English   Hebrew   
автор лого - Климентий Левков
Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
Архив:

 2013 год
 2012 год
 2011 год
 2010 год
 2009 год
 2008 год
 2007 год

Мероприятия в НИЦ

Научно-
исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье»

Культурный центр
Oтдела Aбсорбции

Программа
мероприятий
Культурного центра отдела абсорбции


----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота
Научно-исследовательский центр
«Русское еврейство в зарубежье» и
Дом ученых и специалистов Реховота

 

февраль, 2015 г.

 

Евреи, говорившие только по-славянски

 

Абрам Торпусман

 

Уважаемые дважды соотечественники!

Презентация изданной в конце 2014 года книги "Кенааниты: Евреи в средневековом славянском мире" (24-й том сборника "Джуз энд славз", изд-во "Гешарим", Иерусалим - Москва; редакторы Вольф Москович, Михаил Членов, Абрам Торпусман) состоится сегодня в прославленном НИИ им. Хаима Вейцмана.

 

Перейдём к названию нашей нынешней встречи и моего сообщения. Я приехал в Израиль из Советского Союза - страны, где иностранные языки изучались отвратительно, и находился в большой группе людей, в массе говоривших только на одном и именно на славянском языке - русском (кто-то ещё и на украинском или белорусском, очень мало кто - единицы! - на идише). Но в истории нашего вечного народа был, оказывается, ещё один очень длительный период - более восьмисот лет!, - когда значительная часть народа говорила, подобно нам, на славянском языке - и только на нём! Об этом учёный мир узнал 150 лет назад, но поныне наслышаны об этнографическом феномене только немногочисленные филологи и историки, а для широкой публики славяноязычные евреи средневековья - кенааниты - остаются неизвестными.

 

Если вы мне не поверили, сейчас докажу, что это правда. Во Франции существует с ХІХ в. Общество еврейских исследований - Societe des ?tudes juives. Общество издаёт ежеквартальник "Обзор еврейских исследований" - "Revue des etudes juives". В 1921 году в 63-м томе этого издания появилась публикация А. Марморштейна "Новые сведения о Тувии бен Элиэзере" ("Nouveaux renseignements sur Tobiya ben Eliezer"). О Тувии придётся сказать несколько слов.

 

Начну с того, что верующим евреям категорически воспрещено выбрасывать свитки или бумаги, где есть какое-либо (прямое или косвенное) упоминание о Всевышнем. Поскольку таких бумаг очень много - даже в частных письмах то и дело пишут "Барух hа-Шем" - евреи потонули бы в горах бумаги, если бы в эпоху Талмуда не было принято галахическое постановление о создании в синагогах гениз - специальных хранилищ таких бумаг, вышедших из употребления. Верующие евреи относят свои архивы в синагогу, и там они содержатся в хранилищах. После заполнения генизы свитки и бумаги подлежат захоронению в земле. В некоторых местах на Земле имеются старые синагоги с генизами, хранящими иногда бесценные записи ушедших времён. Самая известная из них - гениза синагоги Эзры в Каире, построенной в ІХ в. Гениза располагалась на чердаке здания и несколько столетий использовалась как общинный архив. С середины ХVIII в. она известна исследователям, материалы из неё сейчас находятся в библиотеке Кембриджского ун-та (Англия), в Российской национальной б-ке в Петербурге и других книгохранилищах. Так вот, в ХІХ в. германский учёный Д. Кауфман опубликовал обрывки некоего документа из этой генизы, датированного 1048 годом, подписанного раввином общины г. Салоники (Греция) Тувией бен Элиэзером. Это всё, что было известно о нашем герое до публикации А. Марморштейна.

 

Данная публикация содержит другое письмо на иврите, посланное Тувией некоему раввину в Иерусалим. По мнению публикатора, оно написано раньше на 20-30 лет, чем датированный прежде документ. (Стало быть, письмо, о котором идёт сейчас речь, написано приблизительно тысячу лет тому назад). Тувия, среди прочего, сообщает в письме, что он принимал в Салониках некоего человека "ми-каhал Русия" (т.е. из общины Киевской Руси), и тот "нашёл" своего родственника из Иерусалима. (Можно полагать, он узнал в Салониках, что его родич живёт теперь в Иерусалиме). И вот киевлянин теперь собирается в Святую Землю, но это ему трудно: он не знает священного языка, но не знает также арабского и греческого. Разговаривает гость только на языке "кнаанит", ибо на нём "медабрим аншей эрец молдето" ("говорят люди его родины"). Поэтому Тувия просит своего иерусалимского корреспондента посодействовать, чтобы киевлянина сопровождали в пути из города в город и с острова на остров надёжные люди. Надо помочь, ибо "кол бейт Исраэль ахину" ("мы, весь дом Израиля, - братья"). /Приступаю к рекламе нашего сборника: в нём полностью приводится статья Марморштейна - на французском и иврите/.

