English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Архив:

 2013 год
 2012 год
 2011 год
 2010 год
 2009 год
 2008 год
 2007 год

Наши авторы:

Яков Иовнович, Юлия Систер, Климентий Левков, Феликс Сромин, Реувен Бесицкий. Эдуард Коркотян и другие...



Правила публикации статей, научных работ... на cайте или форуме Дома ученых и специалистов



Мероприятия в НИЦ

Научно-
исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье»

Культурный центр
Oтдела Aбсорбции

Программа
мероприятий
Культурного центра отдела абсорбции


Статьи

«Tворческая встреча с очень интересным человеком, академиком трёх американских академий профессором Валерием Давидовичем Розенбергом, доктором медицинских наук, автором уникальной книги "Искусство и медицина"...»


«Слово о докторе Михаиле Пархомовском, основателе НИЦ "Русское еврейство в Зарубежье", его научном руководителе, главном редакторе и издателе": 20 сентября в мир иной ушёл основатель всемирно известного НИЦ "Русское еврейство в зарубежье", его научный руководитель, главный редактор и издатель - доктор Михаил Пархомовский...»


«12 марта 2013 г. исполнилось 150 лет со дня рождения выдающегося ученого, деятельность которого была многогранна, опередившего свое время лет на сто, мыслителя, организатора науки Владимира Ивановича Вернадского....»




----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье» и
Дом ученых и специалистов Реховота

 

октябрь, 2017 г.

 

Совместный научный семинар НИЦ «Евреи России в
Зарубежье и Израиле» и Дома ученых и специалистов
Реховота в Институте Вейцмана


27 сентября 2017 года

 

Доктор Юлия Систер

 

Первый после летних каникул научный семинар в Институте Вейцмана вызвал большой интерес, приехали учёные из нескольких городов нашей страны. Программа семинара была следующей:

1. «Из истории науки». Др. Ю.Систер

2. «О хозяине нашей психики». Д.м.н. Вячеслав Исхаков

 

Историю науки делают люди, посвятившие себя служению этой области деятельности человека. Я рассказала о двух известных учёных, внёсших весомый вклад в науку, биографии которых являются примером развития разных областей науки. К сожалению, они недавно ушли в другой мир. Они оставили нам богатое научное наследие, яркий пример беззаветного служения своему Делу.

 

БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ КАПЛАН

 

Борис Яковлевич Каплан 27 июля 2017 года ушёл из жизни известный учёный, доктор химических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН Борис (Борух) Яковлевич Каплан.

 

Он родился 12.03.1922 г. в Белостоке (Польша). В 1939 г. окончил еврейскую гимназию и поступил на химический факультет Еврейского университета в Иерусалиме, однако из-за начавшейся Второй мировой войны не смог поехать в Иерусалим. Белосток отошёл к Германии, затем к СССР. Все документы об окончании гимназии находились в Иерусалиме, Борису пришлось сдать экзамены на аттестат зрелости на русском языке и получить советский документ. В 1940 г. он поступил на химический факультет Львовского университета, окончил первый курс. В октябре 1941 г. добровольцем пошёл на фронт. Прошел почти все войну, в апреле 1945 года был тяжело ранен в ногу, которую ампутировали. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны первой степени и многими медалями.

 

Демобилизовался в сентябре 1945, поступил на 2-ой курс химического факультета Московского университета (МГУ), который окончил с отличием в 1949. Руководил методической группой в Центральной химической лаборатории Геологического управления центральных районов (1950 - 1960 гг.), затем в течение многих лет, с 1960 по 1992, работал в Государственном институте редких металлов (ГИРЕДМЕТ) в Москве - старшим научным сотрудником, заведующим сектором, главным научным сотрудником.

 

Б. Я. Каплан внёс заметный вклад в развитие аналитической химии. К числу его достижений относятся выявление возможностей и роли различных факторов в методе переменно-токовой полярографии, развитие теории морфологического анализа дифференциальных полярографических кривых, изучение кинетики ряда электрохимических реакций и вывод уравнения для расчёта их константы скорости по данным полярографии, разработка методов прямой и инверсионной релаксационной вольтамперометрии. Из работ в области прикладных аналитических исследований следует назвать нахождение оптимальных условий применения добавок в дифференциальной полярографии, разработка методик определения различных металлов в минеральном сырье, определения серы, селена, редкоземельных элементов, углерода, азота, мышьяка и др., определение следов примесей в полупроводниковых материалах, редких металлах и др.

