автор лого - Климентий Левков Дом ученых и специалистов Реховота
(основан в июле 1991 года)
 
 
В Доме ученых и специалистов:
----------------
 
 
 
Дом ученых и специалистов Реховота

 

март, 2013 г.

Йоси Бирнбаум

 

Хаим Вейцман и его архив

 

Гостивших у меня в Реховоте друзей из Америки, я приглашал посетить дом-музей Хаима Вейцмана. Завершая обход музея, я обычно говорил гостям, что Вейцман был одним из отцов-основателей Государства Израиль. Чтобы доходчивей объяснить сказанное, я добавлял, что у них в Америке были Вашингтон, Джефферсон, Мэдисон, а у нас Ротшильд, Герцль, Вейцман, Жаботинский, Бен-Гурион.

 

В последнее время мне довелось побывать и даже немного поработать в небольшом, но очень гостеприимном доме, расположенном по соседству с музеем, - архиве Хаима Вейцмана. Мой путь в этот архив лежал через Дом ученых Реховота, где во время одного из мероприятий сообщили, что архиву Вейцмана требуется доброволец-переводчик с русского языка. В спешном порядке я купил и прочитал книгу воспоминаний Вейцмана "В поисках пути" и назначил встречу с директором архива Мерав Сегаль. Мерав познакомила меня с содержанием архива и его уютной библиотекой, а также с публикациями организации "Яд Хаим Вейцман", цель которой - увековечение памяти Хаима Вейцмана. В свою очередь я рассказал о Доме ученых Реховота и о себе, и мне предложили перевести с русского на иврит одно из писем архива. После того, как я справился с этой задачей, меня познакомили с Керен - сотрудницей архива, ставшей связующим звеном между мною и архивом.

 

Не будучи профессиональным переводчиком, я иногда занимался переводами, однако работа в Архиве Вейцмана привлекла меня не столько самим процессом перевода, сколько содержанием переводимых материалов. Предчувствия не обманули меня. В архиве мне довелось читать и переводить письма Хаима Вейцмана, его супруги Веры, Зеэва Жаботинского, Нахума Соколова, Марка Шагала...

 

Работа над текстами архива начинается с расшифровки почерка, временами совершенно неразборчивого, перевода отдельных фраз с латинского, французского, английского, немецкого и других языков, а иногда и обращения к историческим источникам для лучшего понимания текста или вскрытия подтекста. В качестве примера можно привести письмо сестры Хаима из Москвы, год написания которого удалось установить только благодаря книге "Моя жизнь с Вейцманом", написанной Верой Вейцман.

 

Архив Вейцмана был создан в 1950 году. Инициатором архива был сам Вейцман, а основу архива составили копии его писем, хранимых в течение нескольких десятилетий. Ведущую роль в создании архива сыграли Меир Вайсгаль, один из основателей Института имени Вейцмана в Реховоте, и Вера Вейцман. В 1955 году правительством Израиля была учреждена организация "Яд Хаим Вейцман", которая была зарегистрирована как компания, действующая в интересах общества. Дом-музей Вейцмана, обширный парк вокруг него и архив Хаима Вейцмана находятся под управлением этой организации. Со временем архив пополнился многими новыми документами, и сегодня в нем хранятся более 200 тысяч писем, документов, фотографий и других материалов. К середине 1980-х было подготовлено к печати и опубликовано почти полное издание писем Вейцмана на английском языке, а также избранное издание писем на иврите.

 

Следует отметить, что проекты организации "Яд Хаим Вейцман" не всегда получали адекватную поддержку, однако двери архива всегда были открыты для исследователей истории сионизма и истории израильской науки, и тех, кто интересовался жизнью и деятельностью первого президента Израиля.

 

В настоящее время "Яд Хаим Вейцман" поддерживается министерством культуры и спорта, Советом по увековечению памяти президентов и премьер-министров и Институтом имени Вейцмана. Согласно отчетам организации "Яд Хаим Вейцман" за 2011 год в ней работает 7 сотрудников, 37 добровольцев, включая 26 работающих в архиве, и молодежь, проходящая альтернативную гражданскую службу. Помимо текущего справочно-библиографического обслуживания архив занимался (и в 2012 году завершил) проектом компьютеризации архива и оцифровки документов, что обеспечит более быстрый доступ к его материалам.

Работники архива также принимают участие в мероприятиях, посвященных памяти Хаима Вейцмана.

