автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
Дневник
мероприятий
Архив Форум
 
Дом ученых и специалистов Реховота

РУССКИЕ ЕВРЕИ
в ГЕРМАНИИ и АВСТРИИ

Аннотации материалов 16 тома
РЕВЗ т. 16

 

 

РУССКИЕ  ЕВРЕИ в ГЕРМАНИИ и АВСТРИИ

Содержание

 

5    Предисловие. Константин Кикоин

 

9    Часть 1. XVIII век – первая треть XX века

 

10    Российские евреи в Германии и Австрии в XVIII–XIX вв., или эмиграция до эмиграции (по материалам «Еврейской энциклопедии»). Дмитрий Гузевич, Ирина Гузевич (Париж)

45    На «тропе философов»: По страницам германских дневников Аарона Штейнберга. Нелли Портнова (Иерусалим)

59    «Рассадники политической агитации…»: К истории русских академических читален в Гейдельберге и Фрайбурге. Павел Нерлер (Фрайбург)

88    Непризнанный учёный – историк С.И.Штейн (доцент, который не стал профессором). Михаил Бирман (Ашдод)

116    Русско-еврейский Берлин в «Камер-фурьерском» журнале Владислава Ходасевича. Ольга Демидова (С.-Петербург)

127    Российские ученики Э.Гуссерля из фрейбургской «Святой общины». Фрагменты переписки Д.И.Чижевского и Е.Д.Шора. Публикация Владимира Янцена (Галле, Германия)

158    Русские патриоты или еврейские националисты: Отечественное объединение русских евреев за границей» (1923–1932). Светлана Вайнштейн (Хайфа)

179    Русско-еврейский Гейдельберг. Михаил Пархомовский (Бейт-Шемеш, Израиль)

195    Евреи-организаторы и члены Союза русских юристов в Германии. Светлана Вайнштейн (Хайфа)

206    Путь ученого и правозащитника: Борис Бруцкус в Берлине (1922–1934). Виктор Каган (Иерусалим)

223    Иоффе, Рентген и другие.Константин Кикоин (Ришон-ле-Цион, Израиль)

239    «Чужак во всех лагерях»: Заметки о жизни и творчестве Григория Ландау в эмиграции. Федор Поляков (Вена)

259    Александр Кипнис – бас на все времена. Йосси Тавор (Иерусалим)

 

273    Часть 2. Вторая мировая война – начало ХХI века

 

274    Советские евреи-военнопленные в нацистских лагерях. На территории Гeрмании и Австрии. Арон Шнеер (Иерксалим)

        Русско-еврейская периодика Германии и Западной Европы (1900–2005): Промежуточные итоги.

337    «Великий еврусский» Лев Копелев. Владимир Шапиро (Холон)

352    Истинный вeнец из Восточной Европы. Йосси Тавор (Иерусалим)

364    Борис Гольдштейн: судьба виртуоза. Артур Штильман (Нью-Йорк)

387    Место и время Бориса Хазанова. Эйтан Финкельштейн (Мюнхен)

393    Научное Общество при Еврейской Общине Берлина. Виктор Майрановский (Берлин)

419    Сергей Блюмин: Металлическая пластика, акварели, масло (Австрия, Вена). Елена Ясногородская (Нью-Йорк)

433    Приложение. Воспоминания и размышления. Борис Бруцкус

448    Об авторах книги

457    Указатель имен

477    Аннотации статей книги на английском языке

485    Аннотации статей и других материалов, опубликованных в сериях книг ЕВКРЗ и РЕВЗ и содержащих сведения о русских евреях в Германии

 

Предисловие

 

Среди ближних и дальних соседей России Германия занимает исключительное место как географически, так и исторически. Германия была первой землей, увиденной россиянами в окне, которое Петр прорубил в Европу. По немецким образцам строилась Петром и его преемниками имперская бюрократия, немцы подвизались на царской службе, заполнили Академию наук, составили сословие ремесленников в столичных русских городах. Принцесса София Фредерика Августа Анхальт-Цербстская стала русской императрицей Екатериной Великой. В компании с прусскими и австрийскими властителями она разодрала на части Польско-Литовское королевство и получила в качестве трофея его восточные земли вместе с проживавшим на них многочисленным еврейским населением. Евреи, оказавшиеся в черте оседлости и ставшие подданными российской короны, попали в культурно-историческое пространство, заметно отличавшееся от того, где проживали их соплеменники, оставшиеся немецкими или австрийскими подданными. Однако, идеи «Хаскалы» постепенно проникали и в еврейские местечки, разбросанные по обширным пространствам Прибалтики, Белоруссии и Новороссии.

