English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Мероприятия в НИЦ

Научно-
исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье»

Культурный центр
Oтдела Aбсорбции

Программа
мероприятий
Культурного центра отдела абсорбции

 

Семинары, заседания...

Презентация книги Александра Кучерского "Роман воспитания". «Александр Кучерский окончил филфак Харьковского университета. Работал как журналист и на телевидении. Печатал статьи в журнале "Вопросы литературы". В Израиле с 1990 г. С появлением школьной системы "Мофет" в начале 90-х гг. стал первым преподавателем русского языка и литературы в Иерусалимском отделении...»


Ученые Института Вейцмана на страницах трудов НИЦ «Русское еврейство в зарубежье» «Крупнейшему научному центру Израиля, получившему международное признание, Институту Вейцмана исполнилось 60 лет. В этом году славу знаменитого института приумножила Нобелевская премия по химии, присужденная профессору Аде Йонат...»


Борис Эммануилович Хесин
- Мыслитель и Борец
студент московского Геолого-разведочного института Борис Хесин. Геологи-студенты тогда носили специальную форму. «Борис Эммануилович Хесин - Мыслитель и Борец. Так современники называли второго чемпиона мира по шахматам д-ра математики Эммануила Ласкера. Когда я искал эпитеты, кратко и четко обозначающие жизненное кредо Бориса Эммануиловича, то понял, что лучше не скажешь. Действительно, и Мыслитель, и Борец, причем с большой буквы...»


 

Совместный научный семинар НИЦ «ЕРЗИ» и РДУиС «Первый после летних каникул научный семинар в Институте Вейцмана вызвал большой интерес, приехали учёные из нескольких городов нашей страны. первая часть «Из истории науки»  посвящена доктору химических наук, профессору, член-корреспонденту РАЕН Борису (Борух) Яковлевичу Каплан...». Во второй части семинара  В.Рубинштейн выступил с докладом «Медицинские аспекты памяти». и Презентация  лекции «О "хозяине" нашей психики» Вячеслава Исхаков


 

----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье» и
Дом ученых и специалистов Реховота

 

ноябрь, 2019 г.

 

Новые художественные издания из Иерусалима

2 октября 2019 года в институте Вейцмана

 

Доктор Леонид Юниверг

 

Презентации новых изданий иерусалимского издательства «Филобиблон» в Доме ученых г. Реховота давно стали доброй традицией, и я всегда с удовольствием откликаюсь на приглашения д-ра Юлии Систер на очередную осеннюю встречу. К сожалению, на этот раз, по весьма уважительной причине, она не смогла присутствовать на нашей встрече 2 октября в Институте Х. Вейцмана, но ее верный помощник Йоси Бирнбаум сумел достойно организовать эту встречу, за что я искренне благодарю его!

 

Год спустя после моего «юбилейного турне» по Москве и Петербургу, которым я отметил свою десятую поездку в Россию в 2018 г., мне вновь повезло: на этот раз конец мая – начало июня был ознаменован пятью новыми издательскими презентациями «Филобиблона».

 

Как и в прошлый приезд, все началось с ежегодной встречи с членами Национального союза библиофилов (НСБ), на этот раз состоявшейся в конце мая 2019 г. в пансионате близ подмосковного Музея-усадьбы «Остафьево»-«Русский Парнас», и вел ее председатель НСБ, известный библиофил и коллекционер Михаил Вадимович Сеславинский (он же – председатель Комитета по печати и средствам массовой коммуникации РФ), отметивший незадолго до того свое 55-летие. (Кстати, на общем собрании членов НСБ Сеславинский был вполне заслуженно удостоен высшей награды библиофильского сообщества – медали им. Н.П. Смирнова-Сокольского «за личный вклад в развитие отечественного библиофильства»). Во время встречи в Остафьево мне удалось провести первую минипрезентацию своих новых изданий перед членами НСБ, а затем были отдельные встречи с библиофилами, заинтересовавшимися этими книгами.