Недавно исполнилось 60 лет со дня смерти первого президента Израиля. В Институте Вейцмана эту дату отметили выставкой фотографий, лекцией и премьерой новой песни "Личное обаяние", написанной на слова стихотворения Натана Альтермана. В Тель-авивском университете состоялась конференция "Вейцман: государственный деятель, ученый и политик", организованная Институтом по изучению сионизма. В январе 2013 года в Израильской академии естественных и гуманитарных наук в Иерусалиме состоялась конференция на тему "Хаим Вейцман - ученый и научно-политический деятель".

 

Нужны ли нам архивы? В дивном новом мире Олдоса Хаксли жили по формуле "история - сплошная чушь". В еврейском мире такой формулы нет. Еврейская история писалась всегда. Во времена Авраама и во времена Шимона Дубнова. Она пишется сегодня и будет писаться в будущем, но при условии, что мы будем бережно хранить наши архивы. Знание прошлого вовсе не означает слепого подражания нашим почитаемым предшественникам во всем и всегда.

Моисей кочевал по пустыне и дожидался, пока вырастет новое поколение. В Землю Обетованную вошли люди, не знавшие рабства. Однако отцы-основатели Государства Израиль предпочли немедленную репатриацию евреев диаспоры. Первыми президентами и премьер-министрами Израиля были репатрианты, родившиеся в диаспоре, и современные лидеры страны, уроженцы Израиля, могли бы у них многому научиться. Первый президент Израиля Хаим Вейцман основал научно-исследовательский институт в Реховоте и поселился в этом городе еще задолго до того, как была провозглашена независимость государства.

 

Архивы также помогают сохранить историческую правду о тех или иных событиях. Через 50 лет после оглашения Декларации Бальфура 1917 года израильский историк профессор Меир Верете опубликовал статью, в которой оспаривалась уникальная роль Вейцмана в появлении на свет этой декларации. В глазах Верете, Англия была похожа на даму, страстно желавшую, чтобы ее соблазнили сионисты. На ее пути оказался Вейцман, и она отдалась ему. С таким же успехом на ее пути мог оказаться любой другой видный сионист. Более того, согласно Верете "если бы сионизма не существовало в те годы, англичанам пришлось бы его выдумать". Исследование Верете оказало и продолжает оказывать заметное влияние на некоторых историков.

Против такой оценки роли личности в истории и, в частности, недооценки вклада Вейцмана в принятие Декларации Бальфура выступил профессор истории Брандейского университета (в настоящем профессор Чикагского университета) Бернард Вассерштейн. Успехи в науке и личное обаяние Вейцмана открыли для него двери британского правительства и Вестминстера. У него установились тесные дружеские отношения с Бальфуром, Ллойд Джорджем, Марком Сайксом. Ему удалось не только заразить британских политиков идеями сионизма, но и убедить их в нарастающем влиянии этого движения в России и Америке. Британские политики относились к Вейцману как к человеку, сосредоточившему в своих руках функции министерства иностранных дел еврейского народа, хотя тогда он не имел на это полномочий от Всемирной сионистской организации. Именно в этом Вассерштейн видит значительное достижение Вейцмана в период подготовки Декларации Бальфура. Благодаря усилиям Вейцмана Британия поверила в то, что сионизм это не только идея, но и могучая сила на международной арене, и начала проявлять интерес к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и сотрудничеству с сионистами.

 

Из материалов архива особый интерес представляют письма Хаима Вейцмана. Собрание этих писем в почти полном объеме на английском языке составляет 23 тома. Приведу здесь лишь немногие личные впечатления, штрихи к портрету Вейцмана, которые основаны на нескольких из этих писем.

 

В одиннадцатилетнем возрасте Хаим уезжает из дома в Пинск с целью продолжить учебу в реальном училище. Под впечатлением от создания сионистского движения "Ховевей Цион", ставившим своей целью переселение евреев в Эрец Исраэль, юный Вейцман пишет письмо на иврите своему бывшему учителю Шломо Соколовскому в местечко Мотоль. В письме он высказывает убеждение в том, что для спасения "наших отверженных и угнетенных, рассеянных по всем странам мира братьев" необходимо создать место, куда можно бежать от опасности. Однако ни в Америке, ни в странах Африки евреям не будет покоя, и Европа, за исключением, может быть, Англии, не сжалится над ними. Поэтому Вейцман призывает свой народ: "Подымем знамя в Сионе и вернемся в лоно своей матери, на чьих коленях мы родились... Евреи, вернемся в Сион! Давайте направимся туда".




© Архив Хаима Вейцмана, Реховот (Израиль)
Письмо Вейцмана Соколовскому.

