English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Мероприятия в НИЦ

Научно-
исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье»

Культурный центр
Oтдела Aбсорбции

Программа
мероприятий
Культурного центра отдела абсорбции


Заседания, семинары...

 

Юбилейная конференция в институте Вейцмана 5 сентября 2018 года "Научно-исследовательский центр "Евреи России в Зарубежье и Израиле" им.М.Пархомовского, НИИ им. Хаима Вейцмана, Дом учёных и специалистов Реховота, интернет-журнал "Наука и жизнь Израиля" организовали эту конференцию в честь юбилея нашей страны. Представляя нашу статью в "Электронном научном семинаре" (22.02.2013) доктор Электрон Добрускин написал: "Представляю статью о современном явлении культуры - научно-исследовательской, издательской и просветительской деятельности Научно-исследовательского центра..."



Статьи

 

Нелегкий путь в иврит «Приехав в Израиль сложившимся писателем четверть века назад, я заявил, что если и буду продолжать писать, то только на иврите. Мне к тому времени было 40 лет, иврита я совершенно не знал. Мои друзья, репатриировавшиеся два, пять, 20 лет назад, поспешили остудить мой пыл, в один голос сказали: тот, кто приехал сюда в зрелом возрасте, не может овладеть ивритом на таком уровне, который позволит ему писать что-то длиннее и сложнее заявления в собес о пособии...»


6 февраля 2013 года члены РДУиС собрались в Бейт Оле на очередное заседание. Перед датой проведения заседания прошли важные события: мир отметил Международный день памяти жертв Холокоста и 70-летие окончания судьбоносной Сталинградской битвы. В круг моих интересов входит тема участия русских евреев во Французском Сопротивлении в годы 2-й мировой войны. Я опубликовала статьи о Тамаре Пагис, докторе Франсуа (Арон Бачкуринский и члены его семьи), Ольге (Голде) Банчик и др....

Завтра меня расстреляют Об участнице Французского Сопротивления Ольге Банчик

О Кларе Кагаловской к 90-летию

Академик Александр Наумович Фрумкин

Александр Маркович Головчинер (Рош)

Она продолжает дело отца



Наши проекты:
Проект «Дело жизни» ставит своей целью привлечь внимание научной общественности и заинтересованные организации к работе немалочисленной группы специалистов, проработавших до репатриации в Израиль не один десяток лет в различных сферах науки и...»

Проект «Путешествие по Реховоту по буквам алфавита» «...В четверг, 5 марта 2015 г., в Пурим город отметил свой 125-летний юбилей. Группа...»


----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье»

 

февраль, 2019 г.

 

Совместный семинар НИЦ «ЕРЗИ» и
Дома учёных и специалистов Реховота в институте Вейцмана


13 февраля 2019 года

 

Доктор Юлия Систер

 

13 февраля участники научного семинара в Институте Вейцмана и междисциплинарного семинара имени Карла Штивельмана в Квар-Сабе собрались в знаменитом институте на очередной семинар.

 

Повестка дня была следующей:

1. Юбилей заместителя руководителя научно-исследовательского центра «ЕРЗИ» им. М.Пархомовского Йоси Бирнбаума. Д-р Ю.Систер

2. О семинаре в Квар-Сабе, о книге «…и жар холодных числ. Книга памяти Карла Штивельмана (1931 - 2017)». Воспоминания, статьи, фотографии. (Иерусалим, 2018). Б.Штивельман, Т.Левина, М.Шарир, Д.Либман

 

В семинарской комнате собралось много людей, желающих поздравить с 70 –летним юбилеем Йоси Бирнбаума и послушать наших гостей из Квар-Сабы.

 

Я зачитала адрес в честь нашего юбиляра:

 

Заместителю генерального директора НИЦ «ЕРЗИ» ЙОСИ БИРНБАУМУ

Дорогой Йоси!

Сегодня у Вас особый день, у Вас сегодня юбилей.

Много лет пробежало с тех пор, как Вы окончили математическую школу в славном городе Черновцы, а затем физико-математический факультет Воронежского государственного университета. Математика, которая Вас увлекла со школьных лет, стала Вашей специальностью. Вы осуществили свою мечту и стали прекрасным математиком.

Стремление быть свободным человеком, вернуться на землю предков привело к отказу. Вы вошли в плеяду отказников, но всё же в конце 70-х прошлого столетия вернулись на землю праотцев, работали и сумели свои знания отдать своей стране, своему народу. Вы - очень ответственный, одарённый человек, бесконечно преданный своему долгу. Вы надёжный друг, доброжелательный человек, очень скромный и очень интересный собеседник.

