмах и лагерях Казахстана. Среди уголовных заключённых было огромное число больных «открытыми» формами туберкулеза, распространяющих туберкулезную инфекцию среди населения. Потребность в открытия такой больницы была очевидна. В больнице работали квалифицированные врачи, в том числе, хирурги, они применяли современные методы лечения, но тюрьма оставалась тюрьмой. Врачи больницы наладили связь с нашей кафедрой, советовались с нами по вопросам лечения больных и проводимых ими исследований по усовершенствованию методов лечения этой категории больных. Однажды они пригласили меня посетить их больницу и проконсультировать несколько больных. Так я переступил порог этой тюрьмы, где долгие годы провел мой дядя. Ирония судьбы: не мог вообразить мой дядя, что спустя 20 лет, его племянник, к тому времени профессор медицины, будет принят здесь как «почетный гость». Дядя не дожил всего нескольких лет до моего посещения Долинки. Тюремный режим не изменился, и при входе в «зону» я сдал свой паспорт, что создавало ощущение беззащитности. Вероятно, не изменились и помещения, в которых проживали заключённые: барачного типа здания с двухэтажными нарами, теснота, духота, «спертый» воздух. Для больных туберкулезом условия были явно неподходящими. По-видимому, главной задачей начальства было не столько лечение заключённых, сколько предотвращение распространения туберкулезной инфекции. Правда, и больные не очень желали лечиться: они знали, что если вылечатся, то будут переведены в общие лагеря и направлены на тяжелую работу. Врачи работали честно, даже самоотверженно, добивались «абациллирования» (прекращения выделения микобактерий), и это было уже не маловажным достижением. Я провел в Долинке несколько часов, осмотрел ряд больных, и уехал. Не скрою: когда, при выходе мне вернули паспорт, я почувствовал некоторое облегчение.

Проф. А.М.Вильдерман внёс существенный вклад в медицинскую науку Казахстана и подготовку кадров. После казхстанского периода Альберт Мойсеевич вернулся в Молдавию, где продолжал работать и предлагать новые методы лечения.

 

Известный в мире советский эпидемиолог Шляхов Эль Наумович медицинское образование получил в университетах Бухареста, Одессы и в 1942 г. окончил Ташкентский мединститут. До конца Второй мировой войны работал в Средней Азии, в Каракалпакской АССР дерматовенерологом, затем эпидемиологом и инфекционистом. Его будущая супруга Циля Мироновна oкончила мединститут в Самарканде в 1942 г. и работала в Каракалпакской АССР.

Она заведовала врачебным участком, в состав которого входило более 100 колхозов, рассеянных на огромной территории. Циля Мироновна заведовала затем противомалярийной станцией. Она была военнообязанной и не имела права самостоятельно выехать из республики. Только в 1956 году она получила перевод в Кишинёв и начала работать в Республиканской санэпидстанции.

После освобождения Молдавии Эль Наумович получил вызов от Минздрава МССР и вернулся в разрушенный Кишинёв. В 1945-50 гг. Эль Наумович занимался административной работой в Министерстве здравоохранения Молдавии. С 1950 г. он один из ведущих эпидемиологов Молдавии - заведующий отделом эпидемиологии НИИ гигиены и эпидемиологии в Кишиневе, с 1965 г. - заместитель директора по научной работе этого института, в 1974-90 гг. - заведующий кафедрой эпидемиологии Кишиневского медицинского института. Был руководителем научно-методического центра по сибирской язве при Министерстве здравоохранения СССР.

Лернер Петр МихайловичВысоко ценил деятельность Э.Н.Шляхова проф. Лернер Петр Михайлович. Он родился в городе Шепетовка, Хмельницкой области (УКРАИНА). Доктор медицинских наук, профессор, Отличник здравоохранения СССР, Заслуженный деятель науки. Заслуженный врач Узбекистана, писатель.

Работал в районных, городских и областных отделах здравоохранения. В Самаркандском мединституте - 1978-93 гг. - Зав. кафедрой. 1970-1978 - Декан. 1976-1985 гг. - Проректор по научной работе. Автор 196 научных трудов в т.ч. 16 монографий, а также публицистических портретов своих друзей - ученых, писателей, государственных деятелей. (Всего 17 чел.).

Предложил метод лечения гименолепидоза, который утверждён ВОЗ (1975). Разработал и внедрил в научную практику систему борьбы с инфекционными заболеваниями. Предложил эффективный метод диагностики гельминтозов. Им была организована первая и единственная кафедра эпидемиологии на лечебном факультете мединститута. Учёный и врач участвовал в ликвидации вспышек холеры, тифов, дифтерии и др.

