English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Мероприятия в НИЦ

Научно-
исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье»

Культурный центр
Oтдела Aбсорбции

Программа
мероприятий
Культурного центра отдела абсорбции


Заседания, семинары...

 

Юбилейная конференция в институте Вейцмана 5 сентября 2018 года "Научно-исследовательский центр "Евреи России в Зарубежье и Израиле" им.М.Пархомовского, НИИ им. Хаима Вейцмана, Дом учёных и специалистов Реховота, интернет-журнал "Наука и жизнь Израиля" организовали эту конференцию в честь юбилея нашей страны. Представляя нашу статью в..."



Статьи

 

Нелегкий путь в иврит «Приехав в Израиль сложившимся писателем четверть века назад, я заявил, что если и буду продолжать писать, то только на иврите. Мне к тому времени было 40 лет, иврита я совершенно не знал. Мои друзья...»


----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье»

 

май, 2019 г.

 

Совместное заседание НИЦ «ЕРЗИ» и
Дома учёных и специалистов Реховота в НИИ имени Вейцмана


29 апреля 2019 года

 

В Институте Вейцмана в Реховоте состоялся творческий вечер, посвящённый поэту и художнику Алле Липницкой. Заседание вызвало интерес. Повестка заседания была следующей:

Выступление поэта и художника Аллы Липницкой (Ришон ле-Цион).

Выступление историка и литературоведа Бориса Щедринского (Москва).

Ведущая вечера д-р Юлия Систер

 

Алла Липницкая – поэт, художник, лауреат премии Давида Самойлова (Израиль, 2014 г.). Её стихи вошли в «Антологию русского верлибра» (М.: Изд-во «Прометей», 1991) и в антологию «Украина: Русская поэзия. XX век» (Киев. Изд-во «Юг», 2007). Родилась в 1949 году в Украине (г. Сумы)

 

Стихи Алла начала публиковать в 1965 году, будучи ещё школьницей. Много лет проработала в Сумском художественном музее, где занималась искусством Дальнего Востока.

 

В 1991 г. в Сумах на средства автора выходит первый поэтический сборник – «Мы только путники». В этот же год был создан первый большемерный картон в технике гуаши – «Тело в реке жизни» (ранее были лишь небольшого размера наброски). За год А. Липницкая выполнила более 300 гуашей.

 

В конце 1992 г. в Киеве состоялась ее первая художественная выставка. Одновременно был подготовлен к печати новый поэтический сборник – «Белая сирень», включающий в себя и опыты прозы.

В начале 1993 г., продолжая работать в технике гуаши, Алла начала осваивать масляную живопись на холсте, создав за полгода (кроме новых гуашей) несколько десятков холстов.

 

С 1995 года живёт в Израиле. В Украине и Израиле состоялись одиннадцать персональных выставок её работ, она также участница групповых выставок. Работы Аллы Липницкой находятся в Сумском художественном музее, в Доме русского зарубежья им. А.И. Солженицына, в Доме-музее Марины Цветаевой в Москве и в частных коллекциях разных стран

По живописи Липницкой в 2009 г. поставлен спектакль в Челябинском театре современного танца.

 

Алла Липницкая – автор семи поэтических сборников, изданных в Украине, России, Израиле. Пишет прозу. Многие стихи Аллы положены на музыку.

Историк и литературовед из Москвы Борис Щедринский хорошо знает творчество нашего юбиляра.

 

Борис Щедринский - историк, литературовед. Много лет был сотрудником музеев Москвы и Подмосковья.

Под его научной редакцией выпущены четыре научных сборника в государственном Музее - Усадьбе Архангельское. Принимал участие в создании трехтомной "Летописи жизни и творчества Тютчева".

В составе группы исследователей подготовил к изданию "Воспоминания" Сергея Павловича Шипова, видного военного и политического деятеля России первой половины 19 века.

Сейчас им подготовлен к печати том биобиблиографического словаря декабристоведов.