Много лет Вы живёте в Реховоте, городе науки и культуры. Были среди родителей учащихся города, которые следили за порядком в нём. Много сделали для Объединения «Право общества знать».

Теперь, тоже на общественных началах, работаете в Архиве Хаима Вейцмана, выполняете там очень важную и нужную работу.

Вы так органично вошли в работу нашего Научно -исследовательского центра "ЕРЗИ", сделали интересные доклады, к написанию которых подошли очень ответственно, получили высокую оценку наших слушателей. Вы размещаете на Ютюбе материалы наших семинаров, Ваши прекрасные фотографии украшают статьи о наших конференциях и семинарах, в организации которых Вы принимаете активное участие.

Выражаю Вам благодарность от имени НИЦ «Евреи России в Зарубежье и Израиле».

Мы все поздравляем Вас с прекрасным юбилеем, желаем здоровья на многие лета, благополучия, оптимизма, удачи, больших успехов!

Пусть Вас всегда радуют Ваши родные, внуки, друзья, близкие Вам люди! Замечательное настроение и улыбки пусть всегда будут с Вами!

Генеральный директор НИЦ «ЕРЗИ»       доктор Юлия Систер

1 февраля 2019 года, Реховот

Вручила Йоси Бирнбауму Грамоту от Научно-исследовательского центра «Евреи России в Зарубежье и Израиле» за активную работу в НИЦ и в связи с юбилеем.

 

От Дома учёных и специалистов Реховота д-р Адела Розенштрах прочитала, сочинённое ею, юбилейное стихотворение:

 

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ЙОСИ

День Вашего рождения опять
Друзьям приносит радость и волненье,
Поэтому мы просим Вас принять наш скромный стих,
А с ним и поздравленье.
Вас повстречав на жизненном пути,
Нам с Вами рядом хорошо идти,
Ведь Вы добры, талантливы в квадрате:
Вы — математик, Вам компьютер — брат,
Создатель фильмов, лектор превосходный
И, восхищаясь, люди говорят: "Во всём он разбирается свободно"!
И с ними я, поверьте, заодно,
Я своего восторга не скрываю. Но среди всех достоинств выбираю
Чудесное достоинство одно: то СКРОМНОСТЬ, нам известная давно.
И этот выбор сделан неспроста, и не могли мы в этом ошибиться,
Ведь Скромность, словно жемчуга, искрится,
А вместе с нею сердца красота.

От имени Дома ученых и специалистов Реховота доктор Адела Розенштрах

1 февраля 2019 года, Реховот

 

Мы подарили Йоси книги Даниэла Клугера под аплодисменты зала. От имени ЛИТО «Римон» выступил Марк Гинзбург и подарил Альманах «Римон» № 9 и книгу «Возвращение поэта» о журналисте и поэте – фронтовике Семёне Вортмане (автор – составитель Марк Гинзбург).

 

Ещё несколько человек (Михаил и Клара Бернштейны, Эмануила Гельфон, Ирена Ефременко, Майя Кишиневсая) поздравили Йоси. Было сказано много тёплых, добрых слов о замечательном Человеке Йоси Бирнбауме, и пожеланий здоровья, творческих успехов, удачи, счастья и добра.

Не говори о нём: «Вот дед»,
     Ведь он совсем не стар,
     Ему всего лишь 30 лет…
     Не достаёт до ста.

                     Марк Каганцов

 

Юбиляр в ответном слове поблагодарил за поздравления, за добрые пожелания, высокую оценку его деятельности.

 

Фотографии Поздравления Йоси:

 

 

Фотографии д-ра Татьяны Левиной

 

* * *

Затем выступили члены междисциплинарного научного семинара Кфар- Сабы имени Карла Штивельмана, основателя и бессменного его руководителя в течение более 20 лет.

 

Доктор Борис Штивельмана начал своё выступление с поздравления с юбилеем Йоси Бирнбаума. Он сказал, что у него и юбиляра есть, по крайней мере, три точки соприкосновения: они оба родились в Черновцах, оба окончили физмат университета, оба относятся к известным семинарам Израиля. Далее последовали поздравления и добрые пожелания от Семинара.

Здесь я приведу выступления десанта из Квар-Сабы.

Дорогие коллеги!

Я не в первый раз выступаю на уважаемом семинаре Научно-исследовательского центра «ЕРЗИ» и «Дома ученых и специалистов Реховота, начну с того, что выражу благодарность д-ру Юлии Систер за приглашение. Мы представляем некое братское сообщество в Кфар-Сабе, и такой обмен сообщениями кажется мне более чем естественным.