После возвращения в Москву начались ранее запланированные презентации. Первая из них прошла 27 мая в галерее «Открытый клуб», владельцем которой является известный галерейщик, коллекционер и библиофил Вадим Гинзбург. Акцент на этой презентации был сделан на оригинальном художественном издании стихов Екатерины Кудрявцевой «Нестишия: Монолог художника».

 

Обложка сб. Е. Кудрявцевой «Нестишия: Монолог художника» (Иерусалим- Москва, 2019)

В ней автор – профессиональная художница, выпускница Московского полиграфического института, – выступила и как иллюстратор своих верлибров, написанных без всяких знаков препинания… В ее необычных стихах и иллюстрациях прочитывается своего рода исповедь глубоко чувствующего человека. Как справедливо отметила в предисловии к сборнику филолог Лариса Заковоротная, в ее стихах «есть абсолютная точность слова. Причем точность эта обусловлена множеством эстетических граней: состояние лирического героя плюс звуковая игра, аллитерация плюс образы окружающего пространства – комнаты, сада, мастерской /…/ Образы нанизываются часто, густо, как драгоценные бусины, и каждое стихотворение – законченный узор звука и цвета». И далее: «Перед нами явная классика по стилю. Но не подражание, а следование самой глубинной сущности искусства, для которого мир – основа художественного творения. Объектом изображения у Екатерины может стать капающий кран, «осенний лист с пятнами», «черный карандаш», который «упал сквозь плетеное кресло». Но в этой неразборчивости нет и намека на нечто ориентальное, японское; это даже не ахматовское: “Когда б вы знали, из какого сора…” Это – детский взгляд художника, для которого мир и состоит из разных, без иерархии, форм, цветов, сущностей».

При подготовке сборника к печати, я попросил Катю в тексте «От автора» сделать небольшое примечание и объяснить, почему она называет свои стихи «нестишия». Катя согласилась и вот что написала:

 «Меня нередко спрашивают, почему мои стихи стали называться “нестишия”?

А было так. Один мой знакомый удивленно спросил меня: “Катя! Так ты и стихи теперь пишешь?!”. Я, торопясь, неожиданно для себя самой ответила: “Да нет, просто записываю, что приходит на ум. Это не стихи вовсе, не стихи, а нестишия!” И тут я поняла, что то, что льется мне в душу, эти потоки, так и будут называться – «Нестишия!»

Вот одно из них, завершающее сборник:

 

* * *

Суетливость бытия

островерхие макушки

круглость сосен

тихий снег

это счастье, человек?

 

В конце презентации Екатерина Кудрявцева весьма артистично прочла несколько стихотворений из своего сборника, чем доставила большое эстетическое удовольствие всем присутствовавшим на этом замечательном вечере, к тому же украшенном выставкой из ее иллюстраций, сделанных в стиле коллажа.

 

29 мая в Доме-музее Марины Цветаевой состоялась моя вторая презентация. До того я трижды выступал в этом музее с презентацией книг Сергея Эфрона «Детство» (2016), Бориса Пастернака (2017) и Марины Цветаевой (2018). Два последних сборника были проиллюстрированы молодой московской художницей Софьей Каре, а повесть С. Эфрона – графиком Ириной Дмитренко. На этот раз, в центре внимания были две книги 2019 г.: сборник стихов Анны Ахматовой «В то время я гостила на земле…» и «Остаться самим собой…» Письма Давида Самойлова к Алле Липницкой (1980 ̶ 1988).

 

 Обложка книги «“Остаться самим собой…” Письма Давида Самойлова к Алле Липницкой (1980–1988)». На ней воспроизведена работа А. Липницкой «Кольцо» (1991 г.)

Переплет сб. А. Ахматовой «В то время

я гостила на земле…» (Иерусалим, 2019)

 

 

 

 

 

 

Иллюстрация И. Дмитренко к разделу "Библейские мотивы" (сб. А. Ахматовой).