Живет в Москве. Основная работа - редактирование научных изданий по истории и литературоведению.

 

Борис своё выступление начал с рассказа о Константине Кикоине, который работал и в Институте Вейцмана.

Мало кто из окружения Константина (физики), в том числе и Владимир Грибков – председатель Московского физического общества, в работе которого Константин Кикоин принимал живейшее участие, знали о том, что он пишет стихи, и как мы теперь знаем, был профессиональным поэтом.

 

К. Кикоин работал в Журнале экспериментальной и теоретической физики Московского физического общества.

Как известно, Константин был членом редакционного совета и выступал против того, чтобы, по крайней мере, в течение 5 лет редакторы помещали в нём свои статьи. И это, действительно, неукоснительно выполнялось,

Константин был категорически против коммерциализации науки.

Журнал, если кто его помнит и обращал на это внимание, выходил без какой-либо рекламы.

 

История с избранием президента Общероссийского физического общества:

Костин руководитель ‒ Юрий Моисеевич Каган, который, если бы был избран, стал бы действующим президентом. Выбран был Сергей Петрович Капица, при котором Общество так и не получило достойного его признания.

 

Встреча Константина и Владимира Грибкова в Триесте. КОСТЯ получил предложение из Москвы возглавить Институт твёрдого тела в Курчатовском центре. Он отказался из-за Михаила Кавальчука, вставшего во главе центра.

 

Затем Борис Щедринский представил книгу Аллы Липницкой «ЗЕЛЁНЫЙ ШАРФ» и книгу «ОСТАТЬСЯ САМИМ СОБОЙ» (письма Д. Самойлова АЛЛЕ ЛИПНИЦКОЙ)

Самойлов о поэзии Аллы:

Поэт – не отдельное дерево. Он – дерево в лесу, он должен продираться сквозь толпу себе подобных вверх, тем укрепляясь и отстаивая свою индивидуальность, тем и походя на своих собратьев, что смогло отстоять себя, включиться в «процесс» леса и остаться самим собой. Вы – отдельное дерево. Оттого и растете вкривь и вкось. Только гению под силу эту кривизну превратить в нечто обязательное…

 

В 2010 г. Борис познакомился с Аллой в Русской библиотеке Иерусалима; он представлял «Летопись жизни и творчества Ф.И. Тютчева»

Получил от Аллы её книгу, кстати, тоже изданную в Москве «Если бы облака были бессмертны» 2009 г. Читал уже в самолёте и с первых строк стихотворений понял, с каким замечательным самобытном поэтом имею дело;

 

Есть место на земле,
Где мир устроен страшно, безысходно.
Подчас мне кажется, оно – во мне,
Подчас – перемещается свободно.

Есть место в облаках,
Наполненное мудростью, покоем...
Подчас мне кажется, что всё у нас в руках,
Но связанных с рожденья за спиною.

 

В 2011-2014 гг. у Аллы вечера поэзии и выставки прошли в Москве (Государственный литературный музей, Дом русского зарубежья им. А.И. Солженицына, Музей Марины Цветаевой) и в музее-усадьбе Архангельском и Мураново.

В 2017 г. была задумана юбилейная книга Аллы.

В 2018 г. – весь год велась работа по сбору материала и издании сборника «Зелёный шарф»

 

О ПОЭЗИИ АЛЛЫ

 

I. ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРАДИЦИЙ РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ

 

1. Прежде всего Алла – поэт-продолжатель традиций русской классической поэзии. Своими учителями она называет двух прекрасных поэтов: Арсения Тарковского и Давида Самойлова, который напутствовал молодую поэтессу. В тоже время её поэзия современна по форме и содержанию.

 

Освободись от времени, от места,
Купи себе зелёный длинный шарф!
Пускай к груди прильнёт легко и тесно,
Как к дому полыхающий пожар.
В пожаре всё сгорит – и будет больно
Бродить среди обугленных углов,

Но новизна чернеющая вольно
Затопит светом твой сгоревший кров
Твой длинный шарф, зелёный и воздушный,
Взовьётся над печалью пепелищ.
Купи скорей! И станешь равнодушней,
И, может быть, от света устоишь.