Наше предыдущее сообщение 21 ноября прошлого года совместно с д-ром психологии Ароном Берзницким и д-ром экономики Юрием Финкельштейном «Израильский Лицей и "Умные деньги". Возможна ли промышленная революция в образовании?» было тепло встречено вашей аудиторией и опубликовано на вашем интернет сайте http://rehes.org/rus_iud/s_seminar148.html .

Тема сегодняшнего сообщения: «Междисциплинарный семинар им. Карла Штивельмана в Кфар-Сабе и презентация Книги Памяти». Нас сегодня четверо, целый десант: д-р Татьяна Левина, ученый секретарь семинара; д-р Марианна Шарир, подруга Карла; Дина Либман, редактор и ответственная за выпуск Книги Памяти; и я, д-р Борис Штивельман, директор программы Израильский Лицей. Мы подготовили четыре небольших выступления и постараемся использовать выделенное нам время с максимальной пользой.

 

1. Д-р Борис Штивельман «Семинар, который мог не родиться. Семинар, который мог умереть». Несколько слов о себе. И я, и моя жена Дина – выпускники физического факультета престижнейшего Новосибирского Университета. Я кандидат наук или, как говорят здесь, доктор физики. Переселился в Израиль в июне 1991 г. Это была совсем необычная репатриация – на попутном транспорте, через всю Европу… До этого я много лет болел этой идеей и, когда «ворота открылись», слегка потерял голову. В Израиле все годы с группой коллег в рамках компании «The Educator» и научно-педагогической ассоциации «Израильский Лицей» занимаюсь проблемами элитарного образования. Для нас это и бизнес, и амбиция, и страсть, и квинтэссенция сионизма.

 

Мой брат, Карл Штивельман, не был сионистом! Болел за Израиль, мирился с моим сионизмом – но сам им не был. Между прочим, он не был и антисоветчиком, как я, а мое погружение в религию определенно считал сдвигом по фазе, и, читая со мной Тору на иврите (мы пять раз прочли Пятикнижие!) и, восторгаясь текстом, нередко указывал мне на несуразицы. Не-левый и не-правый - мы всегда с ним голосовали за ЛИКУД, но его Семинар нередко и с интересом принимал «левомыслящих». Еврейская душа; кумир своей семьи и сам первостепенно преданный ей – в первую очередь, маме; острый и теплый ум, «всех живущих прижизненный друг»; ему и в самом деле было «внятно все – и жар холодных числ…», а отвратительно только высокомерие, презрение к собеседнику.

В 1994 году Карлу пришлось переехать в Израиль. Выхода не было, мы все уже были здесь – и Вита, и я, и тетя, и другие родные, но главное – мама, заботу о которой он не мог оставить до ее последнего вздоха. Он переехал, оставив любимых студентов и аспирантов, любимое преподавание. В Тернопольском пединституте этот профессор был обожаемым чудаком. Помню, бегу как-то, во время одного из своих приездов, по ступенькам на третий этаж, чтобы послушать его лекцию по физике для студентов. Передо мной бегут две красивые украинские студентки, и я с изумлением слышу их разговор: «Идэшь до папи Карли?» - «А як же, вин же образытся» (Пер. - Конечно, ведь он может обидеться). О его обожаемых чудачествах рассказывали легенды.

И вот он в Израиле. Мы с Диной и он с мамой живем одной семьей, в одной квартире. Ему всё, решительно всё - и все! - здесь нравится, всё интересно. Но вот прежняя академическая обстановка… «Боря, не организовать ли нам Семинар для русскоговорящей интеллигенции? Лекции, беседы, общение?» Я поднял его на смех: «Бог с тобой! Какой здесь семинар? Надо учить иврит, искать работу…». У меня уже тогда было немало педагогических проектов, и он активнейшим образом в них участвовал – преподавал, разрабатывал курсы, консультировал. Никогда не чванился, - доктор, профессор, а преподает школьникам. В иврит он влюбился сразу, вникал в него со страстью и успехи его были необыкновенными.