 

Такой была ситуация по части владения языками у евреев Киевской Руси в начале ХІ в. - нулевая. А язык "кнаанит" - это славянский язык, на котором говорили местные жители - поляне, древляне. Теперь о том, почему язык назван " кнаанит". Ведь Кенаан (Ханаан) - библейское название Святой Земли. Какое отношение к Эрец-Исраэль имеет Киевская Русь? Придётся пояснить, что еврейские учёные люди в Средние века (и Тувия в их числе) осмысляли географию через призму Торы, подгоняя географические реалии под священные тексты. Именно так возникли географические обозначения Царфат (Франция) и Сфарад (Испания). /Можно прочесть об этом в подробностях в одной из статей Членова (по-русски) в нашем сборнике/. Царфатом и Сфарадом назывались города на Ближнем Востоке (Царфат - в Ливане, Сфарад - в Малой Азии; во времена пророка Овадии /IX в. до н. э./ в них были значительные еврейские общины). Пророк Овадия предсказал, что еврейские жители этих городов вернутся в Эрец-Исраэль во времена грядущего разгрома Эдома. В средние века учёные евреи подкрепляли мессианские надежды цитатами из книги Невиим, а неизвестные им библейские топонимы и этнонимы переосмысляли, прилагая к тем местам, где жили их современники. Эдом истолковывался ими как весь христианский мир, Царфат как Франция, а Сфарад - Испания, эти топонимы сохранились в иврите поныне. В том же пророчестве Овадии упоминаются и кенааниты, среди которых живут евреи. Раввинистические авторитеты Х - ХІ вв. решили, что кенааниты - это славяне. Этот этноним было труднее принять, чем два предыдущих, поскольку в Танахе не раз упоминается Кенаан как синоним названию Эрец-Исраэль. В одной из дошедших до нас средневековых еврейских книг - описании путешествия Биньямина Тудельского (12 в.) сделана попытка пояснить это противоречие. Подразумевается, что после завоевания Эрец-Исраэль евреями прежнее население Кенаана ушло на север и расселилось в Европе. Биньямин напоминает, что библейские кенааниты продавали своих детей в рабство. (Персонаж Кенаан в Книге Бытия - сын Хама и "раб рабов"). То же самое, уверяет Биньямин, делают и нынешние туземцы восточнее Праги. Опять-таки, придётся пояснить вещи, которые людям Средневековья были ясны как божий день, а для нас представляют туманную сферу, которую знают только историки. В средние века одной из успешнейших отраслей хозяйства была работорговля , и евреи были довольно широко в ней представлены. А обширной областью Европы, откуда поставлялись на рынок рабы, была тогда территория, населённая именно славянами, - как спустя несколько веков Чёрная Африка. В множестве языков мира - английском, немецком, испанском, и во многих других - слова "славянин" и "раб" очень созвучны, и это совсем не случайно. Христианство пришло к славянам позже, чем к другим европейцам, и это обрекло их в жертву - торговля рабами-христианами обычно запрещалась в европейских странах. Славянские племена часто воевали между собой и выставляли на рынки рабов захваченную добычу, в том числе детей. Работорговцы развозили купленных пленников по всему миру.

 

Таким образом, земли Центральной и Восточной Европы, населенные славянами, именовались в еврейских источниках Кенаан, язык (языки) славян - "кнаанит"; евреи, поселившиеся среди славян и освоившие их язык, разговаривали на "кнааните". Евреи жили общинной жизнью (религиозному еврею в ответственных молитвах необходим миньян), не зря Тувия упоминает "кеhилат Русия". Этноязыковая еврейская община в целом именуется на иврите "эда". О существовании в Средние века славяноязычной еврейской общины впервые сообщил в новое время петербургский учёный, профессор семитских языков в университете Авраам Гаркави (кстати, единственный российский еврей, добившийся до Февральской революции профессорского звания без принятия крещения). В 1865 г. в Петербурге была опубликована его небольшая книжка "Об языке евреев, живших в древнее время на Руси, и о славянских словах, встречаемых у еврейских писателей". В 1867 г. в Вильне Гаркави опубликовал еврейский вариант этой книги "hа -йеhудим ве-сфат ha-славим" ("Евреи и славянский язык")./ В нашем сборнике помещены и фотокопия книжки Гарекави, и любопытная статья (по-русски) израильской исследовательницы Дарьи Васютинской, где впервые показано, что идея книги Гаркави была подсказана ему известным караимским деятелем Авраамом Фирковичем/.