 

2. Физическое и метафизическое в поэзии Аллы Липницкой

Особенность поэзии Аллы видеть в окружающем её мире малое и большое, земное и горнее.

Арсений Тарковский: «Я человек, я посредине мира / За мною мириады инфузорий / Передо мною миллиарды звёзд…».

Экзистенциальные мотивы Аллиной поэзии.

 

Рождённому в плену своей эпохи
Не так уж много видеть суждено:
Её неоднозначное кино,
Любви полов неистовые вздохи,
Высоких звёзд сияющие крохи,
Колодца жизни высохшее дно.

И климата смертельные причуды.
И поцелуй любимого Иуды.
Детей безвинных равные права
С молочными и шаткими зубами.
И лозунг, как дракон, над головами:
«Жизнь вдохновенна и всегда права».

 

3. Главное – человек.

Человек в поэзии Аллы. И особенно отношение между человеком и человеком. Высшее проявление этого – любовь, чем и наполнена вся поэзия Аллы Липницкой.

 

II. ТЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ ПОЭЗИЕЙ И ЖИВОПИСЬЮ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

 

В поэзии Аллы звучат и темы, связанные с её увлечением поэзией и живописью Дальнего Востока, что и не удивительно, зная, сколько лет она проработала в отделе Востока Сумского художественного музея в Украине.

Стихотворения: «По представленью сидя / На лужайке в мае», «Японское счастье» и «Цветенье – в утешенье человеку»;

Триптихи: «КИТАЙСКИЙ ВЕЕР» и «ТАНЕЦ»;

Диптих «РЕМЁСЛА»

 

Откройся, веер! Там китайский домик
На жёлтой плоскости слоновой кости,
И мудрый путник из старинных хроник
Сойдёт с мостков ‒ пусть ненадолго ‒ в гости.

Он мне расскажет древнее преданье,
Подарит лотос, плавающий в чаше,

Круг совершив, прервет свиданье наше,
Такое утончённое свиданье.

Его спокойно отпущу в долину,
В рисунок, выходящий из-под горки,
В дороги стебель розовато-длинный...
Захлопну веер. И поглажу створки.

 

III. «ДВУХ ОТЕЧЕСТВ ПРЕКРАСНАЯ НЕСОВМЕСТИМОСТЬ…»

 

1. «Двух Отечеств прекрасная несовместимость / В сердце моём уместилась…»

Знание трёх языков: украинской мовы, русского языка, а после переезда в Израиль – иврита.

 

Жизнь моя прошла во время оно
Утром коронованным и ранним
В царствие китайского пиона
В украинских зарослях герани.
Было много в этой жизни риска:
Светом поражённая веранда,
Шумные пожары тамариска,
Наводненья веток олеандра.
И сейчас ещё среди пустыни
Задыхаюсь в мировой сирени,
И на лепестках лиловых стынет
Запах золотых стихотворений.

Я в музеи долго не ходила –
Больше по пескам вокруг морей,

Даже красок золото забыла,
В золото войдя сухих полей.

Потеряла Врубеля с Рублёвым
Из виду – у неба на виду,
Переворошив в сознанье новом
Прежнюю и радость, и беду.

А потом, когда вернулась в залы,
Близко к тем полотнам подошла,
Вспомнила эйлатские кораллы
И пустынь закатные опалы,
Светом переполнилась душа,
Светом общим – и большим, и малым.

 

Поэты, мы знаем, иногда меняют место жительство и даже переходят на другой язык. Бывает, что от этого многое меняется в их творчестве. Поэтический язык Аллы, мне кажется, только стал ещё лучше, образнее.