Но вот семинар… «Давай попробуем, что тебе стоит!» Мне стоило дорого – я был патологически занят важными, как мне тогда казалось, вещами, дышать было некогда, а тут смешная, никому не нужная Карлушина фантазия. Но отказать ему мне было невозможно - и мы попробовали. И в одном из арендованных классов нашей вечерней Школы Развития 3 июня 1994 года состоялось первое занятие. Я сразу понял, что ошибался – интерес был огромным! Первоклассная публика, выдающиеся лекторы – Карл доставал их буквально из-под земли… С тех пор, в течение уже почти 25 лет, Семинар не остановился ни разу. Не могли помешать ни тяжелые погодные условия, ни военные действия, ни сокрушительные болезни Карла. У него было море интересов, забот, но Семинар Карл считал своим главным делом и занимался им постоянно и радостно – дома и в больнице, в Израиле и за границей. Семинары проходили в классах нашей школы, в городском Ульпане, у нас дома, в матнасе.

Первые занятия проходили раз в пару месяцев; затем раз в месяц; но вот уже больше двух десятков лет - раз в неделю (по пятницам), а иной раз было и дважды в неделю! Съезжаются поклонники Семинара и Карла (многие издалека!) для участия в беседах на самые разные темы – наука, искусство, политика, религия… Семинар стал очень популярен. Для выступления записываются за несколько месяцев! Приведу шуточное стихотворение одного из наших постоянных участников, Марка Львовского:

 

Встаю с похмелья, зол и стар,
Аж тень в испуге пятится...
Но вспомнил вдруг – сегодня Карл!
Есть Карл у нас по пятницам!
Жена кричит – В такую рань!
Кричи!.. Со скоростью полёта
В кфарсабовскую глухомань
Несёт меня моя «Тойота»!
Но кто сегодня?.. Боже мой –
- Пусть Шендерович, пусть Проханов,
Пусть лекция о половой
Распущенности тараканов;
Пусть чей-то папа, чья-то мать,
Пусть заяц дедушки Мазая,
Пусть не умеющий связать
Двух слов «поэт» или «прозаик»;
Пусть консерватор, либерал,
Раввин, заезжий ксендз, пусть Биби,
Пусть Ципи Ливни, Либерман,
Пусть будет даже Ахмед Тиби –
- Любому не заказан путь...
Чей интеллект нам не доступен?

(Ах, надо б Карлу намекнуть,
Что, наконец, нам нужен Путин).
... И вот, я в зале... Пастораль...
И Карл: «Друзья, добились цели -
- У нас в гостях Натан, Приталь,
Владимир, Коэн, с ними - Цедек!»
И чудо – ровно через час
Вопросов умных и ответов
Потоком радостным из нас
Бурлит, гудит иврит «шотефет»!
И так всегда – как корм в коня –
Мы познаём в весёлом шуме
От Льва Толстого до меня,
От Лермонтова до Наума.
Любой вставай на пьедестал,
В ком сохранилась искра Божья!..
Где Штивельманы правят бал,
Жить старикам, поверьте, можно.
... И мы придём, жара ли, буря,
Или не убран скорбный скарб...
И в каждой пятнице пребудет
Тебе благословенье, Карл.

 

                                         05-06.01.2011

 

Семинар может похвастаться громкими именами лекторов и участников из Израиля и из-за рубежа. Семинар стал значимым явлением израильской культурной жизни. У него появилось и зарубежное ответвление: дочь Карла, работник хай-тека, поэтесса и эссеист Вита Штивельман ведет обширную и регулярную культурную программу Et Cetera в Торонто, называя ее филиалом Кфар-Сабского Cеминара.

А я нередко и с философской печалью возвращаюсь к далекому 1994-му году, когда я вполне мог не дать Cеминару родиться…

*****

Расскажу еще об одной своей вине – как я мог стать причиной смерти нашего Семинара. Много последних лет Карл тяжело болел, а иногда и умирал. Но мир не видел, думаю, такого радостного больного. Уже совсем погибая, в больнице Мэир во время обхода был спрошен врачом: «Как дела?», на что ответить смог только удивительной своей улыбкой, говорить он уже не мог – и показал большой палец: «Превосходно!». Как уже было сказано, он ни на минуту не оставлял Семинар своей заботой – планировал, звонил участникам и лекторам, вербовал, по его выражению, новеньких. Не могу забыть, как на сеансе диализа, в тяжелом состоянии, он с увлечением рассказывал красивой медсестричке о следующей лекции и приглашал – нет, настаивал! – чтобы она пришла.

Одной из постоянных наших тем был, понятно, Семинар – но после его конца. Карл любил жить и любил жизнь во всех ее проявлениях, ему вкусно было есть, сладко спать, немыслимое наслаждение - общаться. Но о смерти говорил легко. Он позаботился обо всем – кому достанутся бумаги, кому книги; кто позаботится о Марианне, а кто о Вите. Вот только с Семинаром была незадача. Десятки раз он возвращался к этой теме: что будет с Семинаром. «Я понимаю, что ты – и твои дети - заняты.» О, да! Я, по-прежнему, был постыдно, патологически занят. «Но есть ведь и другие решения, мальчик».