 

В небольшом сборнике А. Ахматовой, вышедшем в год 130-летия со дня ее рождения, мы с литературоведом Ириной Калинковицкой – составителем и автором послесловия к этому сборнику – попытались обратить внимание читателей на одну из важных граней личности и творчества поэта – ее сопричастности к ключевым событиям мировой культуры. Как справедливо отметила Калинковицкая: «О чём бы ни заходила речь в ее произведениях – о доисторических временах или о древнейшей истории, об античности или об эпохе Возрождения, о Древней Руси или о Новейшей истории – казалось, что она свидетельствует и вспоминает».

Бесприютность и безразличное отношение Ахматовой к собственности не позволяли ей иметь домашнюю библиотеку. Почти все книги, попадавшие в ее дом, вскоре исчезали – раздавались или раздаривались. Но, по свидетельствам Корнея Чуковского и литературоведа Лидии Гинзбург, были и исключения. К ним относились, прежде всего, Библия, «Божественная комедия» Данте и полное собрание сочинений Пушкина – они были её постоянными спутниками и собеседниками. О них, вернее о стихах, посвященных им, а также любимому Городу – Петербургу, с которым была связана вся ее жизнь, и идет речь в этом сборнике.

Это пятый сборник из необъявленной серии художественных изданий «Выдающиеся русские поэты ХХ века». И если первые четыре книги – сборники стихов И. Бродского, Б. Ахмадулиной, Б. Пастернака и М. Цветаевой – были проиллюстрированы Софьей Каре, то на этот раз, иллюстрации к нашему сборнику исполнены упоминавшейся ранее Ириной Дмитренко – тоже московской художницей.

Вот одно из стихотворений Ахматовой, открывающее раздел «Библейские мотивы»:

 

 

          МАЙСКИЙ СНЕГ

 

Прозрачная ложится пелена

На свежий дерн и незаметно тает.

Жестокая, студеная весна

Налившиеся почки убивает.

И ранней смерти так ужасен вид,

Что не могу на Божий мир глядеть я.

Во мне печаль, которой царь Давид

По-царски одарил тысячелетья.

 

 

Во встрече принял участие также научный редактор книги «“Остаться самим собой…”. Письма Давида Самойлова к Алле Липницкой (1980–1988)» московский историк и литературовед Борис Щедринский. В своём выступлении он рассказал о знакомстве в 2010 г. в Иерусалимской Русской библиотеке с поэтом и художником Аллой Липницкой, с 1995 г. живущей в г. Ришон ле-Цион. В ее архиве многие годы хранились письма к ней Давида Самойлова, написанные им в 1980-е гг., в период их активной переписки. В них, в свойственной Самойлову афористичной манере, он даёт точные характеристики тому или иному поэту, пишет о своих склонностях и симпатиях в литературе, размышляет о взаимосвязи формы и содержания стиха, говорит о поэтическом ремесле вообще.

В последующие годы, по предложению Щедринского, они с Аллой подготовили эти письма к публикации и передаче в 2017 г. в музей М. Цветаевой. В сборник, помимо 18-ти писем и открыток Д. Самойлова, вошла подборка стихов А. Липницкой, посланных ею мэтру во время их переписки. Вот одно из них, 1981 года:

 

* * *

Жизнь великая и простая

Вошла в меня понемногу.

Небо как море.

Дорога в тумане.

Живу, умирая.

Умру, оживая,

В космической жажде Ван-Гога,

Под взглядом людей Модильяни,

На гребне волны Хокусаи.

 

Кроме того, в сборник была включена поэма «Махаон», прочитанная Аллой во время ее памятной встречи с Самойловым в его московской квартире. Борис Щедринский рассказал также и о нашей совместной работе по изданию писем, отметив, в заключение, что «книга получилась интересная и замечательно оформленная».