В XIX столетии обучение в университетах Германии и путешествия по немецким городам и весям стало обыкновением как для высших, так и для средних сословий российского общества. Эмансипированные евреи тоже придерживались этого обычая. Заметную роль в существовавших в то время связях с немецкими евреями играли поездки по коммерческим надобностям к своим соплеменникам, проживавшим в различных немецких землях. Следует упомянуть еще и связи, сохранившиеся у бывших подданных Австро-Венгерской монархии, оставшихся по российскую сторону линии раздела, со своей метрополией и ее столицей Веной.

После трех революций, приведших к крушению российской монархии и исчезновению связанной с ней культуры, начался вынужденный исход старой интеллигенции, исход, который захватил и евреев, успевших стать носителями этой культуры за недолгие десятилетия «эмансипации». Берлин был одной из первых остановок на горестном эмигрантском пути. Некоторое количество евреев, чудом избежавших гибели в пожаре Второй мировой войны, оказалось в послевоенной Германии в качестве перемещенных лиц. Когда новая империя, созданная Лениным, Троцким и Сталиным на месте старой, начала слабеть от преждевременного одряхления, часть диссидентов, раскачивавших этот «огромный, неуклюжий» корабль, была выслана за это вопреки стародавнему российскому обычаю не на восток, а на запад. Многие из этих несогласных оказилась в Германии. Доля евреев в этом течении была весьма заметной. После окончательного распада СССР Германия широко раскрыла двери для еврейской эмиграции, и через них хлынул мощный поток бывших советских граждан, внезапно откопавших свои еврейские корни. Теперь они составляют большинство в еврейской диаспоре Германии.

В 16-м выпуске серии РЕВЗ «Русские евреи в Германии и Австрии» собраны материалы, охватывающие два с половиной века истории евреев, существовавших и перемещавшихся в пространстве от Волги до Рейна. Выпуск открывается обзором биографий евреев, жизнь которых была связана с немецкоязычными территориями Европы (Германия, Австро-Венгрия и германофонные кантоны Швейцарии), составленным Д.Гузевичем и И.Гузевич по материалам Еврейской энциклопедии Брокгауза-Ефрона (1907–1913 гг.). Эти материалы позволяют получить представление о связях российских евреев и Германии в XVIII–XIX вв. Картину русско-немецких культурных связей дореволюционного периода дополняют статьи о русских библиотеках в Гейдельберге (М.Пархомовский) и Фрейбурге[1] (П.Надлер), а также обзор русско-еврейской периодики, охватывающий период от начала ХХ века до наших дней (В.Карасик).

Выпуск содержит ряд статей, посвященных еврейским общественным деятелям (работы С.Вайнштейн, Ф.Полякова), философам (Н.Портнова, В.Янцен), деятелям науки, литературы и искусства (М.Бирман, С.Демидова, В.Каган, К.Кикоин, Й.Тавор), захваченным волнами послереволюционной эмиграции. Фактическим ее центром вплоть до захвата власти в Германии нацистами был Берлин. Эти статьи вошли в первую часть тома.

Вторая часть открывается работой А.Шнеера, в которой собран впечатляющий материал о судьбе евреев-военнопленных в нацистских концентрационных лагерях. Послевоенная волна эмиграции еще не стала завершенным историческим событием в традиционном смысле слова – многие авторы и читатели РЕВЗ сами к ней принадлежат. Но время идет, и жизненный путь некоторых ярких представителей этой волны уже завершен. В данном выпуске публикуются очерки о литераторе Льве Копелеве (В.Шапиро), музыканте Борисе Гольдштейне (А.Штильман). Статьи Э.Финкельштейна, Й.Тавора, В.Майрановского могут быть отнесены к разряду хроники текущих событий.