(Одно из его чудачеств: меня, старого дядьку (и не только меня, были и постарше!) он называл по-русски «мальчик» или на идиш: «ингалэ»; а многих милых ему (и совсем не юных) дам «девочка - мэйдалэ». Помнится, в молодости я готов его был убить за это название).

«Но есть ведь и другие решения, мальчик. Скажем, Совет Семинара. У Семинара много поклонников, преданных участников. Верно, многие поумирали. Но многие еще живы, полны сил и энтузиазма, навыков и любви. Таня, Лена, Гриша, Саша, Арон, Фрида; есть новый замечательный человек, Борис…». У него все были замечательные. Я отвечал ему с твердостью, право же и увы, заслуживающей лучшего применения: «Карл, это невозможно!». Невозможно, ты неповторим, Семинар умрет вместе с тобой – оставив о себе славную память. Рассказывал о болгарском зеленщике в Бат-Яме, к которому ездили «болгары» со всей страны; но зеленщик умер и лавка умерла, хотя он отдал ее в достойные руки. Карла это не устраивало, он предлагал новые и новые варианты. Я же стоял на своем: «Это невозможно!»

На этот раз со мной расправились похороны. Не раз и не два выступавшие на похоронах Карла 24 августа 2017 года твердили: «Семинар не должен умереть!». Выступавших не интересовала моя логика и история про болгарского зеленщика – они знали, что это не должно произойти.

И это не произошло! Учебный год Семинара начался вовремя - 13.10.17. На первом же занятии был избран Совет Семинара – «семеро достойных». И корабль Семинар пустился в дальнейший путь – без своего капитана.

Оглядываясь на прошедшие с этого момента полтора года, я констатирую с трепетом: Семинар жив! Он не потерял в качестве! Я был не прав!

-------------------- ***** --------------------

2. Д-р Татьяна Левина «Семинар живет и здравствует»

О себе: окончила Московский институт электронного машиностроения, вся последующая работа, в том числе и квалификационная, была связана с технической кибернетикой, теорией случайных процессов, обработкой изображений, созданием автоматических систем выпуска печатных изданий, цифровой полиграфией. В Израиле с 2008 года, здесь занимаюсь русским языком, редакторской работой.

 

Теперь о Семинаре. В июне этого, 2019 года, исполнится 25 лет функционированию Семинара, вполне успешному действу, которое за эти 25 лет ни разу не прерывалось ни под напором природных бурь, ни по другим внешним или внутренним причинам. Постоянный участник Семинара, поэт Наум Басовский посвятил семинару и его руководителю не одно стихотворение, его две строфы из множества очень точно характеризуют Семинар:

Сколько слышано историй,
выданных не впопыхах,
об Израиле и Торе,
о науках и стихах,
сколько было споров острых,
сколько было славных лиц!..
Семинар – как некий остров
в океане без границ,
где полно лихих моментов
в недрах чтенья и письма,
где приют интеллигентов,
любознательных весьма.

 

А девизом работы Семинара вполне можно было бы поставить одну из строф Александра Блока из его поэмы «Скифы», продолжив заголовок Книги Памяти Карла Штивельмана:

 

...Мы любим всё – и жар холодных числ,

И дар божественных видений,

Нам внятно всё – и острый гальский смысл,

И сумрачный германский гений...»

 

И в подтверждение этого перед семинарцами продолжают выступать ученые и деятели науки и культуры самых разных направлений, высказывание некоторых я хочу привести. Доктор мед. наук, профессор Иосиф Фейгенберг: «Долголетие Вашего нестареющего семинара – явление очень радостное и значимое. Это свидетельство огромной полезности семинара для его участников – людей, которым есть что рассказать и которым интересно услышать рассказы своих товарищей по семинару. Заседания семинара не только позволяют узнать что-то новое и интересное, но и стимулируют собственную мысль – и докладчика и участников обсуждения...». Писатель Григорий Канович тоже отмечает «долголетие такого культурно-просветительского очага - редкость на сильно обедневшей в духовном смысле русскоязычной улице Израиля, очага, лишенного какой бы то ни было финансовой поддержки государства и существующего только благодаря тому, что принято высокопарно называть коллективным подвижничеством». Писатель, публицист Игорь Бяльский называет Семинар «уникальным», а профессор Евгений Романович Плоткин, неоднократно выступая на Семинаре, называл его «значительным событием в жизни нашей алии», его участников именовал «замечательной паствой». Доктор Лина Гарбер - «Плодоносное дерево, посаженное проф. К. Штивельманом в далеких 90-х, дает свои свежие побеги», а д-р Моше Кенигштейн называл Семинар «Клубом научной интеллигенции».