 

Важно отметить, что книга Гаркави, несмотря на сенсационный характер и на то, что факты, приведенные им, никто не опроверг, и более того, они были блестяще подтверждены, была принята западными семитологами довольно прохладно. Дело не только в том, что славяноязычная еврейская община никогда не была чересчур просвещённой и не оставила значительных культурных памятников. Причина скорее в том, что на Западе слишком хорошо знали об угнетенном положении евреев в Российской империи и сочли книгу Гаркави тенденциозной попыткой показать властям, что евреи не только населяли в древности земли Киевской Руси, но и были культурно (духовно, душевно) близки славянам. С отголосками этого мнения я столкнулся в Израиле, где виднейшие специалисты по истории евреев России - профессора Моше Альтбауэр (з"л) и Моше Альтшулер (оба из Польши), а также профессор Моше Таубе (сабра, сын выходцев из Германии) - уверены, что все работы о славяноязычных евреях Древней Руси полны натяжек и преувеличений. Характерно, что прекрасный знаток темы профессор Шмуэль Эттингер (з"л), родившийся в Киеве, так не считал. Такая тенденция - одна из причин того, что в обществе мало знают об эдат-Кенаан. Скептицизм западных гебраистов отчасти разделял и Шимон Дубнов, но это касалось лишь позднего периода существования эды, о чём скажу позже. Истины ради стоит отметить, что крупнейшие западные знатоки еврейских языков - Макс Вайнрайх, Роман Якобсон (он, правда, не совсем "западный") и Моррис Халле - признали труд Гаркави и продолжили его изыскания. /В сборнике мы поместили не публиковавшуюся ранее работу Якобсона по этой теме. Кстати,и Моше Таубе участвует в нашем сборнике/.

 

Мне пришлось сообщение о средневековых евреях, говоривших по-славянски, предварить значительным предисловием, так что на само сообщение, к сожалению, остаётся не так много времени. Но основные сведения дам, а проиллюстрирую несколькими историческими фактами, относящимися к начальному и конечному периоду бытования общины./ Кто интересуется другими подробностями, должен будет обратиться к упомянутому выше сборнику - первой за 150 лет большой книге, целиком посвящённой теме кенаанских евреев. В сборнике - большой сводный очерк профессора Михаила Членова по теме (на английском языке), две моих статьи (обе по-русски), статья профессора Вольфа Московича о следах кенаанского языка в идише (по-английски), и ещё 13 работ на русском и английском. Кроме того, во второй части сборника дана в фотокопиях хрестоматия материалов по кенаанистике за 150 лет, кончая работой современного израильского историка Александра Кулика "Евреи Древней Руси: источники и историческая реконструкция" - хрестоматия представлена преимущественно по-русски, но и на других языках - иврите, английском, немецком, французском, украинском/.

 

Итак - община кенаанитов существовала с VIII по XVII вв. новой эры (по мнению Шимона Дубнова, по ХV в.) Следы существования общины прослеживаются от Берлина (в Шпандау -одном из районов города - обнаружено еврейское кладбище XIII-XIV вв. с захоронениями людей, имена которых, наряду с основным еврейским корпусом, включают группу имён славянских, - но не немецких) - до хазарской столицы Итиль (на месте нынешней Астрахани), житель которой, еврейский секретарь хазарского царя Иосифа (Х в.), был славяноязычным и назвал Германию в письме на иврите Эрец-Немец (вместо Ашкеназ, как было принято). С севера на юг область проживания евреев-кенаанитов простирается от Вильно до Салоник. Говорилось уже, что кенааниты не были большими грамотеями. Помимо не знающего вовсе иврита киевлянина из письма Тувии, об этом свидетельствует респонс р. Хаима бен Ицхака (Махараха; конец ХІІІ в.): "Во многих общинах в Польше, на Руси и в Венгрии, где из-за нужды нет своих учёных людей, нанимают знающего человека, который становится и кантором, и наставником, и учителем для их детей". Кенаанская община исчезла не потому, что вымерла, а исключительно оттого, что учителей для своих детей брала из куда более просвещённой соседней ашкеназской эды, и дети от них выучивались идишу - более престижному языку. Когда дети вырастали, идиш оставался их языком общения, передавался детям, - так через 2-3 поколения в Чехии, Польше, позднее в Белоруссии и на Украине среди славян появились евреи, говорившие на германском этнодиалекте и зачастую уже не понимавшие соседей-славян.