В предыдущих выпусках серий ЕВКРЗ и РЕВЗ было опубликовано значительное количество статей, относящихся к теме «Русские евреи в Германии»[2] . Многие из этих статей охватывают тот же исторический материал, что и работы, помещенные в настоящем выпуске. Однако его составители осознают, что эта обширная тема еще далеко не исчерпана, в частности, мало рассказано о судьбах российских евреев, которые оказались в Австро-Венгрии и Австрии, и надеются, что последующие книги пополнят начатую настоящим томом серию о жизни и деятельности выходцев из России в немецкоязычных странах Европы – работы еще немало.

К.Кикоин     

------------------------------------

[1] Традиционная транслитерация слога “Hei” как “Гей” в таких именах собственных и географических названиях, как Heine (Гейне), Heidelberg (Гейдельберг), Freiburg (Фрейбург), установившаяся в XIX веке, в современном русском языке постепенно меняется на более близкую к немецкому произношению (Хайдельберг, Фрайбург). Этот процесс, по-видимому, еще не завершился, и поэтому в настоящем сборнике мы, как правило, сохраняем авторскую транслитерацию.

[2] См. раздел «Аннотации статей и других материалов, опубликованных в сериях книг ЕВКРЗ и РЕВЗ и содержащих сведения о русских евреях в Германии» в конце тома.

 

Аннотации материалов 16 тома

 

Российские евреи и Германия в XVIII–XIX вв., или эмиграция до эмиграции: по материалам “Еврейской энциклопедии”. Дмитрий Гузевич, Ирина Гузевич (Париж) С.??-??. В германоязычные государства из России на обучение ехало значительно больше евреев, чем во франкоязычные или англоязычные. Из 155 попавших на страницы Еврейской энциклопедии Брокгауза и Ефрона рекорсдменом является Берлин с его университетом, художественными и техническими учебными заведениями. Здесь получали образование или усовершенствование, а также преподавали 39 чел. (25,2%). Затем идет Вена – 16 чел., Лейпциг и Гейдельберг – по 12 чел.; 11 человек обучались в Кенигсберге; по 8 – в Мюнхене и Бреславле; 7 – в Берне; 6 – в Цюрихе; по 2 – в Карлсруэ, Иене, Бонне, Галле, Страсбурге и Геттингене. Специальности: чаще всего медицина и биология, затем юриспруденция, экономика, математика, инженерия и физика, искусство, литература и журналистика, история и теология. Проведен анализ закономерностей этой учебной миграции. В приложении – список 155 указанных персоналий с краткими данными о них.

 

На «тропе философов»: По страницам германских дневников А.Штейнберга. Неля Портнова (Иерусалим) Философ Штейнберг русскому читателю известен, гл. обр., как один из инициаторов и участников Вольфилы. Дневник, который он вел с 15-летнего возраста в течение многих десятилетий, помогает понять духовное развитие мыслителя. Во время пребывания в Германии им были заполнены четыре дневниковые книжки. Здесь и мысли о социализме в связи с революцией 1905 г., но главное – интенсивное переживание времени, каждый миг которого посвящен избраннице – «даме моего сердца – философии». Основной своей задачей он считал построение личности. Его главными целями были создание собственной системы взглядов на мир, необходимым элементом которой он считал еврейские культурные ценности, и самоусовершенствование. Штейнберг рано понял важность обогащения любой теории собственным опытом. В годы жизни в Германии сложились его взгляды на Достоевского, и работы философа о Достоевском признавались самыми значительными из всего написанного о нем в эмиграции.

 

«Рассадники политической агитации…»: К истории русских академических читален в Гейдельберге и Фрайбурге. Павел Нерлер (Фрайбург). Рассмотрены обстоятельства, приводившие к отъезду молодых евреев для учебы за границу и создания ими при университетах, в которых они учились, читален. Рассказывая о создании последних в Гейдельберге и Фрайбурге и о жизни студентов, связанной с этими общественными организациями, автор упоминает также о читальнях в Берлине, Галле, Дармштадте, Карлсруэ и Лейпциге. Жизнь всех читален закончилась с началом 1-й мировой войны. В приложении приводятся сведения о членах русской читальни при Фрайбургском университете.