За последние полтора года после ухода его основателя к сегодняшнему дню всего состоялось ровно 50 семинаров разной тематики – политология, история, религия, медицина конвенциональная и альтернативная, литература и живопись, поэзия, издательское дело, песенная советская культура, русская история, изотерика и социология, история техники и математики, история физики, достижения астрофизики, театр Израиля, музыка, психология. Перечисленные темы, охваченные Семинаром за полтора года, показывают широту интересов его участников, заинтересованность серьезных специалистов в умной и неравнодушной аудитории и трибуне, которую предоставляет Семинар.

Руководит сейчас, как уже говорилось, всей организационной работой, и руководит довольно успешно, Совет семинара из семи человек – это физик и организатор образования Борис Штивельман, медик-гематолог и поэт Борис Шенкман, врач и поэт Александр Гофельд, физик и художник Фрида Лагранская, музыковед Павел Юхвидин, программист Елена Левина, редактор Татьяна Левина. В таком профессиональном разнообразии Совета, я уверена, и кроется успешная работа Семинара, - элемент конкуренции тем и лекторов – благо для планирования заседаний.

И надо отметить заслуженную благожелательность и даже заинтересованность кураторов общественных мероприятий от Мэрии Города, руководства клуба им.Эли Коэна.

Когда я свела статистику наших тематических заседаний в единый график, получилась ломаная линия, похожая, как отмечают многие, на кардиограмму, где пики интереса к теме или личности лектора, перемежаются с их падением. Это дает членам Совета хорошую почву для размышления над тем, какие направлений науки и культуры интересуют слушателей, и кого повторно приглашать на слушания.

Есть у Семинара и недостатки – нет «чистой» науки, средний возраст участников 65 лет, - очень мало молодежи и людей среднего возраста. Сейчас мы работаем над пакетом имиджевого стиля Семинара с целью привлечь более широкую аудиторию города и страны!

А закончить свое выступление я хочу словами (одной строфой из трех) песни, которую сочинили участники Семинара под руководством поэта-песенника Виктора Гина, бывшего жителя города Кфар-Саба и постоянного участника Семинара, сочиненной пять лет назад, в дни двадцатилетнего юбилея Семинара.

 

                                                 НАМ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

Песня на мотив танго 1910г. "El Choclo" Анхеля Вилольдо,
получившей распространение в виде песни
"На Дерибасовской открылася пивная".


Обычно в пятницу – не поздно и не рано –
Мы собираемся у Карла Штивельмана,
Где каждый раз необычайно интересно
И очень лестно, что приходят в гости к нам
Профессора, изобретатели, поэты
И всевозможнейших наук авторитеты,
Нам открывают они тут свои секреты,
А мы, довольные, уходим по домам...

-------------------- ***** --------------------

3. Составитель Книги памяти Дина Либман

Добрый вечер! Я дочка Бориса Штивельмана и племянница Карлуши. Я не знаю, почему все называют его Карлом. Ведь для нас он всегда был и навсегда останется Карлушей. Когда папа попросил меня принять участие в этом семинаре в Институте им. Вейцмана - я обрадовалась. Я люблю говорить про Карлушу и про всё, что с ним связано…

Для начала скажу пару слов о себе, но поверьте, это всё равно будет о нём. В Израиле я уже почти 30 лет. 20 из них я работала в Хай-теке, сначала рядовым тестером компьютерных программ, потом начальником групп тестеров. Несколько лет назад я решила уйти из Хай-тека и заняться делом, которое очень люблю, и вот уже несколько лет я личный и бизнес-тренер. Коучер. Моя задача помогать человеку продвигаться к целям, строить программу успеха, определять действия, которые его приведут к этому самому успеху, и всё это применяется в различных сферах жизни - личной, деловой, профессиональной и др.

Коучер должен уметь выслушать человека, многое в этой работе основано на доверии. Коучер не должен предлагать клиенту готовых решений, это было бы просто и скучно. Коучер выслушивает, задаёт вопросы, и потихонечку вместе с клиентом продвигается к определению действий, которые нужно предпринять, чтобы достичь поставленных целей и задач.

Почему я так подробно остановилась на этом, спросите вы. А вот почему. Карлуша, не имея никакого специального образования и знаний в этой области, совершенно интуитивно в беседе с человеком продвигался, задавая ему вопросы. Никогда не навязывал своих мнений, всегда выслушивал, помнил всё, что ему говорил собеседник.

