автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Архив
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье»

 

июнь, 2012 г.

 

Заседание членов Дома ученых
и специалистов Реховота 4 июня 2012 года

 

В этот летний июньский вечер в Бейт Оле Реховота собрались люди, которых заинтересовала следующая программа:

1. "Русские евреи в зарубежье и Израиле", д-р Юлия Систер.

2.  "Научная религия Баруха Спинозы", Лариса Кикоина.

 

Свое выступление Ю.Систер посвятила 20-летию выхода первой книги серии "Евреи в культуре Русского Зарубежья" (составитель и издатель Михаил Пархомовский). Теперь с полным основанием можно сказать, что тогда произошло важнейшее событие в истории и культуре еврейского народа, которое положило начало новому направлению в иудаистике.




Была представлена книга, которая давно стала бестселлером, ее обложку украшает скульптура Ханы Орловой.

Слушатели узнали о героях книги, ее авторах, в том числе о знаменитом сэре Исайе Берлине, английском философе, ученом и специалисте в области политических наук (родился в Риге). Было рассказано о Раисе Блох и Михаиле Горлине, талантливых поэтах и литературоведах, погибших в Катастрофе.

Это на слова ее стихотворения А. Вертинский написал музыку, это песня стала своеобразным гимном русской эмиграции:

 

Принесла случайная молва

Милые ненужные слова:

Летний сад, Фонтанка и Нева.

 

Вы, слова залетные, куда?

Здесь шумят чужие города

И чужая плещется вода.

              ...

 

За двадцать лет издано 25 книг, расширена тематика, проводятся конференции и семинары, некоторые книги и статьи получили новую виртуальную жизнь в интернете. В частности, на сайте artz.ru размещены статьи по искусству и архитектуре из первых пяти томов, а также содержание всех изданных книг. Приведем предисловие к этой интернетовской публикации:

 

Идея создания книг о роли евреев в русской эмиграции возникла в конце 1980-х гг. В это время выходила моя книга о Зиновии Пешкове, при работе над которой я получил достаточное представление о том, как много сделал для русской культуры на Западе этот влюбленный в нее, беспокойный и инициативный народ.

С 1992 г. нами издано 25 томов. Первые пять томов назывались "Евреи в культуре Русского Зарубежья". Мы были полны энтузиазма, открывали для себя новый прекрасный мир и спешили поделиться своими открытиями с читателями.

В Германии русскую литературу печатали, главным образом, многочисленные издательства, созданные евреями, а кружком русских поэтов руководил Миша Горлин. Здесь появились лучшие произведения художников Леонида Пастернака и Иссахара Рыбака.

Русскую эмиграцию во Франции украшали писатели и поэты Дон-Аминадо и Саша Черный, философы Семен Франк и Лев Шестов. Здесь, в основном, Ильей Фондаминским и Марком Вишняком выпускался один из лучших русских журналов - "Современные записки".

Любимой певицей англичан стала Ода Слободская, раньше певшая с Шаляпиным; она пропагандировала русскую музыку.

В США демократию, профсоюзы, современную печать в значительной степени строили евреи и еврейки, прошедшие школу народничества, бунда, революционной деятельности; их было немало среди двух миллионов эмигрировавших в Америку в конце XIX - начале XX веков.

Материалы наших авторов говорили об огромной поддержке евреями русских эмигрантов. Здесь и отзывчивость еврейского народа, и бескорыстная любовь к русской литературе и деятелям русской культуры, и физическая возможность: евреи по сравнению с русскими не чувствовали себя такими оторванными от родной почвы - предки большинства из них веками жили в Европе, это не прошло бесследно.

Переезд И.А. Бунина в Париж в 1920 г. организовала М.С.Цетлина. В парижской квартире Цетлиных устраивались приемы в его пользу. Продвижение кандидатуры Бунина на Нобелевскую премию лоббировал Александр Элиасберг (через Томаса Манна). Даже получать эту премию Бунин поехал в сопровождении еврея - Андрея Седых. Деньги на оплату произведений Бунина давал еврейский благотворитель С.С.Атран.

Марине Цветаевой материально помогали Саломея Андроникова (деньгами мужа - адвоката Александра Гальперна) и Софья Либер; в Комитете помощи русским писателям ее кандидатуру проталкивал Соломон Познер. Цветаеву печатали неохотно. Но публиковали: Марк Вишняк ("Геликон"), Марк Слоним ("Воля России"), Роман Гринберг ("Воздушные пути").

 

Помощь оказывали также политики, врачи, инженеры, преподаватели, бизнесмены и начали говорить о евреях (Михаил Осоргин): "Все большие благотворительные организации в Париже и Берлине лишь потому могут помогать нуждающимся русским эмигрантам, что собирают нужные суммы среди отзывчивого еврейства".