 

Как возникла кенаанская еврейская эда? По этому поводу есть разногласия среди исследователей и редакторов сборника. Михаил Членов (вслед за Александром Бейдером) уверен, что существовали только Западный и Восточный Кенаан . Западный Кенаан (Чехия, Моравия, Силезия с ответвлениями в Австрию и Полабье) сформировался к ІХ в. из евреев, говоривших ранее на романском диалекте (вероятно, близком к румынскому), и осевших в Праге, ставшей крупным торговым центром после венгерского вторжения в Паннонию. Дальнейшее расселение евреев Западного Кенаана отражено, в частности, в галахическом труде Ицхака бен Моше из Вены "Ор заруа" ("Рассеиваемый свет"; ХІІІ в.) Ицхак неоднократно переводит ивритские и арамейские слова из Талмуда на славянский (есть у него в частности, записанное еврейскими буквами слово "перина"), называя его "наш язык кнаанит". Историки чешского языка очень ценят "Ор заруа" как источник по чешской лексике того времени - славянских источников той поры нет. / В нашем сборнике представлены две большие статьи группы чешских учёных, посвящённые истории кнаанита/. О кладбище в Шпандау я уже говорил. Менее ясно для Членова и Бейдера происхождение евреев Восточного Кенаана - Киевской Руси. Вероятно, среди предков восточных евреев-кенаанитов были восточные, в частности, хазароязычные евреи (об этом свидетельствует "Киевское письмо" Х века, о котором скажу позже), но наверняка и византийские. В середине ХІІІ в. с нашествием Батыя еврейские общины Киевской Руси были разгромлены, их остатки осели в Галиции и Волыни, и далее история Восточного Кенаана продолжилась в Великом княжестве Литовском (Московская Русь проживание евреев запретила). К концу ХVI в. Литва входит в состав Речи Посполитой, и Восточный Кенаан воссоединяется с частью Западного. Через сто лет - к концу XVII cтолетия - кенааниты будут полностью поглощены (абсорбированы) ашкеназами. Как раз к этому времени большие группы этих "новых ашкеназов" окажутся после разделов Польши гражданами Российской империи. Их воспоминания "предки наши разговаривали по-русски" будут многими восприниматься как "бабушкины сказки".

 

Мы забежали по времени далеко вперёд. Теперь перейду к изложению другой точки зрения о возникновении кенаанской общины. Как полагают два других редактора сборника (Вольф Москович и Абрам Торпусман; я изложил свой взгляд в статье "Где и когда возникла первая община кенаанитов?"), возникновению и Западного, и Восточного Кенаана предшествовало появление Южного Кенаана на Балканах в VII - VIII вв. н. э. К этому времени завершилось славянское "тихое" завоевание Балканского полуострова, оно было тотальным и привело, в частности, к появлению многочисленных славянских топонимов даже на юге Греции, на Пелопоннесе. Весь север Балкан, частью и центр, заговорили по-славянски; тюрки-болгары, участвовавшие в завоевании (и на каком-то этапе возглавившие его), тоже очень быстро ославянились. Как свидетельствует очень достоверный болгарский памятник "Житие Мефодия", в конце ІХ в. все жители (до единого!) вполне греческого города Салоники говорили по-славянски. Кстати, а на каком языке в начале ХІ в. салоникский раввин Тувия бен Элиэзер объяснялся в своём родном городе с невежественным киевским гостем, знавшим только кнаанит? Можете не сомневаться, на нём самом. Правда, для Тувии кнаанит непрестижен, Тувия, в отличие от более позднего венца Ицхака бен Моше, не называет его "сфатену" ("наш язык), но для меня непреложно, что в северной части Греции к тому времени уже не один век существовала славяноязычная еврейская эда, Южный Кенаан, и Тувия был её представителем. Этой эде, как и всем евреям Византии, пришлось пережить несколько волн жесточайших преследований, сопровождавшихся насильственным крещением, когда только бегство (иногда изгнание) могло предотвратить казнь или обращение в христианство. Думаю, именно тогда возникли в Киеве и Праге общины Восточного и Западного Кенаана. Есть некоторые антропонимические свидетельства этого. Так, в Российской империи зафиксированы у ашкеназских евреев и достаточно распространены фамилии Привин, Привес. Они восходят к не сохранившемуся к ХХ веку женскому имени Прива. " Прива" в болгарском, македонском и сербохорватском языках означает "первая". (У ашкеназов сохранилось имя Прима с тем же значением, но из латинского, румынского или испанского языков). Значит, евреи из Балкан участвовали в этногенезе российских ашкеназов. Да и широчайше распростанённое у евреев Украины и Белоруссии (доныне!) имя Злата (т. е. "золотая") вполне могло прийти к их предкам не в ХV в. из Праги, а гораздо раньше - из Пловдива, из Салоник или из Дубровника.