 

Это было и совместно с Э.Н.Шляховым. П.М. Лернер подготовил научные кадры для Центральной Азии; принял участие в 11 международных конгрессах.

 

С Таджикистаном связана часть жизни и работы врачей из Бессарабии. Предоставляю слово их старшему сыну Александру Фишову.

 

Лев (Лейб) Моисеевич Фишов и Эсфирь Исааковна Ротштейн Мои родители, Лев (Лейб) Моисеевич Фишов и Эсфирь Исааковна Ротштейн, успели эвакуироваться из Бессарабии после нападения Германии на СССР. Они только завершили медицинское образование в Ясском университете, и первым местом их работы стал город Ленинабад в Ферганской долине Таджикистана. Мать была принята в местную детскую больницу, а отца направили врачом в пограничный отряд, который патрулировал границу с Афганистаном. Это назначение было своего рода испытанием. Выходцам из недавно присоединенной Бессарабии не доверяли и поэтому не посылали сразу на фронт.

В составе отряда были только таджики, а командиром был татарин. Только он владел и таджикским, и русским языками и был для отца переводчиком.

Отец, как и все в отряде, ездил верхом, переносил стойко все тяготы походной жизни и через полгода заслужил, так сказать, мобилизацию в прифронтовой госпиталь. Закончил службу в 1946 году капитаном, начальником этого госпиталя, с которым дошел до Германии. Был награжден боевым орденом Красной Звезды за внедрение метода ускоренного лечения ранений мягких тканей.

В 1944 году после освобождения Киева офицерам разрешили выписать свои семьи. С этого времени мать стала работать в том же госпитале как вольнонаемная.

 

Давид Лазаревич ШамисДавид Лазаревич Шамис (24 ноября 1902, Голта Ананьевского уезда Херсонской губернии - 1972, Алма-Ата) - микробиолог: доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент АН КазССР.

В 1926 г. окончил Одесский институт народного хозяйства. Прошёл аспирантуру, работал на производстве, был арестован, несколько месяцев находился под следствием. Придраться было невозможно, его выпустили. Он стал ассистентом в университете.

Во время войны оказался в Казахстане. 1944-1954 гг. - заведующий сектором микробиологии АН КазССР: с 1948 года доктор биологических наук.

1954-1956 гг. - доцент кафедры Казахского сельскохозяйственного института: с 1954 года - профессор.

1956-1963 гг. - основатель и директор Института микробиологии и вирусологии АН КазССР:

1963-1972 гг. - заведующий лабораторией этого института: с 1958 года член-корреспондент АН КазССР.

 

Д. Л. Шамис известен своими исследованиями в области интенсификации винодельческого и хлебопекарного производства, использования микроорганизмов и кормопроизводства, биосинтеза белка на растительных гидролизатах и углеводородах нефти. Засл. деятель науки КазССР (1966). Автор более 200 научных работ, в том числе: Изучение дикорастущих тростников Казахстана как сырья для производства кормовых дрожжей и молочной кислоты. Алма-Ата, 1958; Индуцированный синтез фосфатазы у кормовых дрожжей. Алма-Ата, 1974.

Д.Л.Шамис - выдающийся учёный, педагог, основоположник казахстанской школы микробиологов. Известен как специалист в области технической микробиологии. Он оказал большое влияние на формирование всех основных направлений микробиологии в Казахстане.

Основное внимание Д.Л.Шамис уделял укреплению кормовой базы животноводства. Развитие идеи о получении белка одноклеточных организмов на гидролизатах и углеводородах привело к разработке современной технологии получения кормового белка с использованием микроорганизмов в промышленных масштабах. Эти технологии используют в РФ, Украине, Узбекистане и Казахстане. Идеи учёного претворены в жизнь и служат выполнению задач современной науки Казахстана. Институт, который создал Д.Л.Шамис, превратился в Центр микробиологических и вирусологических наук Казахстана.

 

Наш Центр принимал участие в введении в научный оборот генерал-лейтенанта Михаила Владимировича Грулева (1857-1943), который родился в еврейской семье и стал генералом генерального штаба. В 1909 г. он занял место временно исполняющего должность военного министра и ездить с докладами к Николаю II.