 

В следующих томах мы стали обращать внимание не только на гуманитариев (ведь цивилизацию строят вне зависимости от их связи с русской культурой; книги стали называться "Русское еврейство в Зарубежье". Мы сделали поразительное открытие - многие русские евреи оказывались ведущими в различных областях жизни новых стран обитания. Как писал Михаил Хейфец, наши книги показали, что это русские евреи вестернизировали Запад.

Большое место в нашей работе стали занимать выходцы из России/СССР/СНГ в Палестине/Израиле. Ведь это в основном они построили современное Государство Израиль.

Чем мы объясняем столь большое влияние русских евреев на западный мир? Расовыми особенностями? Не будем отрицать их из страха, что нас запишут в расисты. Этих особенностей по меньшей мере две: генетически выработанная приспособляемость к чужеродной среде евреев, многие века живших среди инородцев; и, вторая, - неутомимая активность, как у бескорыстных чудаков, так и у тех, кто стремился стать выше и богаче в борьбе за место под солнцем.

Не меньшую роль сыграли исторические обстоятельства.

В результате собственного духовного пути и поглощения идей и культурных ценностей Византии и Западной Европы в России возник высочайший тип духовной культуры, высокая интеллигенция, неотъемлемой частью которой стали русские евреи. Более того, "во многих случаях лучшее в русской культуре <…> сделано и делается евреями".

Вместе с миллионами евреев, выехавшими из России и СССР, Европа и Америка получили русско-еврейскую интеллектуальную элиту, оставившую и продолжающую оставлять глубокий след в западной цивилизации.

Новой ветви иудаистики - о русском еврействе в Зарубежье - уже два десятилетия. Это совершеннолетие. Значит, самостоятельная жизнь. Полагаем, что долгая.

Михаил Пархомовский, научный    
руководитель и главный редактор НИЦ     
"Русское еврейство в Зарубежье".    

 

Затем Ю.С. ознакомила присутствующих с основными вехами биографии Баруха Спинозы. Для этого мысленно перенесемся в 17-й век.

 

Бенедикт Спиноза
(рожд. Барух Спиноза, лат. Benedictus de Spinoza)
(24 ноября 1632, Амстердам - 21 февраля 1677, Гаага)

 

Барух де Спиноза родился в семье евреев сефардов, чьи предки после изгнания из Португалии осели в Амстердаме. В семье Михаэля (Габриэль Алварес) и Ханны Деборы де Спиноза было пятеро детей: Исаак, Ребекка (оба от первого брака Михаэля), Мириам, Барух и Габриэль. Мать очень рано умерла от туберкулёза - в 1638 году, когда Баруху было всего 6 лет. Отец (до его смерти в 1654) ведёт преуспевающую семейную фирму по торговле южными фруктами. Спиноза посещает начальную религиозную школу "Эц Хаим", где изучает иврит, Тору с комментариями Раши, Талмуд и другую равиннистическую литературу, а также основы еврейского богословия и риторики. Уже здесь он знакомится с трудами Аверроэса и Аристотеля в средневековой интерпретации Маймонида (1135-1204). Позднее берёт уроки латыни. Спиноза говорил на португальском, испанском, нидерландском и немного французском и итальянском языках, владел литературным ивритом; разговорным языком в семье, вероятно, был ладино. Учителями Спинозы были раввины - философ-каббалист Исаак Абоаб-да-Фонсека, Менаше бен Исраэль и Саул Мортера. Они усовершенствовали его интеллект и особенно способность аналитического доказательного рассуждения. Гёте считал, что Спиноза благодаря математической и древней раввинской культуре поднялся на вершину мышления, которая и доныне является целью всех спекулятивных устремлений.

Спиноза был знаком с трудами таких философов как Авраам ибн Эзра и Маймонид, Герсонид, а также с трактатом "Свет Господа" ("Ор Адонай") Хасдая Крескаса. Особое влияние оказала на него книга "Puerta del Cielo" ("Врата небес") каббалиста Авраама Когена Эрреры, который жил в Амстердаме и умер, когда Спиноза был совсем юным. К этим авторам необходимо добавить Леона Эбрео (то есть Иегуду Абарбанеля с его "Диалогами о любви" ("Dialoghi d' Amore"), аль-Фараби, Авиценну и Аверроэса. С. Дунин-Барковский также указывал на имеющуюся связь между "странной", как он выразился, работой Ибн Туфайля "Хайй ибн Йакзан" и концепцией Спинозы.

После смерти отца Барух и его брат Габриэль перенимают управление фирмой. Высказывания Спинозой "неортодоксальных" взглядов, его сближение с сектантами (коллегианты, течение в протестантизме) и фактический отход от иудаизма вскоре приводят к обвинению в ереси и исключению из еврейской общины (херем 1656).