 

Б.Я.Каплан был членом научного совета Академии наук по аналитической химии, председателем Комиссии по метрологии и терминологии, автор ряда нормативно-технических документов по общим вопросам аналитического контроля производства. Им опубликовано более 250 научных трудов, включая известные монографии "Импульсная полярография" (М., Химия, 1978) и "Вольтамперометрия переменного тока" (М., Химия. 1984), а также "Метрология аналитического контроля производства в цветной металлургии" (М., ГИРЕДМЕТ. 1984 и М., Металлургия. 1989).

 

Борис Яковлевич отличался широтой знаний и глубокой эрудицией, доброжелательностью, помогал своим коллегам и ученикам.

 

В 1992 г. он со всей семьей репатриировался в Израиль. Здесь произошла встреча со старыми польскими друзьями и родственниками, уцелевшими в годы войны; он ничего о них не знал, а они считали его погибшим на фронте. С гимназических лет владея литературным ивритом, Борис Яковлевич с удовольствием общался с ними на иврите, много читал на иврите. В Израиле он стал членом Союза воинов-инвалидов войны.

 

Борис Яковлевич Каплан будет жить в наших сердцах, в работах новых поколений химиков.

 

Мы скорбим вместе с его семьёй.

Да будет благословенна память о нём!

 

Др. Юлия Систер (Реховот), проф. Виктор Майрановский (Берлин), др. Ефим Розенблат (Донецк), др. Виктор Глезер (Ашдод), др. Эльза Захарова (Томск), др. Тася Ивчер (Хайфа), др. Римма Ляликова (Балтимор), проф. Анна Брайнина (Екатеринбург), проф. Яков Турьян (Ньютон), др. Ива Турьян (Ньютон), проф. Герман Будников (Казань), проф. Валерий Майстренко (Уфа), др. Лариса Копанская (Кишинёв), др. Владлена Хоменко (Кишинёв) и другие.

 

В эти дни в международном электрохимическом журнале Journal of Solid State Electrochemistry (издательство Springer) вышел некролог, посвящённый памяти Б.Я.Каплана. Его подписали видные учёные, коллеги и друзья. Я получила письма из разных стран от его коллег с просьбой обязательно поставить подпись автора письма. Все они содержали воспоминания о том, как Борис Яковлевич помогал им в работе, каким замечательным, талантливым человеком он был.

 

На семинаре присутствовали члены семьи Бориса Яковлевича Каплана. Бориса Яковлевича уважали и любили все, кто был с ним знаком. Он любил шутки, дружил с юмором. К 60-летию учёного сотрудники его лаборатории поздравили юбиляра оригинальным изданием "АЗБУКИ. От "Я" до "А" про Каплана". Выпуск 1, ЮБИЛЕЙНЫЙ, тираж 1 экз., ГИРЕДМЕТ, Москва, 1982 г.

 

 

* * *

КАРЛ ШТИВЕЛЬМАН

 

Карл Штивельман24 августа 2017 г. от нас ушёл профессор, доктор физико-математических наук, специалист в области теоретической физики, руководитель междисциплинарного семинара в Квар-Сабе Карл Штивельман.

Он родился в январе 1931 г. в бессарабском городе Сороки. Тогда этот город относился к Румынии. Потом семья переехала в Бухарест, в 1940 г. вернулась уже в советскую Молдавию.

 

Война, эвакуация в Узбекистан, где Карл окончил школу с золотой медалью. Он всегда отлично учился: и в школе, и в университете. Он помнил румынский, понимал идиш, был поклонником переводов Шолом-Алейхема, сделанными его отцом. Знал историю, увлекался русской литературой.

 

В университет поступать на физико-математический факультет он поехал в город Черновцы. Учился в 1948-1953 гг. Специализировался в области теоретической физики; получил направление в аспирантуру. Поступал несколько раз. В промежутках преподавал математику в техникуме г.Енакиево.

 

Наступили другие времена, Карла приняли в две аспирантуры: в Москве и Ленинграде. Он выбрал Ленинград, институт полупроводников, руководимый академиком Иоффе, где в 1957 - 1960 учился в аспирантуре. Кандидатскую диссертацию защитил в Ленинграде. Забегая вперёд, отметим, что докторскую он защитил в Баку (1985).