И всё же, когда сейчас книга перед нами, ужасно жалко, что многие замечательные стихотворения в неё не попали:

 

Из прошлой поэзии

 

На глиняном полу мне чудится Баженов,
В паркетных залах – шумный Кошевой,
Смешенье стилей страшно и блаженно
Моей играет буйной головой.
А потому раскованно и храбро

С любым народом и в любых мирах
Стою смиренно в затенённых храмах,
Под солнцем мчусь на диких лошадях.
Молюсь, не верю, плачу, проклинаю

 

Из сегодняшней поэзии

 

Земля одиноких, поэтов-разинь,
Воров и убийц, добряков и учёных, ‒
Над тайной рожденья завесу раздвинь,
Над замыслом сил и небесных, и чёрных.
В пытливых умах, в перестуке сердец
Мелькнёт хоть когда-то подобье ответа?

Открой же, Земля, ну открой, наконец,
Источники тьмы и Вселенского света!
Зачем, почему ‒ унесу я с собой
Бессмысленных слов шевелящийся ворох.
И только морской монотонный прибой
Намочит песка пересушенный порох.

 

V. О книге «ОСТАТЬСЯ САМИМ СОБОЙ» (письма Д. Самойлова АЛЛЕ ЛИПНИЦКОЙ)

 

1980-1988 гг. – переписка Аллы с Давидом Самойловым

2017 г. ‒ передача Аллой писем к ней Д. Самойлова в московский музей Марины Цветаевой;

2018 г. редакционная работа в архиве музея над массивом писем;

2018 (конец)- 2019 г. (начало) ‒ подготовка к изданию и издание книги в издательстве Филобиблон (Иерусалим, 2019).

 

Затем выступила Алла Липницкая, она читала свои стихи, рассказывала некоторые моменты, связанные с их написанием, а на экране шёл показ её замечательных картин. Талантливые произведения дополняли друг друга, это усиливало эффект восприятия, появилось чувство радости от встречи с настоящим творчеством.

 

В своем выступлении Алла Липницкая рассказала о главных темах своей поэзии, об основных направлениях живописи, о том, как стала художником, какие изменения произошли с ее стихами и картинами после переезда в Израиль в 1995 году. Тема "двух Отечеств и больше" прозвучала на вечере во многих стихах.

Слушатели смогли познакомиться со стихотворениями автора раннего периода, в которых образы украинской природы соседствуют с образами мировой культуры. Известна любовь Аллы к искусству Дальнего Востока. И это тоже нашло отражение в ее стихах, некоторые из которых переведены на китайский язык профессором литературоведом-руссистом из Тяньцзиня Гу Юем.

Природа, любовь, основные вопросы бытия... С годами поэзия Аллы наполнилась новым смыслом, трагические перипетии судьбы сошлись с осознанием величия и красоты жизни, неразрывной связи жизни и смерти, метафизика ее стихотворений вышла на новый уровень сплетения материального и духовного начал в человеке. Ее слово стало более свободным, глубоким, гибким.

 

Автор рассказала о длительной работе с Борисом Щедринским над книгами "Зелёный шарф". Избранное. Москва, 2019 г. и "Остаться самим собой..." Письма Давида Самойлова к Алле Липницкой (издательство "Филобиблон", 2019, Иерусалим).

Особое место в выступлении Аллы Липницкой занял рассказ о её совместной с Константином Кикоиным работе над книгой стихов и прозы "Камень с Фудзиямы". Она прочитала "Стихи для Жени", посвященные памяти замечательного ученого и поэта (Женя его родная сестра).

 

Чтение стихов, рассказ Аллы Липницкой сопровождались показом на большом экране видеоряда её живописных работ разного периода. О своей живописи Алла написала следующий текст:

 

Если вспомнить самый яркий признак фовизма – «цвет» и «цель», которую они [фовисты] себе ставили – счастье, то я жила среди них. Но я помню так же, как где-то в давно прошедших временах внимательно следила за точными движениями кисти моего китайского учителя и как пыталась передать на бумаге удары собственного сердца. И, хотя я не училась живописи в учебном заведении, но я столько времени общалась с художниками, так много бывала в музеях, там, в прошлой жизни, что фактура живописи, скульптуры, всего, что называется изобразительным декоративным искусством, стала казаться мне фактурой земли, неба, деревьев. И наоборот.