 

Данные имён и фамилий могут основательно помочь определить какие-то параметры исторических процессов и явлений. В указанном сборнике блестящим образцом такого рода является исследование Александра Бейдера (Париж) "Ономастический анализ происхождения евреев Центральной и Восточной Европы". Анализируя еврейские имена в юридических актах Великого княжества Литовского, относящиеся к ХVII в., исследователь приходит к выводу, что к тому времени ашкенизация кенаанских евреев уже завершилась (или завершалась) в Брест-Литовске, но в Гродно была ещё весьма далека от завершения. Что же касается исторических памятников, описывающих данный процесс, то в ХІХ в. были обнаружены протоколы меджибожского раввинского суда (1605 г.), в которых отмечено, что свидетель Иосеф бен Шмуэль дал показания по-славянски ("бе-лашон Русия"), но записаны они на идише, что означает: секретари суда не только знали идиш, но и хорошо понимали кнаанит. Известны также респонсы могилёвского раввина второй половины XVII в. Меира Каца, отразившие два случая, в которых персонажи, , по ожиданию раввина обязанные объясняться на нормальном еврейском языке (т. е. на идише или на иврите), прибегали неожиданно к славянской речи - кнааниту. В первом случае после свадьбы в Вильне (1665 г.) отец новобрачной жалуется - жених, надевая невесте кольцо, сказал: "Я тебе с тым мекадеш был", где только в слове "обручён" (мекадеш) использован нормативный иврит, остальное он произнёс на родном языке. В другом случае проситель возмущается, что в разводном акте город, где произошёл развод, назван Берестье, а не Бриск. Ответ раввина знаменателен: "…наши единоверцы, находящиеся среди нас, большей частью говорят на языке русском и называли тот город Брестом… Но если Бог даст, и наполнится вся земля знанием, и все будут говорить на одном языке - ашкеназском, то будут писать только Бриск". (Слова раввина однозначны: в его время НЕ ВСЕ евреи говорят на идише). Разумеется, акты евреев написаны в это время только на идише или иврите - ашкенизация завершается, но последние стоны кнаанита звучат в приведенных примерах очень убедительно - вопреки убеждению большого историка Шимона Дубнова, мнение которого мы тоже привели в хрестоматии.

 

Итак, временные параметры существования кенаанитской эды - VIII - XVII вв. н.э. Я обещал рассказать ещё о "Киевском письме" - памятнике Х в., иллюстрирующем начальный период существования Восточного Кенаана. По-моему, памятник очень интересен. Помимо прочего, к его исследованию причастны двое редакторов сборника - я и, cкорее косвенно, Михаил Членов.

 

Около тысячи ста лет тому назад одиннадцать членов иудейской общины города Киева скрепили своими подписями письмо на листе пергамента. Оно представляло собой обращение к единоверцам из других городов и стран - сделать пожертвования для выкупа одного из членов общины из долговой тюрьмы.

 

Кратко извещалось об обстоятельствах дела: Яков бар Ханука выступил гарантом своего брата, который взял в долг у иноверцев деньги или товар, отправляясь в торговую экспедицию. В дороге брата ограбили и убили разбойники, а Якова, который не смог вернуть кредиторам долг брата, местные власти заковали в кандалы и год держали в темнице, пока община не уплатила 60 монет. Якова отпустили из темницы условно, под гарантию общины: он обязан раздобыть и доставить ещё 40 монет. Авторы письма красноречиво уговаривали единоверцев поддержать традицию благотворительности и предрекали достойную награду щедрым.