Я очень любила говорить с ним. Всегда с улыбкой, вниманием, пониманием, искренней заинтересованностью - Карлуша всегда был замечательным собеседником.

Последние годы были для него трудными, но интерес к жизни и к людям не оставлял его практически до самого конца. Его болезнь, особенно в последние полгода, была очень тяжёлой. Он уходил мучительно и для себя и для родных...

Когда Карлуша умер и я услышала о решении выпустить Книгу памяти, первой реакций моей было - нет, не смогу, слова из себя не выдавлю... Горе было таким сильным, стояло комом в горле... Потом мне удалось написать маленькую статью в книжку... А потом папа (которого я слушаюсь по сей день, несмотря на то, что уже взрослая), сказал: Таня Левина и Марианна уже собрали и проверили много статей. Теперь возьми на себя всё остальное. Я согласилась, но, честно говоря, была в ужасе. Я никогда не делала ничего подобного, даже стенгазету в школе не издавала. Опыта нет, к кому обращаться не знаю.

Начала я свою работу с прочтения всех имеющихся в наличии статей. В первый же день, прочитав несколько из них, я плакала. На второй день, пообещав себе не плакать, я опять читала и плакала. И так несколько дней. В какой-то момент мне всё же удалось начать работать.

С книгой у меня связано несколько мистических моментов. Например, обложка мне приснилась. Или привиделась, уже не помню. В виде вороха писем. Ведь Карлуша был человеком письма. В доме бабушки и дедушки, в Карлушином доме на Украине, в доме Карлуши и моих родителей здесь, в Израиле, сотни писем. Если я закрываю глаза, то Карлушин почерк я вижу перед глазами яснее, чем свой. Ведь я в основном печатаю или пишу на иврите, а не по-русски. Так вот, ворох писем на обложке мне привиделся, и когда я рассказала об этом папе и Виточке, дочке Карлуши - им идея показалась хорошей. Но когда я стала это осуществлять - получилось, что Карлушины письма выставлены на обложке напоказ. А когда я решила сделать их более размытыми, чтобы невозможно было различить, о чём написано, обложка получилась бледной. В следующем сне или полусне была обложка из вороха фотографий. И это получилось хорошо, по крайней мере по нашему мнению.

Потом мы вдруг поняли (мы - это я, мой папа и Виточка), что у нас есть Послесловие, но вот Предисловия никто не написал. И тогда мой папа, которого, как вы помните, я слушаюсь, сказал: напиши ты, Диночка. Скажу честно, я струсила. Одно дело написать рассказик в числе других рассказиков, а другое дело - Предисловие. Оно ведь открывает книгу. И я так много думала об этом, что опять-таки - оно мне привиделось. Ну просто каким-то Менделеевым я тут выгляжу, которому, по рассказам, приснилась его таблица.

Но всё это правда. Ведь когда очень много и напряжённо думаешь о чём-то - оно проникает в тебя, становится частью тебя, твоими снами, мыслями, картинками в голове... И вот сейчас, чтобы закончить свой небольшой рассказ, я хотела бы прочитать это самое Предисловие вам.

 

Для чего мы пишем воспоминания?..

Наверное, чтобы сохранить память о родном человеке, который долгое время был рядом, а потом его не стало, но мы не готовы еще смириться с этим, еще не осознали, не поняли до конца… и в этих воспоминаниях мы пытаемся вернуть ту жизнь, которая была до… сказать то, что не успели сказать до… до-любить, до-вспоминать...

Наши не очень складные строки полны любви, благодарности, сожаления, воспоминаний, скорби и опять любви. Мы хотим, чтобы слова наши прорезали облака и попали туда, высоко и далеко, где отныне и навсегда поселился наш родной человек.

Когда мы пишем книгу памяти, мы как будто выстраиваем новую систему отношений с ушедшим родным: вот — ты, вот — я, если смотреть глобально — то ничего не изменилось, кроме расстояния между нами. Расстояние стало непреодолимым, но чувства остались теми же. Я, как и прежде, люблю тебя, бесконечно уважаю, помню о тебе всегда и безмерно скучаю.

Всё то время, что я работала с Книгой, я думала о том, что сказал бы Карлуша, представляла, как зачитываю ему различные статьи, видела перед собой его лицо — доброе, немножко насмешливое, понимающее.

Всё это время я как будто провела с ним. И было мне хорошо.