Я научилась (или жизнь так распорядилась) совершенно свободно перемещаться во времени и пространстве, путая даты и места, я забыла обо всём, кроме множественности пространства, пронизанного музыкой, цветом и светом, я позволила себе жить в раю, сотворённом собственными руками посреди тягот и убожества трёхмерной жизни.

Я повсюду встречаю людей глухих и слепых к моим откровениям, а также тех, кто открыт им больше, чем я сама.

 

Стихи Аллы Липницкой, прозвучавшие на вечере:

 

На кирпичных карнизах больницы
В голубином помёте, ворча,
Беспокойные, толстые птицы,
Как нависшие комья, торчат.
Чистят клювы, дерутся безбожно,
Совершая недальний полёт
Над мужчиной, что так осторожно,
На костыль опираясь, идёт,
И над девочкой в синем халате,
Что вот-вот улетит и сама,
И над кем-то в больничной палате,
Кто в прозрении сходит с ума.

1980

Солнце по дороге в Иерусалим

На свете все неповторимо!
И повторяется опять.
Дорога к Иерусалиму
Ведет вдоль времени и вспять.
И даль кольнет на повороте,
И щель в стене раздастся вширь.
В одном обличье как живете,
Слепец и он же – поводырь?
Молчат обзоры круговые,
Молчит дорога-серпантин,
Цветы, деревья, сны любые
И каждый здравый гражданин –
Никто не хочет в том признаться
На фоне светлых мест и гор,
Как трудно к небу подниматься,
Когда огонь горит в упор.

(Середина 1990-х)

* * *

Как капля на морозе, стынет слово,
И текст растет, как замок ледяной,
Со мной побудет и растает снова,
И снова в лед ‒ сияет предо мной.

Сугробы до небес. Воспоминаний
Круги. Залеплен снегом рот.
Засыпан домик, от дороги крайний,
Где много лет никто меня не ждет.

Такой огромный текст невоплощенный
В такой мороз, что лучше не гулять!
И на бумаге, памятью вощенной,
Нельзя, скользя, и слова написать.

31 августа 2013

Израильский полдень

Воздух пахнет пряно.
Лето. Ветер. Прана.

Соки стынут густо
По цветам – до хруста.

Бродят еле-еле
Люди – разомлели.

Жизненная сила
Жаром погасила
Весь дневной баланс.

Морок. Полдень. Транс.
31 мая 2014

* * *

Цвет плаща неброский и немаркий,
Времени советскому под стать,
В городском, давно ушедшем парке,
Хорошо под липами гулять.
Дождь осенний каплет на газоны,
На соцветья, падает ничком,
Жизнь в пределах достижимой зоны,
В сердце, что сравнимо с кулачком.
Маленькое сердце – счастья жалко,
Сколько тихой радости ушло!
По дорожкам городского парка,
С каруселью в виде НЛО.

17 декабря 2015

 

Триптих «РАССВЕТЫ И ЗАКАТЫ»

I

По рассвету, по закату
Каждому – сестре и брату,
Всем – родным, друзьям, знакомым,
Веткам ближним, за оконным,
 

Неба чистому планшету –
По закату, по рассвету.
Сущему – и вдох, и выдох,
Выжить чтоб в сердечных глыбах,
Ритм всеобщий уловив,
Там, где дышит Тель-Авив.
II

Вдалеке, с восходом солнца,
Лепестков любовный лепет.
Руки древнего японца
Чашу для заката лепят.