 

Убеждение, высказанное в этом письме, руководило Вейцманом в продолжение всей его жизни, и, даже будучи сторонником компромиссов, он не поддержал Герцля в его стремлении провести в жизнь угандийский план Британии. Следует, однако, напомнить, что в какой-то момент он настолько разочаровался в политике Англии, что вынужден был обратиться за помощью к Соединенным Штатам.

 

Политические воззрения Вейцмана и его сионистская идеология окончательно сформировались в 1895-1904 годы в Германии и Швейцарии, где учились многие русские евреи. Его не увлекали идеи Троцкого и других революционеров, так как они, по его словам, с презрением смотрели "на любого еврея, которого волновала судьба его народа и воодушевляла еврейская история и традиции". Большое влияние на Вейцмана оказал Ахад-ха-Ам, для которого сионизм прежде всего означал освобождение от духовного рабства и перевоспитание еврейского народа. Вейцман глубоко уважал и чтил Герцля, но ему не нравилось отсутствие демократичности в дипломатической деятельности Герцля, к которой он относился весьма скептически. Вейцман вместе с другими молодыми сионистами основал оппозиционную Демократическую фракции в Сионистской организации, а позднее отверг план Уганды, поддерживаемый Герцлем. В своей книге Вейцман также вспоминает о разногласиях между "эмансипированными" сионистами западных стран и русскими сионистами.

Из сказанного может сложиться обманчивое впечатление, что речь идет о бескомпромиссном деятеле, ставящем под угрозу единство Сионистской организации. Однако в действительности Вейцман отличался гибкостью, готовностью к компромиссу, стремлением достичь возможное. Его письмо к Герцлю, написанное в мае 1903 года, свидетельствует о желании сблизить сионистов Запада и Востока и создать прочные связи между разными поколениями Сионистской организации. Вопреки сепаратистской направленности некоторых предложений Ахад-ха-Ама, Вейцман не намеревался отделиться от движения, руководимого Герцлем. Уже после смерти Герцля, на 8-ом Сионистском конгрессе в 1907 году была принята концепция Вейцмана о "синтетическом сионизме", которая объединила усилия сторонников "практической" и "политической" деятельности сионистов.

 

В эпилоге книги воспоминаний Хаима Вейцмана приводится полный текст его письма к президенту США Гарри Трумэну. В этом письме, написанном за день до провозглашения Государства Израиль, Вейцман отмечает, что именно принятый американским правительством курс содействовал созданию Еврейского государства, и он просит незамедлительно признать это государство. В письме также сказано, что "сейчас необходимо прекратить поиски новых решений", так как это только затруднит урегулирование арабо-еврейских отношений. Этому письму предшествовали две встречи с американским президентом, который, как и его британские коллеги, не смог устоять перед даром убеждения и личным обаянием Вейцмана. На первой встрече, состоявшейся накануне резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины, Вейцман рассказал президенту о важности Негева для Еврейского государства и добился поддержки президентом плана ООН и включения Негева в состав будущего государства. Вторая встреча состоялась 18 марта 1948 года в период, когда Британия всячески саботировала резолюцию ООН, а государственный департамент США и лично госсекретарь Джордж Маршалл противились созданию еврейского государства и пытались отложить план разделения Палестины и установить над ней международный контроль. На встрече Трумэн обещал Вейцману поддержать идею разделения, а позднее он просил передать Вейцману, что еврейское государство будет поддержано США. Соединенные Штаты стали первым государством, которое признало Израиль де-факто, причем сделало это через 11 минут после провозглашения независимости Давидом Бен-Гурионом.

 

Представленные выше штрихи к портрету Хаима Вейцмана характеризуют его сионистскую и государственную деятельность. Однако он посвятил свою жизнь сионизму и науке. Поэтому даже в этих коротких заметках нельзя не напомнить, что Вейцман является одним из основоположников науки в Эрец Исраэль, внесшим огромный вклад в основание Еврейского университета в Иерусалиме и научно-исследовательского института в Реховоте.

 

Литература

1. Х. Вейцман, В поисках пути (Trial and Error), 1949.

2. М. Верете, О декларации Бальфура и ее создателях, "Ха-Ума", № 1, 1967 (на иврите).

3. B. Wasserstein, "Chaim Weizmann and the Zionist Risorgimento" in Vision Confronts Reality: Historical Perspectives on the Contemporary Jewish Agenda / ed. Ruth Kozodoy and others, 1989.

4. Н. Злобин. Белый дом и создание государства Израиль, "Континент", № 111, 2002, http://magazines.russ.ru/continent/2002/111/zlob.html

март, 2013 г.

 

Обсудить на форуме


 

Страница 1 из 1
ГлавнаяДневник мероприятийПлан на текущий месяц   copyright © rehes.org
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник! Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.