 

Непризнанный учёный – историк С.И.Штейн (доцент, который не стал профессором). Михаил Бирман (Ашдод, Израиль). С.И.Штейн (1887–1951) – историк-медиевист, сотрудник издательской фирмы «Слово», основанной его приемным отцом И.В.Гессеном в 1920 г. в Берлине. В качестве помощника Гессена Штейн провел колоссальную работу по превращению черновиков воспоминаний С.Ю.Витте в знаменитый ныне трехтомник мемуаров выдающегося российского государственного деятеля и вложил огромный, оставшийся анонимным труд в подготовку 12 томов альманаха «Архив русской революции». Кроме того, он читал лекции на исторические темы в «Русском научном институте». После прихода к власти Гитлера Штейн перебрался во Францию, а в конце войны – в США. Его немногочисленные научные публикации и неопубликованные рукописи были высоко оценены выдающимися культурологами и историками П.М.Бицилли, Г.П.Федотовым, М.Блоком, А.Левилленом, но в научной литературе остались почти не замеченными.

 

Русско-еврейский Берлин в «Камер-фурьерском» журнале Ходасевича. Ольга Демидова (С.-Петербург). Недолгий (30 июня 1922 – 3 ноября 1923) берлинский период жизни поэта B.Ф.Ходасевича (1886–1939) совпал со временем расцвета русского Берлина. Литературная и издательская жизнь Берлина в этот период отражена в «Камер-фурьерском журнале» Ходасевича – дневнике, который поэт вел с первого дня эмиграции до своей последней болезни летом 1939 г. Статус самого Ходасевича, выехавшего из Советской России легально, был в то время еще неясен, в его берлинское окружение входили и старые петербургские друзья, и деятели, выдвинувшиеся в послереволюционную эпоху. Ежедневные записи в журнале связаны преимущественно с участием в писательских организациях (Дом Искусств и отделившийся от него Клуб Писателей) и с русским издательским делом в Берлине (Изд-во З.И.Гржебина).

 

Российские ученики Э.Гуссерля из фрейбургской «Святой общины». Фрагменты переписки Д.И.Чижевского и Е.Д.Шора. Публ. Владимира Янцена (Галле, Германия). Личные архивы российских учеников Э.Гуссерля хранятся при его архиве в Лейвене (Лувене, Бельгия). Философ и славист Д.Чижевский во Фрейбургском ун-те обучался в 1922-24 гг. Музыкант, искусствовед, философ Е.Шор друг В.Иванова, переводчик Н.Бердяева и В.И.Иванова на немецкий язык, с 1923 по 1930 год был постоянным слушателем Э.Гуссерля во Фрейбурге. В начале 1920-х гг. он участвовал во фрейбургском кружке «Святая община», ядро которого составляли философ Ф.Степун, музыкант, фольклорист, переводчик А.Креслинг и Д.Чижевский. Публикуемые письма дают информацию об эмигрантской жизни и философской атмосфере в странах, в которые корреспондентов забрасывала их нелегкая судьба.

 

Русско-еврейский Гейдельберг. Михаил Пархомовский (Бейт-Шемеш, Израиль). Гейдельбергский ун-т привлекал студентов из России с 1860-х гг., когда его русская колония стала также одним из основных заграничных революционных центров, во главе которого был В.Бакст, получавший от Огарева из Лондона пропагандистские тексты. Рассказывается об учившихся в этом ун-те во второй половине ХIХ и начале ХХ вв. русских евреях (около 60), оставивших след в литературе. В их числе эсер А.Гоц, историк и философ И.Клаузнер, адвокат и журналист А.Гольденвейзер, поэты О.Мандельштам Ш.Черниховский и С.Черный, шахматист А.Нимцович, философ С.Франк. В организации празднования в 1912 г. 50-летия университетской читальни им. Пирогова участвовал философ, литератор и общественный деятель А.Штеренберг, с речами выступили одессит Арнольд Зак, блестяще окончивший в Гейдельберге физический и медицинский факультеты, и Израиль Зильберман, ставший ассистентом при местном физическом ин-те.