 

З0 мая состоялась моя традиционная встреча с членами Московского клуба библиофилов (МКБ), созданного в апреле 1990 г., т.е. за полгода до моей репатриации в Израиль, а потому я, конечно, бывал на всех заседаниях нового клуба, прошедших в этот период. И вот, начиная с 2009 г., наши встречи стали ежегодными и проводились они, в основном, в помещении городской библиотеки им. Н.А. Добролюбова. Помимо ряда членов НСБ, в них участвуют и другие московские библиофилы, а также некоторые члены Секции книги Московского Дома ученых. (Кстати, в 70-е – 80-е гг. я был довольно активным участником этого сообщества и даже членом Бюро этой Секции.) Во время моих выступлений туда приходят иногда и мои бывшие однокашники по Московскому полиграфическому институту. Возглавляет клуб известный библиофил и коллекционер графики Леонард Исаакович Чертков, с которым мы знакомы лет сорок… Короче, в этой дружеской атмосфере я чувствую себя особенно комфортно и раскованно. В этой аудитории уместно прикоснуться более детально ко всяким библиофильским и издательским тонкостям, а потому я в  этот раз остановился более подробно на трех других художественных изданиях «Филобиблона», вышедших накануне моего приезда в Москву.

 

Первое из них – сборник четверостиший Омара Хайяма «Рубаи». Надо признаться, что с тех пор, как у меня появилась возможность издавать не только по заказам авторов, а по собственной инициативе, оплачивая выпуск тех или иных изданий, я мечтал о подготовке иллюстрированного издания стихов Омара Хайяма. До сих пор его стихи покоряют меня предельной краткостью, афористичностью, образностью, простотой изобразительных средств и запоминающимся ритмом. А главное – своей искренностью, глубиной и мудростью! Как мне представляется, в этих четырех строках передается основной пафос поэзии Омара Хайяма:

 

Увы, не много дней нам здесь побыть дано,

Прожить их без любви и без вина – грешно.

Не стоит размышлять, мир этот стар иль молод:

Коль суждено уйти – не все ли нам равно?

 

Познакомившись с его поэтическими шедеврами в 16 лет в переводе Осипа Румера (1883–1954) – одного из лучших переводчиков Хайяма на русский язык – мне хотелось сделать книгу избранных его переводов с иллюстрациями современного художника (как известно, большинство существующих изданий Хайяма украшены или древнеперсидскими миниатюрами, или декоративными элементами из арабского национального орнамента).

 

Примерно за год до выпуска этой книги мне, наконец, удалось найти израильского графика, согласившегося на иллюстрирование задуманного мною сборника. Это Ольга Вайшбейн, закончившая Крымское художественное училище в Симферополе, а после переезда в 1996 г. в Израиль продолжившая свое профессиональное образование в Академическом институте в Холоне по специальности «дизайн». В результате нашего сотрудничества родился цикл из 20-ти черно-белых рисунков с применением монотипии – любимой техники художницы. Вот как она сама в послесловии «О художнике» характеризует свой выбор техники для этого цикла: «Монотипия – минималистична, с одной стороны, но необычайно широка по содержанию и восприятию сюжета и формы. Черно-белые пятна, работающие на нюансах, контрастные и нежные одновременно, идеально подходят для отражения моего видения окружающего мира. Это некоторая интеракция со вселенной, ведь моя монотипия в начале процесса ложится на бумагу случайным образом и затем превращается в нечто одушевленное и осмысленное, отражающее мое нынешнее состояние и настроение.

 

Чаще всего я полностью руковожу процессом, но иногда мои произведения руководят мной. Черная тушь как бы рождает на белом листе бумаги новые существа, новую жизнь, и это волшебное чувство творения вдохновляет меня и побуждает к новым художественным поискам...»

 

Возвращаясь к переводчику Осипу Румеру, около 70-ти переводов которого вошли в описываемый сборник, хочу привести мнение о нем известного ираниста Н.Ю. Чалисовой, которая, завершая свою публичную лекцию «Как сказал Омар Хайям? (Об истории русских переводов)», и говоря о блогосфере, отражающей роль хайямовского рубаи в устной современной коммуникации, заметила: «Я когда-то, это было несколько лет назад, загуглила фразу “Как сказал ОмарХайям” и получила огромную выборку, которая касалась целого спектра этических и бытовых сюжетов, и про любовь, и про дружбу, и про политику, про постулат свободы воли, про еду и про здоровье. И чемпионские были строки Румера:

 

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало*

 

Остается добавить, что книга вышла в подарочном варианте – текст и иллюстрации отпечатаны на плотной бежевой бумаге, книжный блок заключен в переплет, и имеет ляссе (закладку) из золотистой парчовой ткани. И конечно, как почти во всех моих библиофильских изданиях, определенная их часть пронумерована и содержит приложение в виде оригинала иллюстрации или факсимильного воспроизведения рисунка на особой бумаге с подписью художника.