 

Так называемое Киевское письмо (на древнееврейском языке) хранится ныне в библиотеке Кембриджского университета. Вместе с десятками тысяч других документов письмо изъял из Каирской генизы и доставил в 1896 году в Кембридж английский исследователь - раввин А. Шехтер. Разбирая коллекцию Шехтера (окончательно она не приведена в порядок и сегодня), американо-еврейский филолог Н. Голб в начале 1960-х гг. обнаружил небольшой (20х14см.) свиток пергамента, едва ли не самый древний в шехтеровском собрании. Исследователь сразу оценил высокое литературное совершенство письма. Но поразили его только древность документа (примерно Х век) и набор имён евреев, которые его подписали. Среди имён были заимствования из неведомых языков, некоторые из них показались Голбу тюркскими. В левом нижнем углу письма была какая-то надпись рунами - возможно, тоже тюркскими.

 

Разобрав в восьмой строке письма слово "Киев" (точнее Кийов/Киюв [קייוב] - "мы, община Кийова, сообщаем вам…"), Голб предположил, что письмо написали киевские хазары - иудейские прозелиты. В 1966 году, поделившись своим предположением с известным американо-украинским тюркологом и знатоком европейско-азиатского средневековья О. Прицаком, Голб нашёл в его лице пылкого сторонника такой точки зрения. Вскоре все нееврейские имена в письме Прицак истолковал как тюркско-хазарские. Ему удалось прочесть также руническую надпись.

 

На основании этих реконструкций Прицак выстроил оригинальную, но очень спорную картину истории средневекового Киева и Киевской Руси. (Останавливаться на ней здесь не будем - прямого отношения к нашей теме она не имеет.) В 1982 году результаты исследований Голба и Прицака были опубликованы в монографии "Khazarian Hebrew Documents of the Tenth Century".

 

Cегодня имеются уже два издания монографии "Хазарско-еврейские документы Х века" в русском переводе под научной редакцией проф. Владимира Петрухина.

 

Дальше позвольте поделиться личными воспоминаниями. В 1985 году я жил в Москве, работал старшим научным сотрудником Всесоюзной книжной палаты и ждал уже несколько лет вызова из Израиля, чтобы подать документы на выезд. Пока учил иврит в кружке Михаила Членова - одного из очень известных тогда в Москве нелегальных преподавателей. К тому времени я был также членом полуподпольной Еврейской историко-этнографической комиссии, руководившейся тем же Членовым и Игорем Крупником. Кроме нас, комиссия включала несколько человек, в их числе историка профессора Анатолия Хазанова, бывшего к тому времени " в подаче" и "в отказе".

 

На один из уроков иврита наш преподаватель принёс монографию Прицака и Голба на английском, которую незадолго до этого подарили Хазанову зарубежные коллеги, а Хазанов дал почитать Членову. Членов написал на доске на иврите текст Киевского письма, и мы, ученики, стали разбирать слова и фразы, написанные более тысячи лет назад. Когда преподаватель дошёл до подписей (письмо подписали 11 человек) и сказал, что некоторые имена имеют нееврейское происхождение, мне представилось, что одно из таких имён мне хорошо знакомо: סטטאגו очень похоже на древнерусское ГОСТЯТА, трижды встречающееся в новгородских берестяных грамотах. Я сказал об этом на уроке. Членов ответил, что исключить такое прочтение нельзя, и предложил мне написать статью с подробным обоснованием гипотезы. Через два-три месяца статья была готова, а в январе 1989 г. опубликована в сборнике работ аспирантов Ин-та этнографии АН СССР под редакцией М. Членова. К тому времени я уже год жил в Иерусалиме. Статья очень часто цитируется специалистами. Если вернуться к нашей теме, то наличие имени Гостята и других славянских имён в еврейской общине, свидетельствует о том, что в Х-м веке киевские евреи не только говорили по-славянски (вспомним не названного по имени киевлянина ХІ-го века из письма Тувии), но и были глубоко аккультурированы в славянскую среду. Это всё, что я сегодня собирался рассказать.

Абрам Торпусман
февраль, 2015 г.


Обсудить на форуме

 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц
copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.