 

Берлинский «Союз русских юристов». Светлана Вайнштейн (Хайфа). Союз русских юристов в Германии был основан осенью 1920 г. с целью оказания помощи русским юристам, бежавшим в Германию после большевистской революции. Союз активно действовал во многих областях и занимал одну из ведущих позиций в качестве защитника прав русских эмигрантов. Костяк этой организации составляли адвокаты-евреи. Из семи членов Комитета Союза евреями были пятеро, а его председателем был Б.Л.Гершон (1870–1954). Председатель Союза обладал широкими полномочиями, он давал рекомендацию, какой юридический статус присвоить тому или иному русскому эмигранту. Обращения Комитета Союза принимались во внимание и муниципальными властями. Некоторые члены Союза являлись активными членами Союза русских евреев и прилагали немало усилий для слияния еврейской эмиграции с немецким обществом, а после прихода к власти нацистов – для ее спасения.

 

«Отечественное объединение русских евреев за границей» – русские патриоты или еврейские националисты? Светлана Вайнштейн (Хайфа). Объединение было организовано в Берлине в 1923 г. Его активные участники И.М.Бикерман, Д.С.Пасманик, И.О.Левин, Г.А.Ландау, В.С.Мандель провозгласили своей целью возвращение национальной гордости и самоуважения еврейскому народу и считали необходимым сделать максимум для снятия с евреев обвинений в участии в большевистской революции. Они находили много общего между большевизмом и сионизмом. В либеральных кругах еврейской эмиграции к деятельности Объединения относились с неодобрением. В лучшем случае выступления его членов признавались неуместными в «нынешней исторической обстановке», даже, если они были правы по существу.

 

Путь ученого и правозащитника: Борис Бруцкус в Берлине (1922–1934). Виктор Каган (Иерусалим). Борис Бруцкус (1884–1938) родился в курляндском местечке Паланген (ныне курорт Паланга в Литве), получил образование в Москве, стал известным экономистом-аграрием и был выслан в Германию на «пароходе философов». В Германии он присоединился к либеральной экономической школе фон Хайека, а в 1935 году переехал в Палестину, где преподавал экономику сельского хозяйства в Еврейском университете в Иерусалиме. Описана правозащитная деятельность Бруцкуса в период его жизни в Германии и его попытки привлечь внимание международной общественности к массовым нарушениям прав человека в СССР в период раскулачивания и к репрессиям против экономистов во время «вредительских процессов» в начале 30-х годов.

 

Иоффе, Рентген и другие. Константин Кикоин (Ришон-ле-Цион). Евреи сыграли исключительно важную роль в становлении российской физики в начале ХХ в. Многие из ее основоположников учились и работали в лучших университетах Германии. А.Ф.Иоффе в 1902–1906 гг. был учеником и ассистентом первого нобелевского лауреата В.Рентгена в Мюнхене и вернулся в Россию в разгар первой русской революции. Л.И.Мандельштам учился и успешно работал в Страсбургском университете с 1899 по 1914 г в лаборатории другого нобелевского лауреата, Ф.Брауна. Он вернулся в Россию перед самым началом Первой мировой войны. Ю.Б.Румер, принадлежавший к следующему поколению российских физиков, получил именную стипендию для стажировки в Геттингенском университете (1929–1932) в период, когда под руководством М.Борна там закладывались основы квантовой механики. По истечении срока стипендии Румер возвратился в Москву. На примере биографий этих выдающихся ученых объясняются причины того, что среди еврейской интеллигенции, эмигрировавшей в Германию после Октябрьского переворота, физиков практически не было.

 

«Чужак во всех лагерях». Заметки о жизни и творчестве Григория Ландау в эмиграции. Федор Поляков (Вена). Общественный деятель, мыслитель и публицист Григорий (Гавриэль) Ландау, одаренный блестящим даром слова, учившийся в Гейдельбергском ун-те, после эмиграции в 1921 г. обосновался в Берлине и начал печатать свои статьи в газете «Руль». После гибели В.Д.Набокова, одного из основателей газеты, Ландау стал заместителем гл. ред. «Руля». Ландау в Берлине прочитал множество лекций и докладов политического, философского и эстетического содержания, например, «Религиозная проповедь Р.Роллана». Ряд выступлений был посвящен русскому еврейству: «К чему ведет еврейская колонизация в СССР?», «О национальном вопросе», «Антисемитизм в СССР», «О еврейской психике». Главный труд Ландау берлинского периода – книга «Сумерки Европы». В 1938 г. ему удалось получить визу на въезд в Латвию, тем самым избежав нацистского концлагеря, но в 1940 г. в Латвию были введены советские войска, Ландау арестовали и отправили в советский Гулаг, где он умер несколько месяцев спустя во время следствия.