III

Даже в том, что заменили:
Нагасаки, не Киото, –
Белый цвет рассветных лилий
И заката позолота.
Лепесток медовый светел.
Дрогнула рука министра.
Передвинутая искра
И накрывший землю пепел.*

12 февраля 2016

* Военный министр США Стимсон поменял в списке целей атомной бомбардировки Киото на Нагасаки, так как когда-то провел в Киото медовый месяц.

* * *

Триптих «РЫБЫ»

I

Пробитый дубовый жбан,
Вино веками – кап, кап...
Рыба попала в капкан,
Ночной зазеркальный карп.
Вино заливает подвал,
Карп утопает в вине,
Стал он и пьян, и ал,
Неясно, по чьей вине.
И как занесло сюда
Речную случайную тварь,
И кто засветил фонарь
В глазу, где была слюда?
В какой подземной воде
Карп перепутал дверь?
Где его список потерь,
Пруд зазеркальный – где?
Чешуйки померкли враз.
Карп – он уже не карп.
Слева – колода карт.
Справа – круги от глаз.
Страшные подлецы
Сманивают простаков.
Всюду – стекло, шприцы,
Хвостики огурцов.
Видели, карп проплыл?
Слышали, как он выл?
Как же его вернуть?
Мог бы в пруду вздремнуть.

II

     Л. У.

Под шум дождя, под ветра вой –
Побудь со мной, побудь со мной,
Под это танго, этот вальс,
Мечты и страха мезальянс,
Под сложный выдуманный звук
Не отводи ни глаз, ни рук.
Не отводи в чужой стране,
Где ты не помнишь обо мне,
Где рыбы в океане бьют
Хвостами мощную волну,
Где времени железный кнут
Хлестает памяти луну.
Не вспоминай прогорклых слов!
Душа готова, как миндаль,
К улову белых быстрых снов.
Но под сомнением улов.
И рыб невоплощенных жаль.

 

III

Забытые в тайге старухи, инвалиды,
Собрать бы их в колхоз с названием «Обиды».
Они бы пели там короткие куплеты
И были бы всегда обуты и одеты.
А посреди зимы снега б сносили в глыбы,
Чтобы весной в пруды вернулись сны и рыбы.

24–25 февраля 2017

* * *

 

МОРЕ

I

Сейчас придумаю коротенький рассказ,
Открытую страницу заполняя,
И ветер за окном, и с ним как раз
Ложится на страницу даль морская.

Вот ты на палубе, печален и угрюм,
Слегка насмешлив, капельку беспечен,
Но так штормит, что лучше скрыться в трюм,
Подальше от волны. Хотя б на вечер.
Закрыться, сесть за вычищенный стол,
В стакан пустой упершись подбородком,
Не видеть, как сжимается простор,
Не слышать, как кричат в соседней лодке.

 

Но так кричат и так волна грозна,
Что никуда от бури не укрыться.

Заполнена фигурами страница:
На ней одежда Ангелов грязна.
И белоснежны их простые лица.

      12 октября 2016

 

II

Сесть в поезд и ехать вдоль моря –
Так в коконе спит шелкопряд.
Так сердце то брассом, то кролем
Проходит сквозь волны преград.
Так звонко сшибается время
С проложенных рельс прямотой.
И в кейсе подарков и премий –
Дорога вдоль моря домой.

14 мая 2017

* * *

 

Сосновый лес

Сосновый лес. Мой давний лес сосновый.
Сплошных стволов цветная вертикаль.
В иголках заблудившееся слово,
Простой и не озвученный словарь.
Сосновый лес. Мой дальний лес сосновый,
Перепоясанный тропинками судьбы.
За ним - река, потом деревья снова,
И всё так близко - пять минут ходьбы.
Чуть веет прелью от корней, грибницы -
Перебивает хвои аромат.
Скрывают между веток пышных птицы
Свой черно-белый праздничный наряд.
Мне было суждено в тебе родиться,
В твоей необозначенной стране:
Там спят незнамо как - большие птицы
При полной нависающей луне,
Там дремлет почва чутко под ногами,
Там мама навсегда следит за мной.
Там никогда не назовут врагами
Друг друга братья по любви земной.