  

Иллюстрация О. Вайшбейн к «Рубаи» О. Хайяма.

Переплет книги Омара Хайяма «Рубаи» (Иерусалим, 2019)

 

Два других художественных издания, о которых я рассказал в МКБ, это книги для детей дошкольного возраста – одна на русском языке, а другая – на иврите, выпущенные пробным тиражом в 100 экз. Первая из них – «Ванька-встанька» Шошаны Левит – детской писательницы и иллюстратора, репатриировавшейся из Вильнюса свыше 40 лет назад и живущей в г. Реховот. Впервые эта книжка вышла на иврите в 90-е годы и с тех пор многократно переиздавалась. Мы дружим и сотрудничаем с Шошаной уже много лет и решили впервые издать эту книгу на русском языке, чтобы подарить ее русскоговорящим детям, а также их дедушкам и бабушкам, которым трудно читать на иврите.

 

Шошана Левит рассказывает о своей книге «Ванька-встанька»

Переплет книги Ш. Левит «Ванька-Встанька». (Иерусалим, 2019)

Незамысловатый сюжет книжки сводится к тому, что ее герой – маленький Ванька – не любил идти спать, а потому родителям стоило неимоверного труда и времени уложить его спать. И тут выручила бабушка: она купила внуку игрушку – пластмассового кукленка «Ваньку-встаньку». И сколько не пытался Ванька уложить своего тезку спать рядом с собой, ему это, конечно, не удавалось. И уставая от борьбы с непослушным кукленком, Ванька сам рядом засыпал, избавив родителей от столь утомительной процедуры. Замечательные иллюстрации Шошаны Левит весьма удачно дополняют сюжетные перипетии и радуют глаз не только детей, но и взрослых…

 

- 4 -

Вторая книжка, написанная на иврите и проиллюстрированная Владимиром Яковлевичем Данько (1936–2016), имеет свою особую историю издания. В. Данько – широко известный детский поэт, автор более 30-ти сборников стихов и переводов для детей дошкольного и школьного возраста, вышедших в России более чем трехмиллионным тиражом, – репатриировался в Израиль в возрасте 59-ти лет. Тем не менее, он успешно овладел ивритом, причем настолько, что начал писать на нем свои сказки для детей и сам же их иллюстрировать. Таким образом, в год 67-летия ему удалось написать и издать в израильском издательстве свою первую ивритоязычную книжку – «Ха-Цфардеа ква-ку-ка» («Лягушка Ква ку-ка»).

Незадолго до смерти он подготовил черновой макет новой детской книжки на иврите: «Буби-Дуби вэ михнасаим шело» («Буби-Дуби и его штаны»). Однако из-за плохого самочувствия не успел довести ее до конца. Фабула этой забавной сказки для малышей сводится к тому, что наивный медвежонок Буби-Дуби самоуверенно понадеялся на себя и неправильно одел подаренные ему родителями штаны. Он в одну штанину всунул две лапы, после чего начались его забавные приключения, сводившиеся поначалу к постоянным падениям. И только после дружеской помощи со стороны маленького гиппопотама, слонёнка и ослёнка, высоко подбросившего его в воздух, в результате чего штанишки сами соскочили с него, он вернулся к привычному образу жизни.