 

Александр Кипнис – бас на все времена. Йосси Тавор (Иерусалим). Кипнис родился в 1891 г. в Житомире (Украина). Овдовевшая мать отдала его на обучение плотнику, а для заработка он пел в синагоге. Повзрослев, Александр стал обладателем великолепного баса. С консерваторским дипломом он отправился в Берлин, где начал занятия у учителя прославленных оперных певцов Гринзебахом. В 22 года Кипнис успешно выступал в берлинских театрах оперетты. Несмотря на начало 1-й мировой войны и интернирование, Кипнис поступил в Гамбургскую оперу и несколько месяцев спустя уже солировал в «Вольном стрелке» Вебера. Слушатели и критика настолько восхищались голосом и артистичностью певца, что его славянский акцент не замечался. После войны Кипнис выезжал на гастроли в другие страны, а в 1931 г. стал гражданином США.

 

Советские евреи-военнопленные в нацистских лагерях на территории Германии. Арон Шнеер (Иерусалим). Среди миллионов советских военнопленных было 80-85 тыс. евреев Их судьба определялась приказами немецкого командования, декларировавшими ненависть к советским политработникам и стирание граней между понятиями комиссар и еврей. Особые команды полиции проводили в лагерях для военнопленных селекцию «расово неполноценных» элементов с их последующим уничтожением. Проверки включали исследование строения черепа и формы носа. Судьбы евреев-военнопленных в лагере зависели от бывших товарищей по оружию. Выдача евреев приносила дополнительное питание или какую-то другую выгоду. Помогали в поисках евреев-военнопленных немцы Поволжья и немцы-колонисты с юга Украины. Известны случаи самоотверженного поведения солдат других национальностей по отношению к евреям. Описаны случаи спасения евреев немецкими врачами. Женщинам-военнопленным в условиях лагерной жизни было особенно тяжело от отсутствия элементарных санитарных условий. Они не раз поражали своих врагов и солагерниц духом сопротивления. После освобождения узницы столкнулись с несправедливостью, подозрением и презрением к ним, прошедшим ад немецких лагерей. Они прошли все муки и унижения во время проверок СМЕРШа в фильтрационных лагерях. Пребывание в фашистской неволе непоправимо отразилось на здоровье многих женщин. Некоторые из них были подвергнуты стерилизации. По официальным данным, среди репатриированных после войны граждан СССР насчитывалось 11 428 евреев, из них 6 666 гражданских лиц и 4 762 военнопленных.

 

Русско-еврейская периодика Германии и Западной Европы: первый век и начало второго (1900–2005) Владимир Карасик. Статья завершает многолетнюю серию работ о еврейской прессе в основном на русском языке в странах Западной Европы (РЕВЗ, тт.6, 7 и 9). В ней дается обзор еврейской периодики в Швейцарии (начало ХХ в., гл. обр., партийная периодика Бунда) и в Германии: в 1900-е/1920-е гг. и в послевоенный период – в 1960-е – 2000-е гг. Особое внимание уделяется периодике, выходящей в настоящее время в Баварии (Мюнхен, Нюрнберг). Ее описание дополнено личными впечатлениями о жизни еврейских эмигрантов из России, поселившихся в баварских городах.

 

«Великий еврусский» Лев Копелев. Владимир Шапиро (Холон). Лев Копелев (1912–1997), писатель, критик, литературовед-германист, участник Великой Отечественной войны был репрессирован в 1945 году «за пропаганду буржуазного гуманизма и сочувствие врагу» и провел в лагерях 10 лет. За активную диссидентскую деятельность был лишен советского гражданства в 1981 г. Последние 16 лет жизни провел в Германии, где выступил инициатором «Вуппертальского проекта», направленного на установление диалога российской и германской культур. Для автора статьи Копелев – друг дома, однокурсник его матери по ИФЛИ. Письма и воспоминания из семейного архива дополняют жизнеописание Копелева.