Спиноза принимает имя Бенедикт (уменьшительное Бенто), продаёт свою долю в фирме брату и уезжает в пригород Амстердама Оверкерк. Однако вскоре возвращается и (пока ему ещё разрешено пребывание в Амстердаме) поступает учеником в частный колледж экс-иезуита "весёлого доктора" ван ден Эндена, где совершенствует латынь, учит греческий, философию (греческую и новую, в том числе Гоббса, Гассенди, Макиавелли, возможно, Джордано Бруно), естественные науки, обучается рисованию и шлифовке оптических стёкол (преподаёт иврит). Здесь же знакомится с трудами Рене Декарта (1596-1650), что расширит горизонт его творческой деятельности, но не повлияет на его "истинную веру" (как он высказывается о философских взглядах). Хотя Декарт и жил в Амстердаме длительное время, но, по-видимому, он и Спиноза никогда не встречались - Спиноза был тогда ещё слишком молод.

 

Бенедикт Спиноза (рожд. Барух Спиноза, лат. Benedictus de Spinoza)

 

Вокруг Бенто группируется кружок преданных ему друзей и учеников - Симон де Врис (Simon Joosten de Vries), Ярих Еллес (Jarig Jelles), Питер Баллинг (Pieter Balling), Лодевейк Мейер (Lodewijk Meyer), Ян Риувертс (Jan Rieuwertsz), фон Шуллер (von Schuller), Адриан Курбах (Adriaan Koerbagh), Йоханнес Курбах (Johannes Koerbagh), Йоханнес Бауместер (Johannes Bouwmeester) и др.

В 1660 Амстердамская синагога официально просит муниципальные власти осудить Спинозу как "угрозу благочестию и морали", и последний вынужден покинуть Амстердам, поселившись в Рейнсбурге (в то время центре коллегиантов) - деревне близ Лейдена. Шлифовка линз даёт ему доход, достаточный для жизни. Здесь он пишет "Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье", "Трактат об усовершенствовании разума", большую часть "Основ философии Декарта" и первую книгу "Этики". Время от времени к нему наведываются студенты из близлежащего Лейдена. В 1661 Спинозу посещает один из председателей Лондонского королевского научного общества Генрих Ольденбург, переписка с которым длится затем многие годы.

Бенедикт СпинозаВ июне 1663 Спиноза переезжает в Ворбюрг, близ Гааги, где знакомится с физиком и математиком Христианом Гюйгенсом, филологом Воссиусом (Vossius). В 1664 публикует в Гааге "Основы философии Декарта" (единственное сочинение, изданное под собственным именем Спинозы при его жизни) вместе с "Метафизическими размышлениями". Опубликованный анонимно в Амстердаме "Теолого-политический трактат" (1670) создаёт прочное мнение о Спинозе как атеисте. От серьёзных преследований Спинозу спасало то, что во главе государства стояли братья де Витт, благосклонно относившиеся к философу (Ян де Витт был картезианцем). Параллельно с трактатом (и во многом для него) он пишет "Еврейскую грамматику".

В мае 1670 Спиноза переезжает в Гаагу (с 1671 живёт в доме на канале Павильюнсграхт (Paviljoensgracht); сейчас этот дом носит латинское название Domus Spinozana), где остается вплоть до своей смерти. В 1673 Спиноза отказывается от приглашения пфальцского курфюрста занять кафедру философии в Гейдельбергском университете, аргументируя это боязнью потерять свободу в высказывании мыслей. В 1675 он заканчивает "Этику" - труд, который в систематизированной форме содержит все основные положения его философии, но после того как в 1672 братья де Витт "потеряли власть" (были убиты в результате государственного переворота), он не решается опубликовать его, хотя рукописные копии ходят в кругу ближайших друзей. В 1675 Спиноза знакомится с немецким математиком Э. В. фон Чирнгаусом, а в 1676 остановившийся в Гааге Г. В. Лейбниц несколько раз посетил Спинозу, и в своей переписке Лейбниц впоследствии поспешил проявить крайнюю степень негативного отношения к иудеям, насмехаясь над ярко выраженной иудейской внешностью Спинозы.

 

В воскресенье 21 февраля 1677 Спиноза умирает от туберкулёза (болезнь, которой он страдал в течение 20 лет, невольно усугубляя её вдыханием пыли при шлифовке оптических линз, курением - табак считался тогда лечебным средством), ему было всего 44 года. Тело предварительно хоронится 25 февраля и вскоре подвергается перезахоронению в общей могиле. Делается опись имущества (которое включает 161 книгу) и оно распродаётся, часть документов (в том числе, и часть переписки) уничтожается. Произведения Спинозы, в соответствии с его желанием, в том же году публикуются в Амстердаме Rieuwertsz с предисловием Еллеса без обозначения места издания и имени автора под названием B. d. S. Opera Posthuma (на латинском языке), в 1678 - в нидерландском переводе (Nagelate Schriften). В том же 1678 году все произведения Спинозы запрещаются.


Бенедикт Спиноза, Памятник Спинозе недалеко от его дома в Гааге

 

Затем слово предоставляется Ларисе Кикоиной, доклад которой "Научная религия Баруха Спинозы" прилагается.

Материал подготовила Юлия Систер   

 

НИЦ «Русское еврейство в зарубежье»


 

Страница 1 из 1
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.