Переплет книги В. Данько «Буби-дуби и его штаны» (Иерусалим, 2019)

 

Спустя год после ухода В. Данько ко мне обратились его сын и дочь, Илья и Софья, живущие в других странах. Они захотели, в память отца, завершить подготовку его последней книги и выпустить ее в издательстве «Филобиблон». Шошана Левит, дружившая с Владимиром Яковлевичем, присоединилась к их просьбе, и я, ранее не издававший детских книг на иврите, согласился, не очень представляя, что меня ждет впереди…

** См.: https://m.polit.ru/article/2016/08/27/chalisova_lecture/

 

Как известно, в ивритском алфавите не существует гласных букв. Эти буквы заменяются особыми диактрическими знаками (точками и черточками), или огласовками – «нэкудòт». И скорее всего, каждый, кто когда-либо пробовал учить иврит знает, что огласовок в нём гораздо больше чем самих гласных звуков. Главная сложность издания детских книг, как и стихов на иврите, в том, что они должны быть огласованы, чтобы точно прочитать тексты. Вариантов огласовок, помещающихся под буквами или над ними, множество и далеко не каждый ивритоязычный израильтянин может их грамотно проставить. Пришлось прибегнуть к помощи профессионального корректора, и даже после этого Илья Данько – перфекционист по натуре – долго отслеживал и сверял возможные варианты текста и огласовок… К этому добавилась доработка иллюстраций автора, приведение их к единой цветовой гамме. Короче, подготовка к печати 24-х страниц детской книжки заняло более полугода… Это было серьезное испытание для меня, которое я с трудом, но все же выдержал. Об этом я тоже рассказал на прошедшем в МКБ заседании.

- 5 -

Две последние встречи прошли в начале июня в Московском доме А. Ахматовой и в Библиотеке искусств им. А.П. Боголюбова. И если на первой встрече, понятно, особое внимание было уделено сборнику стихов Анны Ахматовой, то на второй – на первое место вновь вышли «Нестишия» Екатерины Кудрявцевой: среди приглашенных было немало друзей и родственников Кати, не сумевших побывать в галерее «Открытый клуб». И тут Катя вновь блеснула своим даром не только поэта и художника, но и мастера художественного чтения…

 

А в эти же июньские дни на Красной площади вновь открылась очередная ежегодная книжная ярмарка, и я поспешил туда. Сначала, чтобы пройтись по многочисленным мини-ларькам региональных издательств; затем – увидеться со своим давним другом, легендарным воронежским библиофилом и краеведом Олегом Ласунским, не сумевшим приехать на встречу членов НСБ; наконец, чтобы присутствовать на награждении номинантов очередного конкурса «Лучшая книга 2018 года», где меня ждал Диплом(5-й по счету) в номинации «Лучшая книга русского зарубежного издателя». На этот раз, я получил его за издание книги В.Л. Пушкина «Опасный сосед» с блестящими иллюстрациями известного московского художника Юрия Валентиновича Иванова (1940–2019).

Так завершились мои «московские гастроли-2019».

 


 

 Краткая справка о Леониде Юниверге

 

Леонид Юниверг (Иерусалим, Израиль). Канд. историч. наук (1982), книговед, редактор, издатель. С 1976 по 1990 гг. работал научным сотрудником Отдела редких книг Библиотеки им. Ленина, где был одним из создателей Музея книги (открылся в 1983 г.).

Начиная с 1973 г. опубликовал свыше 400 работ по истории книги и книжного дела, искусству книги и музееведению в специальных и научно-популярных изданиях СССР, России, Израиля, США, Австрии, Германии и Франции. Автор монографии «Издательский мир Иосифа Кнебеля» (Иерусалим, 1997) и сб. «В книжных садах:

Статьи о книгах и журналах, издателях и коллекционерах» (Иерусалим, 2016).

Главный редактор и составитель альманахов «Иерусалимский библиофил» (1999–2015, вып. 1–5).

С 1994 по 2003 гг. работал художественным редактором «Краткой еврейской энциклопедии» (на рус. яз.).

С 1993 г. – руководитель Иерусалимского клуба библиофилов.

С 1997 г. – основатель и директор издательства «Филобиблон» (выпустил св. 200 изданий).

В Израиле – с 1990 г. Живет в Иерусалиме.  

 

     

 

Леонид Юниверг во время презентации в Реховоте

 


Обсудить на форуме

 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.