 

После окончания аспирантуры Карл работал под Казанью в почтовом ящике - отделении ГОИ (государственный оптический институт). Параллельно он вёл институтский философский семинар, вёл очень интересно. Его любили и обожали коллеги. Затем Карл переехал в Кемерово, а оттуда в Тернополь. Учёному предложили должность профессора, затем завкафедрой в Тернопольском педагогическом институте. Он читал курсы общей и теоретической физики для будущих учителей украинских школ. Работой увлекался, студентов, аспирантов любил, как своих детей. Его курсы, семинары, особенно экзамены были не похожи ни на какие другие. Его популярность была исключительной.

 

Карлу не хотелось оставлять эту работу. К этому времени все его родные уже были в Израиле. В 1994 г. он тоже приехал, жил в Квар-Сабе. Ему в Израиле всё сразу понравилось, только не хватало университетского аромата. И он создал свой знаменитый научный междисциплинарный семинар. И не раз он говорил: "Никак не мог предположить, что эта часть жизни окажется самой счастливой!"

 

В Израиле в компании, созданной Борисом Штивельманом, преподавал математику, участвовал в составлении, редактировании и выпуске учебной литературы; разрабатывал с братом курсы по физике, астрономии, истории науки. Создал названный выше семинар, который существует с 1995 г. Он привлёк интеллигенцию города к обсуждению текущих проблем науки, образования, культуры, религии, политики. Он привлекал в качестве докладчиков интереснейших специалистов страны и приезжающих из-за границы. Он был педагогом от Бога, образованию всю жизнь, включая израильский период, уделял много внимания. Он подготовил кандидатов и докторов наук, опубликовал большое количество научных работ , включая монографии. Принимал активное участие в редактировании учебников, монографий, сборников научных работ.

 

Семинар в Квар-Сабе продолжает свою работу. Пожелаем ему больших успехов, удачи!

Карл был талантливым, многогранным человеком, генератором идей, скромным, обаятельным человеком, от которого шёл особый свет.

Мы скорбим вместе с родными и близкими, с его учениками и последователями.

Светлая и добрая память!

 

Мы размещаем здесь написанное его дочерью Витой Штивельман воспоминание об отце.

 

На смерть Карла Штивельмана

А если поэт Моше-Лейб вам откроет,
Что видел недавно он смерть пред собою,
Что двигалась смерть по волнам утром ранним
Над морем, где все наслаждались купаньем -
Поверите вы Моше-Лейбу?

И если поэт Моше-Лейб издалёка
Приветствовал смерть и спросил "как дела?",
Вы в море плескались, а смерть одиноко
Средь тысяч людей незаметно прошла -
Поверите вы Моше-Лейбу?

И если поэт Моше-Лейб со слезами,
Что смерть привлекательна клясться вам станет,
Что так его к смерти в то утро тянуло,
Как вечером окна любимой вас манят -
Поверите вы Моше-Лейбу?

И если поэт Моше-Лейб обрисует
Вам смерть не мрачную, не седую,
А ту, какая прошла между вами,
Вся в ярких красках тогда над волнами -
Поверите вы Моше-Лейбу?

Перевод с идиш Карла Штивельмана

Этот перевод сделан моим отцом в конце 60-х, фото относится к тому же времени. А умер отец 24 августа. Только что приехали с кладбища - окончилась траурная неделя. Я не чувствую боли, нет кошмара и мрака. Как раз наоборот: есть что-то светлое, вечное, внятное, как физический закон или хорошее стихотворение.

 

Карл ШтивельманПапа родился 7 января 1931 года в г. Сороки (Бессарабия). Эта территория принадлежала тогда королевской Румынии. Имя он получил в честь Маркса (родители были настроены коммунистически), но преследований можно было не бояться: румынского короля звали Кароль, так что имя воспринималось как лояльность с еврейским акцентом. В 1940-м Бессарабия стала советской. Впечатления предвоенного года были у папы самые радостные: совместное (с девочками!) обучение, чудесная учительница русского языка.