 

Истинный вeнец из Восточной Европы. Йосси Тавор (Иерусалим). Яков Аллерханд родился в 1927 г. в местечке близ Ровно. После прихода нацистов на Волынь попал в гетто, откуда ему удалось бежать. Партизаны переправили его на Большую землю, и конец войны он встретил в Узбекистане. В Европу Яков вернулся с последнем эшелоном, вывозившем польских евреев-репатриантов из СССР. Его дядя заменил ему погибших родителей и помог получить блестящее юридическое и языковое образование в Берлинском университете. Ко времени окончания университета к ивриту, идишу, латыни, русскому, польскому, немецкому, английскому и узбекскому языкам, усвоенных им в детстве и в годы скитаний, Яков прибавил турецкий и арабский. Он начал работать в Ин-те иудаики Вены, где завоевал авторитет в ортодоксальных еврейских кругах и в среде католического духовенства. Аллерханд был принят Папой, беседовал с ним по-польски и получил из его рук высокий орден. Будучи специалистом по истории еврейского народа и иудаике, он проводит в Израиле по крайней мере три-четыре месяца в году, оставаясь при этом истинным венцем и помня о своем происхождении из волынского штетла.

 

Судьба виртуоза: Борис Гольдштейн. Артур Штильман (Нью-Йорк). Скрипач Б.Гольдштейн, подвергавшийся в СССР особой дискриминации, в 1974 г. эмигрировал в Германию. Он выиграл конкурс на должность профессора Высшей музыкальной школы в Вюрцбурге, и вторая творческая жизнь выдающегося скрипача прошла исключительно плодотворно. Он выступает в лучших концертных залах Германии, Франции, Норвегии, Испании, Голландии, Швейцарии. Его педагогические качества подтвердили многочисленные ученики, одним из которых был Захар Брон – Лауреат Брюссельского конкурса 1971 г. и учитель Вадима Репина и Максима Венгерова, своего рода музыкальных «внуков» Бориса Гольдштейна. Последнее выступление Гольдштейна состоялось 17 марта 1987 года в концертном зале «Жерар Бехар» в Иерусалиме.

 

Место и время Бориса Хазанова. Эйтан Финкельштейн (Мюнхен). Борис Хазанов (наст. имя Героним Файбусович) родился в Ленинграде в 1928 г., довоенные детские годы провел в Москве. Оказавшись в эвакуации в Татарстане, он окончил там школу, в 1945 г. поступил на филологич. факультет МГУ. В 1949 г. был арестован за выпуск рукописного журнала и осужден на восемь лет лагерей. После освобождения Г.Файбусович оканчивает мединститут, становится врачом и работает по специальности до 1974 г. Став редактором журнала «Химия и жизнь», возвращается к литературе и участвует в подпольном самиздате, за участие в котором и публикацию за границей сборника статей подвергается преследованию КГБ. В 1982 г. эмигрирует в Германию. Живя в Мюнхене, Хазанов пишет литературные обозрения в немецкую прессу, часто выступает «по голосам». После развала СССР, его сочинения возвращаются на родину, печатаются в толстых журналах и выходят в ведущих столичных издательствах.

 

Научное Общество при Еврейской Общине Берлина. Виктор Майрановский (Берлин). Значительную долю среди евреев, эмигрировавших в Германию с последней волной, составляет интеллигенция с высоким образовательным уровнем. Эмигранты старше 50 лет и недостаточно владевшие немецким практически не имели шансов найти работу. Cмириться с пассивной ролью ученые не могли и начали создавать научные общества. В 1996 г. при Еврейской общине Берлина возникло первое объединение такого рода. В него входят 35 докторов и кандидатов наук. Восемь из них – профессора, некоторые являются членами российской, американской и др. академий. Только за 2005 год членами Общества опубликовано и послано в печать 18 работ. Разработки ученых Общества отмечены дипломами и медалями. Членами Общества получено 12 патентов на изобретения.

Обзор подготовила Юлия Систер    




Страница 1 из 1
  ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц     copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Редакция не несет ответственности за отзывы, оставленные посетителями под материалами, публикуемыми на сайте. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.