31 августа 2017

Вот что на ферме случилось однажды:
Свиньи сожрали шедевр Караваджо.
Не поместили евреев в Уганду.
Мозг научился терпеть пропаганду.
Много случайных вещей неслучайно
Определили характер прогресса.

Легкий разведчик тропинкой из леса
Вмиг проскользнул в обиталище чайной.
Там, посидев среди трезвых и пьяниц,
Выведать смог он, в каком направленье
Движется дело ‒ и выльется в танец,
Может быть, даже в хоральное пенье...

Сколько сожрут еще свиньи шедевров,
Сколько беспамятных сгинет куда-то,
Сколько сгорающих в воздухе нервов
Демоны вырвут из тел воровато!

Невероятная морось и слякоть.
Перемешались позор и благое.
Телу травы не восстать под ногою.
Что бы сегодня воспеть и оплакать?
Господи Боже ‒ цветочную мякоть.

6 ноября 2017

* * *

СТИХИ ДЛЯ ЖЕНИ
                                           Косте Кикоину

Так было дело: иррациональное число,
Потом узнала: трансцендентное ‒
С трудом выговаривала это слово ‒
Непрерывная дробь, квадратура круга...
Весенний птенчика писк: "П-И-И" и ОН ‒
Дождь целый день, как назло,
Встреча со всеми ‒ одномоментная,
Не поймёшь, кто больше похож на друга:
Мальчик случайный или дворовый пион,
А, может, кирпичная крыша родимого крова.
Трансцендентно всегда. Даже трансцендентально.
Посмотрите у Ясперса. Лучше у Канта.

 

Математик, мальчишка, он мыслил глобально.
Двор цветы обрамляли, наподобие канта.
Никогда не была головой в математике,
Но навек заворожена формулой сущего.
Собирала открытий прижизненных фантики
И структуры внедряла меж райскими кущами.
Этот мальчик далёкий. Соседство с пионами.
Этой крыши замшелой цветные квадратики.
Эта вечная близость к азам математики ‒
В голове трансцендентной с зелёными кронами.

17 мая 2018

Мы ходили по снегу, дружили,
домой возвращались и после
встречи Нового года
жили весело и беззаботно.
Нас всегда утешала природа.
А теперь часть из нас ‒
будто в братской могиле,
как-то всё под землёй
утрамбовано плотно,
часть ‒ в другом политическом мире,
кто-то вовсе неведомо где пребывает.

Так бывает, мой друг, так бывает.
Я теперь поняла, как уходят мгновенья,
как уходят друзья, даже сын, поняла:
голоса поднимаются под купола.
Так в душе возникает высокое пенье.
Я пейзаж сохранила и в воду привычку,
дважды в воду одну не ходить никогда.
Так и плещется там, где имён перекличка,
Непрозрачная эта, большая вода.

28 августа 2018

* * *

Не грущу над забытым любовником,
То, о чём сожалею в тиши:
Почему я не стала садовником,
Там, где жил средь цветов Ци Байши?
Я не стала садовником парковым
Между грядок свободных, руин,
Где под птичьими ломкими лапками
Мир на зло и добро неделим.
Получилось ‒ так только негаданно
Окунуться в заброшенный сад,
В уходящее, с запахом ладана,

В разноцветных деревьев наряд.
Помню, мощи ‒ округлые яблоки,
Что скатились с ветвей в никуда,
Заржавелые детские грабельки
На песке у большого пруда,
Эти мощные заросли, планами
Разделившие жизнь на пласты,
Эти дали, с домишками плавными...
И расцветшие белым кусты.

22 марта 2019

* * *

     Презентация картин поэта и художника Аллы 
Липницкой

 

Видео: По этой ссылке https://youtu.be/sX2qDv_ufXw Презентация картин поэта и художника Аллы Липницкой

Фотографии и линк картин Йоси Бирнбаума

 


Обсудить на форуме

 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.