 

Интерес к языкам он сохранил на всю жизнь. Песни распевал на пяти языках (негромкий голос, абсолютный слух). Нельзя даже сказать, что пел для друзей. Пел для себя, точнее - от себя, от хорошего настроения. Мог запеть, например, в автобусе - негромко, не нарушая общественного спокойствия. В Израиле, где он жил последние четверть века своей жизни, этим никого не удивишь. А в Казани, где мы жили, когда я была школьницей, на нас таращился весь автобус. Мне хотелось залезть под сидение: был бы пьяный, тогда не стыдно - но ведь видно, что не пьёт по жизни. И - "Папа, зачем ты поёшь на идиш? - А разве запрещено?"

 

Он умел находить игру, находить интересное в простых вещах. Например, читать объявления или надписи на незнакомых языках. "Папа но мы ведь не знаем (татарского, французского, латыни)... - А давай попробуем!" И каждый раз оказывалось, что понять можно очень много - если включить воображение, если поискать похожие слова знакомого языка той же группы, если подумать о контексте (что может быть сказано в этом объявлении или в этой наклейке). Это было забавно, это было легко.

 

Есть несомненно что-то общее в таких далёких вещах, как шутка и научное открытие. Отец назвал своё блестящее открытие в области элементарных частиц "Эффект Мюнхгаузена": оказывается, в этой неклассической механике частица может вытащить себя за волосы из какого-то ядерного болота.

 

У папы была масса научных работ, монографии, высокий индекс цитируемости в РЖ. И всё же главным своим делом он считал не науку, а преподавание науки. Его работа со студентами и аспирантами наполовину состояла из прогулок по парку и разговоров. Прямо как со мной, когда я рассказывала ему о задачах в мои школьно-студенческие годы. "Пап, дай я на листке напишу. - Не надо. Скажи своими словами, объясни на пальцах".

 

Студентов он не заваливал. Экзамены были - те же прогулки или чаепития, иногда итеративные. Однажды я слышала, как после двухчасового чаепития под бабушкину выпечку он сказал студенту: "Ну что ж, Вы кажетесь мне человеком понимающим. Я думаю, ещё две-три такие встречи и экзамен будет сдан." Стиль его преподавания не вписывался в советские рамки, но в нём не было ничего "анти". Папу оставляли в покое и давали делать своё дело.

 

В Казани он организовал и вёл философский семинар - в НИИ, где работал. Прямого отношения к работе семинар не имел. Там были история, философия, литература - в основном малоизвестные поэты. Крамолы в этом не было, но надзирательную комиссию всё же прислали. Комиссия уехала, сделав только одно замечание: ведущий семинара беспартийный. Семинар оставили в покое.

 

В Израиль отец приехал в 1994 году. Принимал активное участие в образовательных проектах брата Бориса Штивельмана. (Проекты выросли в грандиозную программу Израильский Лицей). И - организовал междисциплинарный семинар, который работает уже больше 20 лет. Это уникальная некоммерческая организация с еженедельными интереснейшими презентациями. Выступают учёные, писатели, социологи. Выступают и "простые" люди с очень ярким материалом.

 

Карл всегда умел найти интересное в людях, умел "разговорить" человека. Мои канадские проекты - клуб Et Cetera (физики и лирики), международный ежегодный фестиваль еврейской культуры "От азой!", Canadian Cultural Mosaic - всё это расширения и продолжения папиного семинара.

 

Об отце говорили (и при жизни): талант, гений, доброта, душа, таких больше нет. А мне хочется сказать (по ассоциации с физикой) - заряд. Потому что выходил за привычный ряд. Потому что - за-радость. Потому что главное - это не обладание энергией, а умение передать её. Мне вспоминаются мои - начиная с Казани и Израиля - поэтические спектакли по любимым поэтам. Важная их составляющая - от папы, это умение любить не-хрестоматию. Передо мной папины мемуары, записи его рассказов: эвакуация, посёлок Зерабулак, студенческие годы в поздне-сталинские времена, аспирантура у Иоффе, - всё это я непременно издам.

 

Есть духовность, которая не рассыпается от времени, не размывается торговцами разного рода. Она была, есть и будет. Потому что, по Тарковскому, ни тьмы, ни смерти нет на этом свете. Есть только явь и свет. Только свет. Светлая память.

 

Мне кажется, что на небе зажглись две новые яркие звезды. Они светят нам в память о Борисе Каплане и Карле Штивельмане.


* * *

 

Затем состоялась вторая часть семинара. Материалы выступления В.Рубинштейна, автобиография Исхакова, презентация его доклада «О "хозяине" нашей психики» ПРИЛАГАЮТСЯ.

 


Обсудить на форуме

 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.