-------------------- ***** --------------------

4. Марианна Шарир, подруга Карла Штивельмана.

 

О себе. Родилась я в Сибири, где мама была в эвакуации, вернулись в 1947 г. в разбомбленный Ленинград, где я и выросла. После окончания школы из-за пятого пункта сразу не приняли в Институт, и два года я работала электромонтёром на заводе, рабочим, и, наконец, санитаркой в Приёмном Покое больницы им. Ф.Ф. Эрисмана (которая была клинической базой Первого медицинского института). Окончила 1-ый Ленинградский Медицинский Институт и интернатуру, после которой три года отработала в глухой русской деревне на реке Свирь. Вернувшись в Ленинград, проработала год на станции Скорой помощи, через год меня приняли в больницу, где я около семи лет работала ординатором терапевтического отделения. В это время в Ленинграде процветал антисемитизм. И в сентябре 1977 года я эмигрировала в Израиль вместе с семидесятилетней мамой и сыном, которому было 2 года 8 месяцев, и тут проработала почти 35 лет семейным врачом.

Мне хочется сказать, что, будучи близкими людьми, и, ведя ежедневные долгие беседы, мы с Карлом жили в совершенно противоположных временных режимах. Карл был очень ярким жаворонком, рано засыпал, просыпался в 4-5 часов утра, это были самые лучшие часы дня, часы его оптимальной ясности, бодрости, творчества.

Я - такая же ярко выраженная сова, у меня лучшие часы - ночные: размышления, чтение, письма друзьям, какая-то литературная работа. Нередко засыпаю во второй половине ночи, под утро. Поэтому, когда вставать нужно рано утром, это бывает нелегко. Иногда я говорила Карлу - очень хочется попасть завтра на твой интересный семинар, и вот эта проблема - как встать. Он отвечал очень симпатично: "Тебе совсем не нужно вставать, спи, ради Бога, я приду к тебе после семинара, расскажу, как всё было. Я расскажу тебе всего Гамлета".

Из-за этой непростой ситуации у меня возникли шуточные стихи:

 

Нет ничего печальнее на свете Совы,

встающей на рассвете

И, в несусветный утра жар,

С волнением спешащей,

Куда б вы думали -

В бассейн, на рынок, на пожар?

Да нет, - есть в сердце тайный жар:

Её манит наш Чудный Семинар!

2011-2012 год

 

(Прим.: Стихи Марианны Шарир, посвящённые Карлу про Сову были написаны в 2011 - 2012 году, т.е при жизни Карла. В книге (стр. 17) они ошибочно датированы 14.01.2018, т.е. через  год после его кончины. Марианна просит всех, у кого есть Книга памяти, исправить эту досадную ошибку. Спасибо!)

-------------------- ***** --------------------

Выступления наших гостей были интересны, вызвали много вопросов. Видео О Карле Штивельмане и его семинаре Йоси Бирнбаума смотрите по адресу https://www.youtube.com/watch?time_continue=399&v=eEseQvNV-g8

 

Желающие получили Книгу памяти.

 

 

  

Обложка книги, фотографии Татьяны Левиной

 

*****

 

Тут уместно привести слова доктора Михаила Трестмана.

 

Я работал вместе с Карлом Штивельманом в Государственном институте прикладной оптики в г. Казани. Карл работал в отделе, который был ориентирован на выращивание материалов для приемников инфракрасного излучения. Сотрудниками этого отдела были в основном выпускники физического и химического факультетов Казанского госуниверситета. Частенько можно было увидеть Карла, расхаживающего по коридору с молодым сотрудником и обсуждающим научную проблему. Он всегда был доброжелателен и приветлив. Его дочь и мой сын были ровесниками, мы жили в одном микрорайоне. Жена Карла и моя жена работали врачами в одной больнице. Они были знакомы в Казани и поддерживали контакт здесь в Израиле. О Карле было известно, что он обожал свою дочь и приобретал книги, как только была малейшая возможность. Во время его последнего визита в Казань он пригласил в ресторан всех здравствовавших бывших коллег, чтобы пообщаться с ними. Когда в Казани узнали о выходе в свет книги о Карле, то ко мне обратились с просьбой навести справки у родственников о возможности приобретения этой книги. Согласие от родственников получено. Книги уже у меня. Скоро переправим их в Казань.

 

Фотографии Йоси Бирнбаума:

 

    

             Борис Штивельман             фото группы из Квар-Сабы

 

      

Дина Либман

 

 

Марианна Шарир

 

    

 

д-р Татьяна Левина                Михаил Трестман

 

     


Обсудить на форуме

 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.