Параллельно с военной карьерой началась научно-литературная деятельность Грулева: он пишет большую статью в либеральную газету «Голос» по военной политике России, и ее публикуют как передовицу. Некоторые аспекты этой работы он развил в своих статьях по среднеазиатским проблемам, позже переведенных на немецкий и английский языки. Генштабист Грулев четырежды исколесил Сибирь на лошадях и два раза по железной дороге, пробирался по тайге Забайкалья, Приамурья, по побережью Тихого океана, по вершинам Памира и Кашгарских гор, по закаспийским и туркменским пустыням, по трущобам Кавказа. Довелось Грулеву побывать в Индии, Китае, Японии, Египте, Аравии, странах Америки, почти во всех государствах Европы. Во главе экспедиции он исследовал Маньчжурию. Указал место для строительства Харбина, побывал у бухарского эмира, в буддийском монастыре. Все это нашло отражение в его многочисленных научных трудах. Они часто носили резко критический характер, даже по отношению к великим князьям и генералам, когда они оказывались бездарными.

Находясь в Ташкенте, Грулев стал главным редактором газеты «Туркестанские ведомости», подняв ее на международный уровень, и редактором изданий «Известия Туркестанского отдела Русского географического общества» и «Туркестанского литературного сборника». Он стал получать из специального парижского бюро вырезки из различных европейских газет, в частности, с перепечатками его статей.

В Ташкенте произошло такое событие: в зале суда казачий полковник Сташевский застрелил адвоката Сморгунера, редактора газеты «Русский Туркестан», - полковнику показалось, что адвокат в речи сказал что-то оскорбительное для казаков. В местной военной среде это преступление вызвало даже одобрение: Сморгунер - еврей, а полковник «защищал честь полка». Случай этот вызвал негодующее выступление В.Г. Короленко. В Ташкенте же единственным, кто в печати обвинил убийцу, оказался офицер М. Грулев. Находясь в Ташкенте, Грулев выступал и в защиту Дрейфуса.

Этнограф Исаак Симхович Лурье (1874, Новгород, - 1938, Самарканд?) поселился в Самарканде, где вел научно-просветительскую деятельность среди бухарских евреев. Он участвовал в экспедициях по изучению туземцев-евреев Туркестана . В годы Гражданской войны деятельность И.Лурье начали подавлять, а в 1938 г. он был арестован и погиб.

Казахстан использовали как место ссылки неугодных режиму лиц: ссылали активных сионистов. В 1928г. в Алма-Ату был сослан Лев Троцкий (в книге есть о нём большая статья).

Во время Второй мировой войны в эти края начался массовый приток эвакуированных и высылаемых. Здесь оказались «Мосфильм», «Ленфильм» и др., которые продолжали свою работу, а также обучали местные кадры, вели различные курсы, оставили местным коллегам аппаратуру.

 

В Ташкенте оказался московский ГОСЕТ и др. Кроме постановок новых спектаклей, в которых участвовали С.Михоэлс, Б.Зускин, Э.Безверхняя, Э.Ковенская и многие другие, они передавали своё мастерство местным коллегам. Соломон Михоэлс одновременно руководил и Оперным театром Ташкента и Драматическим (помимо, ГОСЕТа) и внёс большой вклад в культуру Узбекистана. Этой теме в книге будет посвящена статья.

 

Исаак Яковлевич ИткиндВ книге будет интересный материал о знаменитом скульпторе Исааке Яковлевиче Иткинде (деревня Дикарки близ местечка Сморгонь, Виленская губерния, - 1969, Алма-Ата). Родился в семье меламеда, внук раввина из Коцка. Учился в иешиве. Постепенно отошел от религии, отказался от женитьбы на богатой невесте и в возрасте 26 лет уехал в Вильну. Он стал известным скульптором, которого называли Микельанджело Казахстана. В 1937 г. он был сослан в эту республику и остался здесь до конца своих дней.

* * *

 

Затем выступила д-р Адела Розенштрах. Её доклад посвящён Морису Давидовичу Симашко, сыну проф. Д.Л.Шамиса (Симашко - псевдоним).

 

Морис Давидович Симашко - русский писатель, автор многочисленных произведений на темы среднеазиатской и российской истории. Народный писатель Казахстана. Лауреат казахстанской Президентской премии мира и духовного согласия. ПРИЛАГАЕТСЯ

 

Доклад Йоси Бирнбаума посвящён важной теме: евреям в архивах Узбекистана, сделанный по материалам проф. Макса Вексельмана, который сегодня живёт в Израиле, а также он использовал и другие источники. ПРИЛАГАЕТСЯ.

 

Тема семинара вызвала интерес. Присутствующие слушали внимательно, узнали много нового и интересного.

 


 

НИЦ «Русское еврейство в зарубежье»

 

Страница 1 из 1
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц    
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.